Из плена — в новый год

Удивительная история спасения из ливийского плена белорусских врачей Сергея Здоты и Инны Бабуш

Этого рейса в минском аэропорту с волнением ждали многие, в том числе репортеры нашей газеты: поздним вечером накануне Нового года домой из плена вернулись врачи Сергей Здота и Инна Бабуш.

История этой семейной пары уже у всех на устах: с 2010 года медики работали в Ливии, а осенью 2017–го, когда их трудовые контракты закончились, специалисты решили вернуться на родину. Именно тогда ситуация пошла по сценарию психологического триллера: одна из группировок в городе Зинтан, где находились Бабуш и Здота, инкриминировала им врачебную ошибку, пытаясь любой ценой удержать высококлассных специалистов. У белорусов отобрали документы, а без них покинуть город было невозможно. Поместили под домашний арест.

фото РИА НОВОСТИ

Возвращаться на родину им помогали всем миром, но решающую роль в развязке истории сыграл лидер Чеченской Республики Рамзан Кадыров. Об этом его попросил лично президент Беларуси Александр Лукашенко во время официального визита делегации Чечни в Минск в сентябре прошлого года. Тогда Рамзан Кадыров заверил, что приложит все усилия для вызволения медиков из плена. И слово свое сдержал.

Ступив на родную землю, врачи не скрывали эмоций: наконец–то дома!

— Вы уже позвонили родным? — первый вопрос, который возник у корреспондента «СОЮЗа» при виде уставших от долгой дороги домой пассажиров вечернего рейса Москва — Минск.

Не успели... В Минск они прилетели налегке — лишь с парой небольших чемоданов и без связи. Да, до этого удалось передохнуть и выспаться в Москве и сообщить семье о прибытии в российскую столицу, но до сих пор даже самые близкие не знали, когда точно их встречать в родном Гомеле. Поэтому прежде чем спрашивать о пережитом, мы дали им свой телефон и предложили набрать знакомый номер. Долгие гудки, и, наконец, на том конце провода голос Любови Алексеевны, мамы Сергея. Прежде всего она поинтересовалась, не голодны ли Инна с Сергеем. Теперь точно все будет хорошо...

Рассказывая историю своего спасения, врачи не раз повторяют, что оказанная им помощь и чувство, что ты не один в чужой стране, — дорогого стоят. Инна вспоминает:

— Мы не знали, куда стучаться, куда обращаться и что делать. Я случайно в Интернете открыла официальный сайт Рамзана Кадырова и говорю мужу, что, наверное, стоит попробовать обратиться и туда. Он заулыбался и ничего не ответил. А потом вдруг раздался звонок, это был Лев Деньгов, непосредственный представитель Кадырова, он сказал, что будет активно принимать участие в разрешении нашего вопроса...

И все же подробности непосредственно операции по освобождению остаются тайной. Известно лишь, что в Ливии продолжают работать и другие врачи из Беларуси, Украины, но чаще всего добровольно. У наших же медиков сейчас сразу несколько предложений по работе, даже от главы Чечни. Врачи, улыбается Сергей, нужны везде, а с таким опытом — тем более.

Наш собеседник прооперировал около 8000 пациентов, в том числе с боевыми ранениями. От Инны узнаем, что история их любви началась именно в Ливии, куда они приехали на работу по государственной программе:

— Познакомились в операционной. Я ведь операционная сестра, а он врач–травматолог. Уже пять лет вместе. Понимаете, мы же все приехали на работу как медики мирных специальностей. Ехали не на войну, а просто лечить людей. Это все было на официальном уровне, проходил серьезный отбор медработников. И изначально все было просто чудесно: экзотика, Сахара... Никто не ожидал, что начнется война: первая, потом вторая...

С Рамзаном Кадыровым спасенные медики встретились в аэропорту «Внуково»
фото РИА НОВОСТИ

— У вас забрали документы. Чем это объясняли?

— Ничем. Мы для них просто иностранцы, — поясняет Инна. — Нам угрожали. При этом на территории Ливии нет ни белорусского, ни российского, ни украинского посольства. В стране гражданская война, муж работал по 24 часа в сутки...

Из аэропорта супруги отправились на железнодорожный вокзал. И уже утром поездом прибыли в Гомель, где их с нетерпением ждали родные люди.

...В голосе мамы Сергея Здоты, с которой мы разговариваем, пока супруги приходят в себя, нескрываемая радость и облегчение:

— Какая гора с плеч! Мне ведь Сережа ничего не говорил о возникших проблемах. Он трудоголик, каким был и его отец — врач–кардиолог, работавший заместителем главврача областной клинической больницы. Весь в операциях. До отъезда в Ливию сын работал травматологом в городской больнице N 4. Я знала, что в конце октября Сергей должен окончательно вернуться из Африки домой. Но в скайпе он одной строчкой отписал: мол, не может пока выехать, есть препятствия. А потом и связь пропала. Все эти месяцы я практически не спала. Ждала весточки. Неизвестность — это страшнее всего. Все–таки в Ливии война. И хотя там Сергей был очень уважаемый врач — доктор Серджио его называли, к нему съезжались со всей страны, — разве это защитит? Конечно, сын уже взрослый человек, но для меня все равно ребенок, как для любой матери. Когда он позвонил из Москвы, а потом показали сюжет по ТВ, тревога начала отпускать. Мне даже удалось перемолвиться несколькими словами с Рамзаном Кадыровым. Сказала, что думала: «Теперь вы член нашей семьи. Мне как сын». Мой материнский поклон всем, кто пришел на помощь Сергею и Инне, не оставил в беде одних в чужой стране.

Несмотря на возраст, 75–летняя Любовь Алексеевна хлопочет по дому. Из курочки — нежные котлеты, ароматные щи из свежей капусты, «наша белорусская» картошечка, по которой «дети уже соскучились». Пока старается поберечь их от звонков и визитов:

— У Сережи глаза как у совенка. Похудевший, изможденный. Вся эта ситуация очень его вымотала. Но ничего. Дома и родные стены, сами знаете, помогают. Только сказали в новостях о том, что Сергей и Инна освобождены из плена, как мне десятки звонков. Даже позвонил из Пинска его пациент, которого он оперировал восемь лет назад, просил передать самые теплые пожелания. Столько людей сопереживало, столько помогало. Поэтому и получилось все так хорошо, по–человечески, по–нашему. Не отмахнулись, хотя, по большому счету, кто им мой сын, разные люди вместе пришли на выручку.

В окружении родных Сергей и Инна потихоньку привыкают к обычной жизни. Спрашиваем, что же планируют первым делом. Супруги смеются:

— Отоспаться, сходить в парикмахерскую, подключить мобильную связь, восстановить документы. Навестить и увидеть близких. Самые простые хлопоты, но какое получаешь от них удовольствие. Пока все непривычно: тишина, спокойствие, мирные походы по магазинам. После нескольких месяцев напряжения воспринимаешь случившееся как чудо.

Ольга Пасияк

pasiyak@sb.by

Виолетта Дралюк

dralukk73@mail.ru


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
swiniopas, 71, Kustovnitsa nad Pripiat'iu
Работать на дикарей это грустная судьба беларусов. Бируля-это тоже  беларусская харошая фамилия. Встретил парочку польских врачей Бируля,  будет 30 лет тому назад.
Работали на диктатора Гадафи в Либйи, разгар  так называемой Войны Ярузельской в Польше. Госпожа-врач(женщины всегда  поумнее) сказала мужу-я в Польшу не возвращаюсь, троим детям нашим тоже  не позволю. Сбежали из Ливйи во Францию. Сегодния все детишки высоко  эдукованные, поженились, работают на Французов и живут харашо. Вот вам  урок жизни.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?