Исключительное сопрано

Победительница Рождественского конкурса вокалистов и триумфатор «Большая опера» Ксения Нестеренко мечтает о роли в минской постановке «Царская невеста»

Победа 21–летней Ксении Нестеренко на Минском международном Рождественском конкурсе вокалистов была если не прогнозируемой, то вполне ожидаемой. Ее трепетное сопрано покорило слушателей еще два года назад, когда молоденькая певица из Энгельса неожиданно победила в российском телевизионном проекте «Большая опера». И уже на следующий день ее мужу, солисту Саратовского театра оперы и балета Андрею Потатурину, поступил «приказ» от художественного руководства: срочно приводить супругу оформляться в театр, пока такой голос не увели Большой и «Мариинка».

— На тот момент мне было всего 19. И сразу ставка солистки! Но я согласилась не сразу: сначала мы обозначили условия, которые устроили обе стороны, и только после этого я подписала контракт. И уже спустя некоторое время дебютировала с партией Донны Анны в «Дон Жуане» Моцарта.

— О каких условиях шла речь?

— Одно из главных — отпускать меня на гастроли и конкурсы. После победы в «Большой опере» было много предложений о выступлениях, я не хотела упускать свой шанс. Художественное руководство театра, к счастью, отнеслось к моей просьбе с пониманием. Благодаря этим договоренностям я в том числе смогла приехать на конкурс в Минск. О нем, к слову, узнала все на той же «Большой опере». В 2016–м Гран–при минского конкурса выиграл мой коллега по проекту Тигран Оганян. И именно он первым сказал, что мне непременно нужно ехать в Беларусь и участвовать. Потому что этот конкурс — реальный шанс для молодых исполнителей показать себя директорам театров и лучшим импресарио. У самого Тиграна, к слову, все сложилось как нельзя лучше: после победы в Минске он стал очень востребован, получил приглашения из ведущих театров мира.

— Почему вы тогда думали целых 2 года, прежде чем отправить заявку?

— Все просто: в прошлом году я еще была не готова. Во–первых, не отдохнула после «Большой оперы». И во–вторых, было недостаточно программы. Да и уверенности, наверное, тоже. Поэтому начала готовиться, в том числе и морально. Решила, что подам заявку, как только буду готова.

В России о минском конкурсе вокалистов знают все молодые артисты. И все хотят поехать. Но одни не имеют возможности, другие — вокальных ресурсов. Если ты не уверен в том, что пройдешь дальше первого тура, то нет смысла тратить деньги на транспорт, жилье, костюмы, в конце концов. Я верила в себя и свой голос, но все равно, когда переходила из тура в тур, думала: «Ну ничего себе!» Просто понимала, что вместе со мной выступают артисты, у которых гораздо больше опыта, а значит, и шансов на победу.

— Уже решили, на что потратите 10 тысяч долларов призовых?

— Помогу маме, она по–прежнему живет в Энгельсе, это в 10 км от Саратова. Кроме того, часть денег хочу вложить в творчество. Надеюсь, наконец куплю себе электронное пианино, о котором давно мечтала. Хотя те возможности, которые дал мне конкурс в Минске как победительнице, важнее любых денег — это участие в полуфинале международного конкурса вокалистов во французском Марманде и прослушивание в труппу Немецкой оперы на Рейне. На «Большой опере», например, ничего такого не было. Из призов — статуэтка и народное признание.

— А разве победа в шоу не подразумевает, что вас с руками и ногами заберут ведущие театры России?

— Нет, конечно, это большое заблуждение. Мне поступило всего одно предложение о зачислении в труппу — из театра в Саратове, где я работаю уже 2 года.
Хотя было много концертов, в основном по России. За границу, впрочем, тоже иногда приглашают. Например, после стажировки в опере Монте–Карло мне устроили концерт в Италии — это были мои первые серьезные гастроли. В спектаклях российских театров пока не участвовала, только в концертных выступлениях. Но в любом случае все это — и приглашение в Саратовский театр, и поступление в консерваторию (сейчас я учусь на втором курсе), и моя стажировка в Монако, и концерты, и даже приезд в Минск — прямой или косвенный результат победы в «Большой опере».

Конечно, кому–то после шоу посыпались предложения спеть в спектаклях. Тот же Тигран Оганян активно выступал в разных театрах. Но я участвовала в проекте, когда мне было всего 18. У меня на тот момент не было ни одной партии, арии для проекта учила ночью. Поэтому что мне могли предложить театры? Им интересны маститые артисты с репертуаром, а не те, которые учат партии в поезде.

— Есть роль, о которой мечтаете?

— О да. Очень хочу сыграть в «Царской невесте», даже партию выучила. Знаю, что она с успехом идет в вашем Большом театре — мечтаю тут спеть. Из зарубежного очень хочется сыграть Джульетту в «Ромео и Джульетте» Шарля Гуно. Опера очень красивая, особенно когда в нее погружаешься, — у меня даже мурашки бегут. А в родном Саратовском театре скоро дают «Риголетто», с удовольствием спела бы Джильду. Хотя загруженности пока хватает. Перед праздниками отыграю детские спектакли, затем новогодний концерт, а в январе меня ждут гастроли в России и Швейцарии.

КСТАТИ

После победы в Манхэттеновском конкурсе вокалистов Ксению Нестеренко приглашали с сольным концертом в «Карнеги–холл». Но не сложилось: в то время певица проходила стажировку в опере Монте–Карло.

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи