Их возвышающий обман

Редакционный комментарий
Прошедший август, да и все лето, против обыкновения были достаточно «политизированными», несмотря на традиционные длительные каникулы. И если проанализировать политическую подоплеку произошедших летом событий, то следует оставить в стороне ситуацию в известных «горячих точках» (Ирак, Афганистан, Африка) и сосредоточиться на тенденциях, которые проявились летом в США и Европейском союзе.

Начнем с США, «отмечающих» очередную годовщину террористической атаки на Нью–Йорк. Какими бы горячими ни были вашингтонские споры относительно ведения т.н. «глобальной войны с террором», республиканцы и демократы соглашаются в одном: США в течение первой половины XXI века останутся единственной в мире сверхдержавой. При этом они исходят из таких установок. Россия, дескать, продолжит чрезмерную зависимость от своих природных ресурсов, поэтому снижение численности населения и «исламизация» регионов будут держать Москву на вторых ролях. Европейский союз, по мнению Вашингтона, слишком разобщен и не имеет возможности создать сокрушительную военную машину. Что касается Китая, то поверхностные наблюдатели утверждают, что Пекин, несмотря на декларации, ограничится региональным масштабом и продолжит алчно посматривать в направлении огромных и необжитых просторов российской Сибири.

Исходя из этих постулатов, главные американские политики полагают, что сегодняшнему миру «необходима Америка», но ежели США будут отстранены от лидерских «полномочий», то все погрузится в беспорядок и неблагополучие.

Рассматривающая эти базовые посылы американской политологии газета «Лос–Анджелес таймс» иронизирует, что если все так замечательно, то почему же США сегодня отступают на всех фронтах, а практически каждая их инициатива вызывает всплеск антиамериканизма? Даже последнее появление на публике президента Буша вызвало в Австралии столь негативный ажиотаж, что пришлось привлечь не только полицию, но и армию. Газета задается вопросом, а что если американский истеблишмент, выступающий вдохновителем гордых убеждений, не является носителем беспристрастного взгляда на ситуацию? Если мнения политиков не очищены от всякого рода имперских мистификаций? Что если политические элиты стали жертвой тех же иллюзий, какие перед Второй мировой войной питал правящий класс Великобритании, уверенный, что Британская империя есть настолько важный фактор мировой стабильности и справедливости, что выдержит любые посягательства на свою гегемонию? Осень 1939 года лишила Лондон этих иллюзий, осень 2001 года больно ударила по США.

Известный американский исследователь Дэвид Рифф убежден, что сегодняшний день дает богатые возможности для аналогий.

Тех, кто, оглядываясь назад в историю, заключает, что любая империя через какое–то время становится самовлюбленной, вряд ли можно упрекать в легкомыслии. Как британский империалист Сесиль Родс вещал о том, что британский колониализм в Африке — это «благотворительность плюс пять процентов», так и сегодня президент Буш не устает говорить об «особой миссии Америки» — нести демократию во все уголки мира. К тому же история, как подчеркивает «Лос–Анджелес таймс», наглядно демонстрирует еще одну вещь: «звездный час» империи — вещь недолгая, а со временем гегемония становится все более и более тощей. Если Римская империя продержалась более семисот лет, то Британская была империей чуть более трехсот лет в Индии и менее века — в Африке. Экономические же трудности, которые сегодня испытывает на себе Америка, указывают, что срок, отпущенный ей на «княжение», будет еще короче.

Американцы с самого детства верят в то, что их страна — исключение из всякого рода правил. В приложении к внешней политике это оборачивается, как полагает Рифф, тем, что те, кто ее делает, думают, что исторические сроки, положенные другим странам, к Америке не применимы. Поэтому к мысли о том, что первенство Америки может уже сегодня подходить к концу, американцы не предрасположены. Поскольку никто не берется отрицать, что в экономическом отношении США ждет относительный спад (хотя Америка практически наверняка останется одним из центров мировой экономики), то утверждать, что геополитика не станет, вслед за экономикой, многополярной, можно лишь на том основании, что история по каким–либо причинам не применит к Америке один из немногих своих нерушимых законов. Такая убежденность — это не убежденность аналитика. Это убежденность верующего.

Война в Ираке — следствие атаки на небоскребы — показала, что возможности военной мощи, которой Америка привыкла так гордиться и по которой, что бы ни случилось со всем остальным, она еще многие десятилетия будет оставаться безусловным лидером, на самом деле сугубо ограниченны. В наше время, когда возникает столько асимметричных угроз, военная масса быстро устаревает как способ измерения военной силы.

Точно так же, как и «политика», ставшая для США «продолжением войны», считает Дэвид Рифф.

Становится понятно, что традиционные шаги по «демократизации», которые направлены из Вашингтона в сторону Беларуси, также находятся в русле ошибочных представлений об «американской миссии». Политики и эксперты Белого дома исходят из иллюзорных представлений, поскольку им кажется, что достаточно громко, с использованием «демократической» фразеологии «нажать» на Минск, и завтра белорусское государство послушно рухнет. Во–первых, эти «установки» не подлежат серьезной критике. Во–вторых, к глубокому сожалению, но «искренний футбол» вашингтонских стратегов наряжен в очень циничную форму. Дело в том, что если посредством разных трюков власть Президента А.Лукашенко будет сломлена (что даже гипотетически сделать в обозримом будущем невозможно!), то Беларусь окажется перед вызовами и угрозами, беспрецедентными для новейшего времени. Во–первых, каждый реально мыслящий человек понимает, что правящие круги России не допустят, чтобы к власти в Минске пришли националистические либо либерально–прозападные политики. Поскольку иных политиков в Беларуси попросту нет, то Россия, естественно, пойдет на все, чтобы не допустить движения Минска в западном направлении... Аналогии? Сколько угодно: Чечня, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье. Аналогии хоть и неточные, но прозрачные... При насильственной смене власти белорусская экономика окажется в полном коллапсе, поскольку не сможет выдержать вынужденных «реформ» и ударов рынка. Не углубляясь в детали, отметим, что все это (безработица, передел собственности) непременно вызовет социальную напряженность и жестокую борьбу кланов. Вряд ли в ЕС и США найдутся силы, способные взять на «прокорм» и «успокоить» десятимиллионное население. Это все не апокалиптические картинки, а вполне прогнозируемая реальность. Принесет ли привнесенная извне «демократизация» счастье белорусам, о которых сегодня так трогательно заботятся те, кто придумывает санкции, информационные войны и иные действия, ставящие целью изменить строй? Проблематично...

Скорее всего, за политической суетой надо усматривать безответственность американских политиков, не задумывающихся о перспективах своих действий.

Все это говорится к тому, что они – политики – исходят из ошибочных представлений о роли США в современном мире. Одна из причин этого — бюрократическая убежденность, что единожды хорошо сыгранный матч больше никогда не нуждается в корректировке! Когда технология «цветных революций» победила в Белграде и Тбилиси, режиссерам и постановщикам спектаклей показалось, что теперь все пойдет как по маслу. Но что показал Бишкек? Грабежи, борьбу кланов и антиамериканизм. Что показал Киев? Карикатурные перебранки в Верховной Раде, во стократ усиливающие коррупцию и неясные перспективы для страны, которая раздирается между разными политическими доктринами. В Минске благодаря твердости властей и электоральному волеизъявлению ни «васильковые», ни тем более какие–то смехотворные «джинсовые» технологии не только не сыграли сколь–нибудь существенной роли, но в хорошем темпе оказались за обочиной общественного внимания.

Вообще, похоже, что пришло время заказывать панихиду по «цветным революциям» в любом их варианте.

Не желая согласиться с этим очевидным фактом, стратеги «демократизации» продолжают поддерживать некие абстрактные группировки, выманивая у американских налогоплательщиков суммы, которые либо оседают в польских «посреднических кошельках», либо проедаются «политиками», которые, как констатирует вся, без исключения, белорусская пресса, давно уже никого, кроме самих себя, не представляют.

Так что, соглашаясь с аналитиками, которые сегодня убеждены, что Соединенные Штаты последовательно выпадают из списка главных мировых держав, следует добавить, что наступила эра, когда Америка становится и страной–должником. По мнению «Лос–Анджелес таймс», это означает, что дни, когда она сначала диктовала миру свои правила, а потом становилась их гарантом, сочтены. Это неудивительно, идет время, меняются все мыслимые конфигурации. После Второй мировой войны было образовано немало геополитических управленческих структур. Но вот вопрос: где они? Одни попросту исчезли. Из других сыплется песок — немудрено, ведь прошло более 60 лет. Значит, с учетом многих факторов их пора менять. И прежде всего — исходя из того, что не все, что хорошо для США, — остро необходимо остальной части человечества. В бурном XX веке миру было явлено немало политических доктрин, ставивших целью «силой затянуть людей в счастье». Добром это не кончалось. Поэтому архитекторам демократизации не следует заниматься самообманом и полагать, что миропорядок будет оставаться неизменным, а в случае чего — на арену, в виде основного аргумента, выступит политика канонерок. Ушедший август и начало сентября, очередная годовщина теракта против Нью–Йорка подтвердили необходимость системной ревизии идей вчерашнего дня.

В следующем номере мы обратимся к некоторым «летним тенденциям», которые были характерны для политики Европейского союза.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Питерский белорус
Как же Вы, дорогой комментатор, и Ваши хозяева демократизации боитесь! С чего бы это?
Миха
Питербургскому... А то что происходит в Ираке -- это демократия? Чур её!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости