Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Из практики угрозыска. Вина 12-летней выдержки

Кропотливая работа сыщиков, следователей, экспертов-криминалистов нередко напоминает занятие археологией либо путешествие на машине времени. Копнуть поглубже, обнаружить улику среди фактов, цифр, документов, погребенных под толщей лет, вытащить из архивов и, возможно, в сотый раз пристально посмотреть на старый вещдок... А еще, балансируя на грани реальности и мистики, пробудить тени давно минувших дней - такая задача порой стоит перед сотрудниками угрозыска, Следственного комитета, ГКСЭ и других правоохранительных структур при раскрытии преступлений прошлых лет.

Как известно, среди главных задач органов внутренних дел нашей страны - обеспечение неотвратимости наказания за злодеяния преступников.

 Планомерная масштабная кампания по раскрытию зависших на многие годы уголовных дел  - одно из приоритетных направлений, находящихся на постоянном контроле руководства Министерства внутренних дел и Следственного комитета.

Подполковник милиции Алексей Чуркин
О специфике этого вектора работы сыщиков мы беседовали с начальником отдела по раскрытию разбоев, грабежей и иных преступлений против собственности управления уголовного розыска криминальной милиции УВД Минского облисполкома Алексеем Чуркиным:

- Иногда в материалах старых дел уже содержится информация о предполагаемых преступниках. В свое время в силу чьей-то загруженности либо невнимательности версии не были отработаны должным образом. Поэтому мы порой возвращаемся к тем людям, которые проходили по делам изначально. Именно внимательность, скрупулезность, тщательный анализ ранее добытой информации позволяют найти зацепку. Благодаря постановлению МВД и СК созданы межведомственные рабочие группы, члены которых на совместных заседаниях рассматривают уголовные дела прошлых лет - тяжкие и особо тяжкие. На повестку дня выносится определенное преступление, каждый со своей стороны смотрит, какая на сегодняшний день имеется информация либо основание возобновить производство по уголовному делу, отработать новую версию или исследовать вещественные доказательства с использованием новых возможностей экспертных учреждений. Затем мы ищем след, начинаем раскрывать дело заново. Такая эффективность взаимодействия двух ведомств позволяет достичь высоких результатов в раскрытии особо тяжких преступлений прошлых лет, имевших широкий общественный резонанс.

Тому в подтверждение - рассказ подполковника милиции Чуркина о работе по одному из уголовных дел такого рода...

В январе 2006 года в доме на окраине деревни Греск Слуцкого района была убита пенсионерка Валентина Барановская. 68-летнюю сельчанку зверски избили, нанеся множество повреждений в области грудной клетки, верхних и нижних конечностей. По данным судебно-медицинской экспертизы, после нападения Валентина Федоровна еще некоторое время была жива, но, оставшись без помощи, скончалась от многочисленных ушибленных ран внутренних органов.

Для работы по раскрытию убийства в Слуцкий район прибыли сотрудники управления угрозыска областного УВД и лучшие оперативники местного РОВД. Проверкам подверглись десятки подозреваемых, опрашивались фактически все взрослые жители деревни Греск.

Жила пенсионерка одна. С супругом развелась много лет назад. Сын с семьей давно обосновался в Украине, дочь - в Солигорском районе. Ни с кем из односельчан тесных отношений женщина из-за замкнутого характера не поддерживала. В дом к себе могла пустить только очень давнего знакомца.

Алиби приходилось доказывать в первую очередь, конечно же, ранее судимым. Но сыщики на подозреваемых не давили.  Как известно, следствие прежде всего требует от оперативников материальных доказательств, а показания якобы преступника сегодня есть, а прямо завтра или через несколько месяцев в суде подозреваемый может "уйти в отказ". 

Окраина деревни Греск Слуцкого района. Здесь разыгралась драма

"12 лет назад у экспертов не было нынешних возможностей технических исследований, цепляться было не за что, - констатирует Алексей Чуркин. - К сожалению, несмотря на большой объем выполненной оперативными сотрудниками работы на первоначальном этапе расследования, преступление осталось нераскрытым".

Так кто же виновник и не совершит ли он новых убийств? На этот вопрос не было ответа, преступник все еще оставался на свободе... В прошлом году, однако, к делу об убийстве Барановской вернулась межведомственная рабочая группа центрального аппарата Следственного комитета с участием сотрудников угрозыска УВД Минского облисполкома. После тщательного анализа материалов, собранных в 2006-м, сыщики со следователями выдвинули общую приоритетную версию о совершении преступления жителем деревни Греск.

"Эта версия 12 лет назад должным образом проверена не была, - отмечает подполковник милиции Алексей Чуркин. -  Кроме того, при изучении уголовного дела установлено, что некоторые вещественные доказательства не исследовались либо подвергались неполному исследованию. По предметам одежды погибшей провели комплексную биолого-генетическую экспертизу и выявили на кофте след крови".

Дальше - дело техники: удалось установить, что обнаруженный биоматериал принадлежал 25-летнему Виталию Давидовскому - соседу потерпевшей, который буквально рос на глазах Валентины Федоровны.

Следственным и оперативным путем милиционеры изучили личность главного подозреваемого. Несколько месяцев сотрудники угро и следователи опрашивали сотни жителей Греска и близлежащих деревень, населенных пунктов, ранее судимых. Доказательства вины собирались по крупицам.

"37-летний Давидовский родом из Греска. Семья, в которой рос с двумя братьями, из числа так называемых неблагополучных, - продолжает рассказ Алексей Чуркин. - Вместе со старшим братом Виталий с детства занимался кикбоксингом. Потом начал выпивать. С 2007 года четырежды побывал на "химии" за угоны автотранспорта, кражи. Женился, развелся. Для него характерно достаточно примитивное отношение к жизни: заработал деньги на строительных шабашках, прогулял. Вс$! Жизнь удалась! Судя по всему, равнодушен к дочери. Совершенно с ребенком не общается, не стремится проявить родительскую опеку, заботу. В последнее время перед арестом обитал в Боровлянах с сожительницей - она ему под стать, ведет аморальный образ жизни".

Алексей Чуркин раскрывает некоторые детали спецоперации, не все они, что называется, для печати, но вот характерный штрих: "Брали мы его на улице при поддержке сотрудников "Алмаза". Начальник отдела угрозыска Минщины вспоминает, что поначалу подозреваемый выглядел крепким орешком: "В течение двух суток после задержания категорически отрицал причастность к совершению убийства. Занял глубокую оборону, работать нам было непросто. В ходе допроса Давидовскому были предъявлены результаты экспертизы, что и сыграло важную роль. Он, наконец, осознал: лучше идти на сотрудничество и содействовать расследованию. Написал явку с повинной, дал признательные показания".

...Смотрю видеоролик, обнародованный Следственным комитетом после допроса убийцы Валентины Барановской. Следователь дает Давидовскому для ознакомления доказательства по делу. Тот  ошеломленно почесывает ухо (психологи, кстати, утверждают, что такой жест говорит о неуверенности, желании отгородиться от слов собеседника): "Может, я что-то там не помню". Вскоре, правда, убийца соглашается нарисовать схему дома. Спустя почти 12 лет восстанавливает  на схеме обстановку в доме, какой ее зафиксировали сотрудники правоохранительных органов в январе 2006 года.


Пытаюсь представить, как все произошло в убогой хате одинокой пенсионерки... Как отработанными ударами "усмирял" детина пожилую женщину, которая когда-то в детстве угощала его яблоками. Но тогда сосед Виталик фруктов не хотел - хлопец хотел "догнаться", принятой накануне дозы явно не хватало.  "Пьяный, он шел по деревне. Стал стучать Барановской в дверь. Бабушка, вероятно, не услышала. Тогда Давидовский ударил рукой в окно и поцарапал руку, - погружает меня в подробности кошмара офицер милиции. - Пенсионерка открыла хату, по требованию налила ему стакан спиртного. Нежданный гость стал выхватывать бутылку, а старушка - выгонять его на улицу. Началось избиение несчастной, негодяй бил даже ногой. Забрав бутылку, оставил жертву лежать на полу. А капельки крови с кулака душегуба остались на кофте умирающей..." Ведал ли что творил? Помнит ли о содеянном? Давидовский признает: помнит все. Да и  комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза показала, что в момент совершения преступления он мог сознавать значение своих действий и руководить ими.

...Виталию Давидовскому было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктом 6 части 2 статьи 139 УК. В апреле приговором Минского областного суда обвиняемый признан виновным в умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима. Приговор вступил в законную силу. Таким образом, можно подводить черту под очень большим куском непутевой жизни осужденного: 12 лет он фактически провел в бегах, заглушая водкой страх перед возмездием, столько же проведет за забором с колючей проволокой. Что, такова цена бутылки дешевого вина? Тяжелейший вопрос, который наверняка будет преследовать убийцу еще долгое время...  

Фото с места преступления: пожилую женщину убили из-за бутылки!

Подполковник милиции Алексей Чуркин отмечает, что свою роль в деле Давидовского сыграл и фактор взаимодействия со спецподразделением "Алмаз":

- Мы достаточно тесно сотрудничаем с "Алмазом", ОМОНом, СОБРом. Это люди действительно прекрасно подготовленные. Как правило, задержания проходят в полном объеме тех требований, которые мы предъявляем спецназовцам. Наша оперативная задача за счет эффекта силового варианта задержания застать подозреваемого врасплох, деморализовать, чтобы он не смог на первоначальном этапе допросов или опросов сообразить, как запутать следствие или укрыть какую-то улику. Эффект, достигнутый действиями спецподразделений, позволяет нам сразу работать с задержанным в том ключе, который выгоден оперативному сотруднику. Поэтому наше взаимодействие с бойцами спецназа могу отметить только с положительной стороны. Естественно, что мы и в дальнейшем будем руководствоваться ценным опытом совместной работы с алмазовцами, собровцами и омоновцами.

Есть у этого уголовного дела еще один аспект - социальный. Ведь подобные трагедии в очередной раз напоминают о злободневной проблеме безопасности одиноко живущих пожилых сельчан. Беззащитные  старики - удобная мишень для мошенников, вымогателей и отъявленных хулиганов, уголовников, выпивох.  И только лишь милицейскими мерами сельских "рэкетиров" не угомонить. Тут нужны комплексные меры: от профилактики на местах силами не только участковых инспекторов, но и представителей сельсоветов, исполкомов, соцслужб до живого внимания односельчан к одиноким и немощным людям.  Впрочем, заверяет Алексей Чуркин, милиция делает все от нее зависящее:

- Раскрытию преступлений, жертвами которых стали пенсионеры, придается особое значение. Грабежи, разбои, совершаемые в отношении стариков в их жилище, сразу попадают под особый контроль руководства УВД. Максимально принципиально с первых моментов поступления такого тревожного сообщения начинается активная работа. Местные жители информируются, предупреждаются о возможных рисках. Мы стараемся пробудить у сельчан ответственность, желание помогать пожилым соседям. И в первую очередь призываем к осторожности и бдительности. Известно, что хулиганы, истязатели наглеют именно там, где царят равнодушие, беспечность, принцип "моя хата с краю".  

Фото Александра СТАДУБА и Следственного комитета.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи