Чем живет одна из самых закрытых воинских частей Беларуси — репортаж

«Гроза» в надежных руках

Семь дней в неделю, 366 дней в году охраняют небо над Белорусской АЭС воины-зенитчики

РАЗМЕРЕННЫЙ ритм жизни 1146-го гвардейского зенитного ракетного полка прерывают звуки сирены: на подлете авиация противника. Солдаты, сержанты и офицеры занимают боевые посты, воинская часть за несколько минут переведена в боевую готовность. Дело за малым — распознать и ликвидировать неизвестную воздушную цель, которая вторглась в защищаемое пространство. 

Ничего уничтожать не надо: тревога учебная. В роли «чужих» летательных аппаратов выступили самолеты Як-130 одной из авиационных баз Беларуси. Самолеты шли на достаточно малых, до 100 метров, высотах и без преду­преждения, но их все равно обнаружили.

Гвардии рядовой Никита Ермак «Грозу» освоил в совершенстве.

А по-другому быть не может, ведь этот гвардейский полк создали специально для защиты воздушного пространства над БелАЭС, который укомплектован современным вооружением и техникой. Под выполнение такой серьезной задачи построили военный городок. Естественно, служат здесь только те, кто хорошо готов физически и морально.

Военнослужащие зенитного ракетного полка привыкли к постоянным проверкам уровня боевой готовности и на коллег-авиаторов за такие внеплановые «налеты» не в претензии.

Заместитель командира полка гвардии подполковник Иван ТРОЯНОВ.

— Мы должны быть готовы отра­зить каждый удар с воздуха в любое время суток. И так семь дней в неделю 366 дней в году, — объясняет заместитель командира полка гвардии подполковник Иван Троянов.

Пока не дан отбой повышенной готовности, военнослужащие продолжают выполнять боевые задачи. Расчеты зенитных ракетных комп­лексов «Тор-М2», например, мониторят обстановку и ждут появления авиации. А разведчики-наблюдатели высматривают дроны и другие беспилотники крохотных размеров, которые могли оказаться неподалеку от воинской части. Есть специа­листы, способные уничтожить эту технику в считаные секунды. Один из них — гвардии младший сержант Вадим Крышалович.

Внутри «Тора-М2»: начальник расчета гвардии старший лейтенант Денис сасим и гвардии сержант Александр бринза.

— Мое оружие — радиоэлектронное ружье «Гроза-Р2», обращаться с ним умеют все, — рассказывает срочник с мощным оружием в руках. — Оно способно вывести из строя или просто посадить на землю управляемый беспилотник на расстоянии километра. Использовать его удобно: включил, направил на цель, нажал на кнопку — и, как говорится, ваших нет.

С беспилотниками и дронами здесь не церемонятся, потому что никто не может знать, оснащен ли он простой камерой или, например, несколькими килограммами взрывчатки.

— Используя современное вооружение и технику, — продолжает гвардии подполковник Троянов, — наш полк контролирует большой участок воздушного пространства. Можем уничтожить практически любой объект, который находится на высоте от 10 до 10 тысяч метров и в радиусе 12 километров. Справимся даже со 120-миллиметровой ракетой, выпущенной из системы залпового огня «Град».

Водитель гвардии рядовой Евгений Пукшта.

Причем 12 километров — это лишь та зона, в которой эффективно ведут огонь «Торы». Но летящую в сторону атомной электростанции авиацию замечают еще за 150 километров: такие данные передает радиолокационная разведка. Поэтому к моменту появления чужих аппаратов наши военные будут, как говорится, во всеоружии.

ТЕХНИКА сложная. И, наверное, управляют ею только интеллектуа­лы. Берут ли на срочную службу людей без высшего образования? Еще как, отвечает гвардии подполковник:

— Значительная часть личного состава подразделения — выходцы из сельской местности, которые еще вчера водили трактор или занимались ремонтом сельхозтехники. Первых месяцев пребывания в полку хватает, чтобы втянуться и получить от офицеров необходимый объем знаний.

Вот один из примеров в подтверждение слов заместителя командира полка. Никита Ермак в августе прошлого года работал сварщиком в СПК «Михалишки» Островецкого района. А теперь он военнослужащий одной из частей ПВО. По учетной специальности планшетист. Показать свое рабочее место он не может: не положено по уставу. Вкратце объясняет, чем занимается:

— Составляю схему расположения самолетов и других летательных аппаратов во время их движения на специальной карте. Это нужно для того, чтобы офицеры, которые принимают ключевые решения, всегда могли оценить обстановку в воздушном пространстве.



Гвардии рядовой рассказывает: чтобы научиться, потребовался не один десяток часов теории. Это время прошло быстро и с пользой, потому что занятия захватывающие и интересные.

А трактористу-машинисту Денису Равпуку из агрогородка Ольшаны Ошмянского района доверили миссию разведчика-наблюдателя. Парня призвали в ноябре, поэтому он ни разу не был на боевом дежурстве. Но знает, что нужно делать:

— Разведчик-наблюдатель должен обладать высочайшей концент­рацией и отличным зрением. Придется стоять на посту по многу часов, поэтому тренирую внимательность, усидчивость и дисциплинированность.

Гвардии рядовой Денис Равпук.

Денис Равпук — человек интересный. Сирота, он мог не служить в Вооруженных Силах. Однако пришел в военкомат и сказал, что хочет в армию. Зачем? В планах у парня — карьера в силовых ведомствах, поэтому служба в такой элитной части только на руку.

Желающих служить именно здесь достаточно. Для военно­служащих полка созданы благоприятные условия как на службе, так и для проведения с пользой свободного времени. Новые казарма и клуб, огромный спортзал и площадка под мини-футбол, волейбол и баскетбол, библиотека с тысячами интересных книг. 

ГЛАВНАЯ гордость 1146-го полка — современные зенитные ракетные комплексы «Тор-М2». Точное их количество не называют, но уверяют: хватит для защиты АЭС. Зато разрешают посмотреть технику поближе и даже побывать внутри нее.

Гул турбины такой махины сравним со звуком двигателя самолета. А по размерам она больше танка Т-72-Б, который стоит на вооружении в сухопутных войсках. При этом гораздо маневреннее: «Тор» разгоняется до 80 километров в час и имеет запас хода в полтысячи километров. В кабине — места для трех человек и небольшой отсек, где находится аппаратура управления с десятками электронных табло, мониторов и кнопок. Все автоматизировано, участие человека сведено к минимуму — за ним остается ключевое решение об открытии огня.

Бытует мнение, что защитная оболочка современных АЭС должна выдерживать падение магистрального самолета. Так вот, для Белорусской АЭС такой сценарий невозможен в принципе. В ее окрестностях если что и упадет, так только обломки того самого самолета.

avramenko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ