Минск
+6 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

По следу сгоревшей иномарки

Гостья из прошлого

(Часть ІІ. Окончание)

Прежде чем завершить этот рассказ с детективным содержанием, напомню первую его часть. Было начало осени, когда в один из ее красивых дней ко мне пришел сосед Генрих и сообщил, что в час дня на нашем кладбище будут хоронить Тимофея. Генрих — большой любитель конспирологии и любой житейской истории пытается придать некоторую загадочность. Вот и сейчас он вполголоса сообщил, что накануне видел Алину. Ее мать, Тарасиху, Тимофей в свое время сбил насмерть, будучи пьяным за рулем. Свой срок он отсидел в колонии полностью, но в родные края не вернулся, а стал жить в соседнем городке. Поговаривали, что ранее несколько раз Тимофея видели у Тарасихи, и потому не исключено, что дочь Алину она родила именно от него. Теперь у Генриха было две версии. По первой выходило, что Алина знала, что Тимофей ее отец, и приехала тихонько с ним проститься. Вторая версия была более крутой. Возможно, когда-то Алина дала себе слово отомстить за мать и теперь приложила руку к уходу в мир иной ее убийцы. Ведь поговаривали и сейчас, что Тимофей был слаб после операции и вряд ли сам пустил газ от плиты в квартиру.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

Обычно к конспирологическим размышлениям соседа я отношусь скептически, но на этот раз заинтересовался этими догадками или, вернее, предположениями. Что-то в них действительно было. Потому и пошел на похороны. Тогда и заметил в стороне от кладбища новенький «Вольво» и женщину в нем, в темных очках и с косынкой на голове. Так оживали обе версии Генриха. Тогда я почувствовал, что мне придется погрузиться в эту историю более полно.

Через два дня ко мне на усадьбу, выйдя из «Лексуса» с российскими номерами, зашли двое. Леонида Алексеевича я знал по тому времени, когда руководил отделом журналистских расследований в одном из крупных изданий. Тогда я написал о нем удачный очерк. Сейчас рядом был его российский коллега, показавший мне удостоверение сотрудника одной из спецслужб. Гостей интересовало, не увидел ли я чего-нибудь необычного во время похорон Тимофея. Тогда я и рассказал о «Вольво» и незнакомке в нем. По рассказам гостей я понял, что, скорее всего, это была Алина и что она действительно птица высокого полета, раз ею интересуются такие профессионалы.

Я попросил их тоже поделиться информацией и узнал, что из этих мест «Вольво» направился в Россию, но уже после пересечения границы иномарку нашли сгоревшей. Были в ней останки женщины.

Гости уехали. С Леонидом мы договорились продолжить общение по этой теме. Я обещал ему, что добьюсь у его начальства разрешения на публикацию этой истории, если в ней появятся новые интересные детали.

Я завершал свое пребывание в этих тихих краях, когда на телефоне высветился номер Леонида. Он сказал, что хотел бы, если можно, в грядущие выходные дни приехать ко мне порыбачить и поискать в лесу свои любимые грибы — зеленки. Для них сейчас самое время. Разумеется, я не возражал, догадываясь, что давний приятель наверняка поведает мне что-либо интересное и по той истории с похоронами Тимофея.

— Как же здорово у вас здесь, — произнес Леонид, делая разминку после долгой дороги за рулем.

Я помог приятелю выгрузить его рыбацкие снасти, и вскоре мы уже сидели в беседке за легким вином и закуской.

— На рыбалку мы еще успеем, — сказал я гостю. — А пока подтверди мое предположение о том, что в сгоревшей иномарке, о которой рассказывал в прошлый раз твой спутник, нашли останки не Алины, а, скорее всего, другой женщины.

— С вами неинтересно, — шутливо заметил Леонид. — Обо всем уже догадываетесь наперед.

— Да нет же, — заторопился я разубедить собеседника. — Очень даже хочу услышать новости от тебя.

Я предложил Леониду общаться со мной на «ты», но у него это не получалось. Ну и ладно. В конце концов, я постарше его и по-житейски опытнее.

Гость рассказал мне и в самом деле многое из того, о чем я догадывался, размышляя об этой истории. Но важными оказались как раз именно детали. Хотя, разумеется, даже мой приятель вряд ли посвящен именно в наиболее значимые детали, если предположить, что эта женщина — в прошлом Алина — сейчас работает на Интерпол. Ну а те события развивались следующим образом…

Тогда Алина (будем продолжать называть ее именно так) приехала в Прибалтику и сдала местным пограничникам и таможенникам крупный канал наркотрафика из одной из Скандинавских стран. Как и откуда туда поступал товар, оставим за скобкой. Однако произошла утечка, и на след Алины вышла мафиозная структура, владевшая этим каналом трафика. Ставки были большими, и за девушкой началась охота. Между тем, похоже, она об этом не подозревала и решила попутно заняться личными делами.

— Так она оказалась на кладбище, — осторожно перебил я Леонида.

— Вот именно. Скорее всего, она хотела все же наконец встретиться с Тимофеем и окончательно выяснить их родственные отношения.

— Но к его смерти она отношения не имеет, — продолжил я.

— Верно, — ответил Леонид. — Когда она приехала в райцентр, чтобы предварительно навести справки о Тимофее, узнала о его смерти. То есть опоздала.

— Вы установили, чьих это рук дело? — спросил я.

— Установили. За ним ухаживала соседка. Он был совсем слаб после операции, и она его опекала. Когда после той же операции узнала, что его жизни ничего не угрожает, то решила сама организовать его кончину, чтобы поскорее завладеть уже переписанной на нее квартирой Тимофея. Предполагалось, что там затем будет жить семья ее младшего сына. Соседка сделала все вроде бы грамотно, но сами знаете: улики вскрываются неожиданно для тех, кто пытается их скрыть…

Я старался больше не перебивать собеседника, и он рассказал, что уже с первых километров на границе с Россией за Алиной началась слежка. Не знаю, как все происходило в точности, но «Вольво» остановили и посадили за руль одну из курьеров, от которой мафиозная структура решила избавиться. Машину подожгли, а похищенную Алину увезли на конспиративную квартиру в Подмосковье. Знаю, что каким-то образом девушке удалось перехитрить своих опекунов, пытавшихся перевербовать ее на свою сторону. И она убежала. Теперь она была на стороне российских спецслужб. Проблемы уехать в Европу для дальнейшей работы в Интерполе, если эта информация верна, уже не было.

— И все же зачем она приехала на кладбище? — продолжал я размышлять вслух.

— Возможно, для того, чтобы запомнить точное место захоронения, — предположил Леонид. — А может, уже заметила какую-то слежку за собой и пыталась запутать следы…

В воскресный полдень мой гость уже собрался в дорогу. Я помогал ему укладывать вещи и налил в термос душистого чая, а в пакет завернул бутерброды. Леониду понравилось его времяпрепровождение, и он с мягкой улыбкой поинтересовался, может ли еще рассчитывать на такую встречу. Конечно, ответ мой был положительным.

Когда уезжают гости, всегда в этой глуши чувствуешь себя первое время как-то сиротливо. Мне же такое одиночество нравится. Вот и сейчас я думал о том, что в нынешней жизни так причудливо переплелись добро и зло, что просто диву даешься. Нити этой вечной борьбы добираются даже до такой глуши, как это место, где затерялся наш скромный хуторской поселок.

День становился все короче, но еще заглянет ко мне, как и обещал, Генрих и наверняка расскажет о какой-нибудь новой истории, у которой непременно будет сюжет с криминальными, по его разумению, версиями.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...