Готовность номер один

Поздний лед вносит коррективы в стратегию лова

Фото Анатолия Дрибаса
Из-за климатических метаморфоз нам все чаще приходится открывать зимний сезон не с азартной ловли сбившегося в стаи полосатого хищника, а заниматься скрупулезным поиском точек, где рыба проявляет хотя бы минимальную пищевую активность. Но, как говорится, нет худа без добра. Благодаря таким вот погодным капризам на свет появилась целая тактическая схема, которой я успешно пользуюсь уже несколько сезонов подряд.

Чем глубже, тем лучше

Морозные зимы, когда первый лед вставал во второй половине ноября, сделались уже историей. В последнее десятилетие первый лед, безопасный для передвижения по нему, образуется на водоемах во второй половине декабря, а то и в январе. Так что ожидать от рыбы перволедного (в классическом понимании) поведения не приходится. Скорее всего, всякий раз нам приходится открывать сезон подледной ловли рыбы с глухозимья. И чем раньше рыболов это поймет, тем весомее окажутся его уловы.

Первым признаком наступления этой унылой поры является факт отсутствия активной рыбы на прибрежных мелководьях. Начиная со второй половины декабря, даже по открытой воде рыба потихоньку смещается поближе к своим привычным зимним стоянкам — на глубокие участки водоема с более благоприятным кислородным режимом. Да и пищевая активность ее сильно уменьшается. В глухозимье результат рыбалки от количества пробуренных лунок уже не зависит. Сейчас намного важнее знать потенциальные точки концентрации рыбы и уметь их правильно обловить. Поиск рыбы в эту пору чаще всего сводится к сверлению нескольких лунок в 2—3 метрах друг от друга. Чтобы рыба клюнула, требуется положить приманку ей “на нос”. К своему большому сожалению, разницу эту я прочувствовал не сразу.

Если позволяет время, первую половину рыбалки я чаще всего просто занимаюсь исследованием водоема. Сверлю лунки в различных местах и изучаю рельеф, стараясь примечать любую донную аномалию. Попутно стараюсь установить любой, даже едва заметный контакт с рыбой. Главное, быть внимательным и не пропустить любое прикасание рыбы к приманке — искру, из которой впоследствии можно раздуть пламя.

Результативно рыбачить начинаю во второй половине дня. Приблизительно к 14.00 настойчиво по очереди облавливаю каждую из понравившихся мне точек. И результат, как правило, не заставляет себя долго ждать. Несколько раз мне удавалось нарываться на вечерний выход рыбы, и тогда 40—50 минут я наслаждался клевом настоящих глубинных окуней весом 200—500 граммов.

В последующие выезды на водоем, особенно когда рыбалка ограничена по времени, я сразу начинаю ее с облова известных мне точек. Даже в абсолютно пустые дни, когда у других рыболовов в трофеях числились одни ерши, точки у подводных аномалий выдавали мне один-два десятка увесистых окуней.

Обычно наибольшую активность рыба проявляла с 15.00 до 17.00, когда большинство рыболовов уже покидали лед. В качестве эксперимента я несколько раз специально начинал рыбачить только с 14 часов.

Приманки и способы их презентации

Что касается приманок, то каких-либо особенных пристрастий со стороны рыбы я не заметил. Как и ожидалось, в фаворитах оказались ярко окрашенные “лесотки”, “бананы”, “нимфы” с подсадкой нескольких дисков на цевье крючка и золотистые “капли” с большим белым бисером на крючке. Зная, что каждый год, каждый новый день обязательно привносит свои коррективы в стиль проводки даже досконально изученных приманок, я всегда много экспериментирую с их презентацией. Основная цель этих экспериментов — поиск тех вариантов игры, тех мелочей, к которым рыба не сможет остаться равнодушной.

Так, наиболее удачная презентация “лесоток” в прошлом году совершенно отличалась от той, которая считалась уловистой в предыдущих зимних сезонах. Обычно коньком этой приманки считается агрессивная игра с большой частотой и амплитудой. Однако прошлой зимой лучше всего окунь реагировал на едва заметные, с медленным подъемом вверх, шевеления мормышки. Очень полезным оказывалось в самом начале каждой проводки несколько раз ударить мормышкой по дну, а потом выдержать паузу 3—4 секунды.

Если лед вставал во второй половине декабря, даже на первых рыбалках, когда о дефиците кислорода в воде не могло быть и речи, окунь атаковал приманку крайне не решительно. И результативную подсечку очень редко удается сделать с первого раза. Если подсечка оказывается неудачной или рыба просто обозначает свое присутствие, чтобы “оживить” лунку, я часто кладу мормышку на дно и не трогаю ее 1—2 минуты. После такой продолжительной паузы поклевка, как правило, происходит, едва приманка отрывается от грунта.

Иногда расшевелить рыбу удается лишь после замены цвета приманки. И в этом случае сильно выручал набор одинаковых по массе и размерам, но разных по цвету мормышек. Например, перестал окунь клевать на зеленую мормышку — меняешь ее на такую же по форме и размеру приманку, только золотистую, и получаешь еще несколько поклевок. Иногда мы с товарищем, который в этом сезоне остается верен золотистой “капле”, применяли тактику попеременного облова лунок разными приманками. Как только товарищ покидал очередную лунку, я опускал в нее свою приманку. Прием этот оказался удачным, и зачастую молчавшие до этого лунки оживали.

Для “нимфы” лучшей оказалась проводка в стиле а-ля балансир. В самом начале я просто несколько секунд шевелю приманкой у самого дна. Если поклевка не происходит, приманка приподнимается на 5—7 см выше и снова несколько секунд плавно шевелится в этом горизонте. Еще подъем — и снова шевеление на одной высоте. Кстати, такую проводку “нимфы” очень полюбили молодые судачки, которые часто клевали вместо окуня. Однако ввиду недостаточного размера после фотосессии все они были отпущены.

А еще в прошлом сезоне я заметил особенную тягу рыбы к всяческим хитрым штучкам в конце проводки. Например, часто окунь решался на поклевку лишь после того как в самой верхней точке я сознательно немного увеличивал или уменьшал темп колебаний или вообще на несколько секунд обрывал игру, после которой следовала подсечка и окунь садился на крючок “за галстук”.
А как там бель?

Если лед встает ближе к Новому году, то можно рассчитывать и на неплохие уловы белой рыбы, в основном плотвы. Вот только выходы ее на кормежку случаются не так часто, как у окуня, и точки концентрации еще более компактные. По этой причине специальные выезды за плотвой или подлещиком я делать бы не советовал, а вот в качестве приятного прилова такая рыбалка очень интересна.

Чаще всего я нарывался на белую рыбу недалеко от излюбленных окуневых возвышенностей. В окуневых лунках иногда поклевывали разнокалиберная плотва, подъязки и подлещики. В отличие от “полосатых” поклевка той же плотвы всегда более четкая. И на крючок эта рыба садится более уверенно, чем окунь. Хотя и приманки, и стиль игры ими ничем не отличались. Несколько раз я пробовал предложить плотве ее любимую, по прошлым годам, темно-коричневую “лесотку”, но она предпочитала клевать на точно такую же по форме, но зеленую с красным брюшком мормышку. Так что впоследствии эксперименты с подбором цвета приманки “под плотву” я решил на время прекратить.

В общем, не бойтесь экспериментировать, подмечайте мелкие нюансы, которые другие рыболовы часто оставляют без внимания, и тогда, я уверен, глухозимье не покажется вам таким уж скучным.
Николай ЛИННИК

infong@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости