Из Беларуси в Германию и обратно

Спустя 20 лет воздушные гимнасты Городжий собираются вернуться в Минск

Спустя двадцать лет воздушные гимнасты Зоя и Владимир Городжий собираются вернуться в Минск

Беларусь подарила миру немало цирковых артистов. Уезжали они отсюда по разным причинам: кого-то не устраивали условия работы, перспективы, кого-то зарплата… Сегодня белорусский цирк известен во всем мире, его артисты постоянно получают награды на самых престижных фестивалях, иностранцы за честь считают выступать в наших программах. А что же наши соотечественники, некогда уехавшие за границу? Они возвращаются! Первыми ласточками можно считать воздушных гимнастов Зою и Владимира Городжий. Они не стали дожидаться открытия обновленного здания. Этот дуэт уже сейчас можно увидеть в программе Белгосцирка «Монте-Карло».

— Почему вы уехали из Беларуси?

Владимир: Я занимался спортивной гимнастикой с восьми лет, стал мастером спорта международного класса, закончил физкультурный институт. Зоя, кстати, тоже мастер спорта. Мы с ней одно время вместе учились в спортивном интернате. Когда получил высшее образование, остался преподавать в институте, перешел на тренерскую работу, но не переставал выступать на соревнованиях. Однажды, это было в 1989 году, к нам в гимнастический зал пришел руководитель номера «Воздушные турники» из Москвы. Посидел, посмотрел и спросил, нет ли желания поработать в цирке? Зоя тогда вела оздоровительную гимнастику в детском садике и уже была беременна. Я посоветовался с ней и отправился в Москву. В белорусском цирке мы никогда не работали.

— Почему закрепились именно в Германии?

Зоя: Все получилось случайно. Первый раз выехали туда в 1992 году. Мы с сыном всегда старались следовать за Володей. Вместе же работаем с 1995 года. Когда сын подрос, я тоже пришла в цирк. Но выступала в другом коллективе. Появилась проблема: у меня свои контракты, у мужа — свои. Я шла в цирк, чтобы быть рядом с ним, а получилась, что мы постоянно в разъездах, в разных странах. Поэтому решили сделать совместный номер. Начали ездить по Европе. Практически каждый год у нас были гастроли в Германии. Нам предложили долгосрочный контракт в этой стране, потом еще один, еще один. Работали в театрах, варьете — каждый раз в разных местах и разных городах.

— И вас никогда не звали в Беларусь? Вы не проявляли инициативу?

Зоя: Мы действительно первый раз выступаем в Беларуси. Приезжали сюда часто: здесь живет сын, родственники. В 2000 году в нашем графике появилось несколько свободных месяцев, решили обратиться в Белгосцирк. Но не застали руководство. Уехали ни с чем. А потом у нас постоянно появлялись новые контракты, и просто не было возможности здесь работать.

— И как же вы попали в программу «Монте-Карло»?

Владимир: Нам грех жаловаться: мы востребованные артисты. Но случился вынужденный простой: несколько месяцев у нас не было гастролей. Приехали в Минск, как обычно, пошли в гимнастический зал, встретили там одного артиста из Белгосцирка. Он подсказал, что в марте начинается новая программа. Мы пришли к директору Татьяне Бондарчук, показали свое видео. Нас пригласили, чему мы очень рады.

— Не появилось желания остаться здесь навсегда?

Владимир: Через несколько дней мы снова уезжаем. Этот год расписан у нас вплоть до декабря. А на следующий с удовольствием приедем в Минск на постоянное место жительства. Сейчас мы ведем переговоры. После того как будет открыто отреставрированное здание, режиссеры готовы взять нас в свои новые программы. Но мы ничего не загадываем: очень сложно все бросить в Германии. Мы мечтаем построить домик в Беларуси.

— В Европе вы наверняка зарабатывали приличные деньги. Не боитесь, что, оставшись в Минске, потеряете доход?

Владимир: Артисты цирка в большинстве своем во всем мире не очень богатые люди. Да, в Европе мы неплохо зарабатываем. Но проблема в том, что вынуждены вкладывать в творчество большие деньги. Покупаем реквизит, постоянно обновляем костюмы. Сами платим за аренду зала, уроки хореографии. Приходится оплачивать переезды. И не стоит забывать, что век артистов цирка недолог. Некоторые уходят в таксисты или еще куда-то, если не успели получить какое-то другое образование. Думаю, еще лет пять мы сможем радовать публику. Чем будем заниматься потом? Татьяна Бондарчук предложила нам передавать свой опыт в цирковой студии, которую планируют открыть после завершения ремонта. Почему бы и нет? Тем более что у нас множество нереализованных идей, мы могли бы воплотить их в жизнь со своими учениками.

— Артисты цирка любят рассказывать о том, насколько травмоопасна их работа…

Владимир: Ничего серьезного с нами не случалось. Тьфу, тьфу, тьфу. Но всякое бывало, пальцы выбивали. Обычно травмы бывают из-за халатности. Я начинал с «Воздушных турников» и там научился правильно закреплять оборудование, узнал все требования техники безопасности. Во времена СССР с этим было очень строго. На зарубежных гастролях мы сами за себя отвечаем, работодатель не несет никакой ответственности. Я делаю свою подвеску, никому это не доверяю. И, закупая тросы и остальное оборудование, слежу, чтобы оно отвечало технике безопасности, имело запас прочности. Своевременно обновляем реквизит. Хотя все равно никто не застрахован от падений и травм.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости