Городу есть что вспомнить

Брестский ученый состарил Брест на два года и рассказал в своей книге, чем брестчанам стоит гордиться

Профессор Брестского технического университета, кандидат физико–математических наук, историк, краевед–исследователь, писатель. Физик с душой лирика. Благодаря Анатолию Гладыщуку история Брестчины получила не только точно выверенные даты многих событий, но и открытия. Еще в книге «Нямцэвiчы. Сапраўдныя гiсторыi» собрал столько архивных, до этой поры неопубликованных сведений, уточнений известных фактов и аргументированных опровержений исторических клише, что книга могла стать кандидатской диссертацией по истории. Историческая трилогия «Замок Берестейский» — безусловно, докторская. Но Анатолий Антонович признается, что новые научные степени его уже не так волнуют, как в молодые годы. Важнее — издать вторую и третью книги трилогии к концу года. Потом — завершить монографию «Черняков». Это будет история известного в прошлом населенного пункта на территории современного Березовского района, в котором автор родился 70 лет назад.

Эрык Дальберг, 1657 год. Северная стена замка

«Замок Берестейский», состоящий из книг «Русь», «Литва», ResPublika, Анатолий Гладыщук называет подарком Бресту к 1000–летию:

— 1017–й — год первого упоминания Берестья в «Синодальном харатейном новгородском списке старшего извода» XIII века и в немецкой хронике Титмара Мерзебургского, ровеснице события. Там идет речь о городе на Буге. А в то время таковых было два — Волыня и Берестье. Ярослав Мудрый в 1017 году «ходил» к Берестью. Никто, как выяснилось, датой Берестья всерьез не занимался. Ни знаменитый белорусский археолог, профессор Петр Федорович Лысенко, ни российский академик Дмитрий Лихачев.

Анатолий Гладыщук
Анатолий Гладыщук и брестский краевед Анатолий Никитчик скорректировали дату «рождения» Бреста и представили ее общественности на международной конференции «Берасцейскiя кнiгазборы» в 2014 году. Но Брест еще в 1969 году дату рождения определил 1019–м и стареть не желает. Погрешность в два года на тысячелетнем отрезке, может, и мелочь, однако Анатолий Гладыщук счел нужным увековечить историческую правду в своей книге.

Главный герой книги — замок Берестейский. Все — и картографические материалы, и исследования, и раскопки 1938 и 2013 годов — указывает, что замок находился там, где сегодня стоит археологический музей «Берестье»:

— Первое упоминание о замке датируется 1182 годом и связано с защитой берестейским русским князем («руским» — Гладыщук пишет с одним «с») города и замка от нападения поляков. Во всяком случае, я не обнаружил в источниках более древнего замка, все остальные моложе, и в Новогрудке в том числе. Считаю, что Петр Лысенко раскопал часть замковой территории. Строения, которые сегодня можно увидеть в музее, — квартал ремесленников, живших в XIII веке под Малым замком и обслуживавших его. Скорее всего, для расширения замка Кейстуту Гедыминовичу, владевшему в то время берестейской землей, понадобилось снести этот квартал. Его засыпали. Потому и сохранился. Это моя гипотеза.

Анатолий Гладыщук в 1975 — 1977 годах участвовал в раскопках Берестья. Сделал много фотоснимков. Запечатлел в том числе деревянные пали–сваи конца X века на мысу для укрепления берега Буга, которые сегодня спрятаны под музеем. И снял тогда документальный фильм. Брестский областной краеведческий музей купил ленту за 500 советских рублей. Это были невероятные деньги для преподавателя вуза.

Берестейский замок — первый приоритет для Берестья из определенных автором девяти. О них, считает Анатолий Гладыщук, не стоит забывать при подготовке к миллениуму. Что еще? Часы башенные, типография, ратуша, монетный двор, аптека, солодувни–бровары, водопровод и сольный склад. Старинные брестские достопримечательности, о которых, увы, даже не все брестчане сегодня знают.

Первый белорусский букварь

Обо всем этом — во второй книге «Литва», которая уже в типографии. Анатолий Гладыщук считает Берестье вторым городом ВКЛ после Вильно:

— В средние века здесь возникло много такого, чего не было в других местах. Пивоварня в Берестье была уже в XVI веке. Я наткнулся на записи, в которых указывалось, что пленникам выдавали на неделю бочку пива. 1525 год! В городе был сольный склад — шпихлер, который обеспечивал солью территорию, равную половине нашей страны. Вода подавалась к замку деревянными трубами. Княжеской резиденцией Берестейский замок стал во второй половине XIII столетия. Владимиро–волынский князь Владимир Василькович построил в нем каменную вежу, «яко Каменецкую», и каменную церковь Святого Петра. Основания этих сооружений должны сохраниться до сих пор рядом с музеем «Берестье». Замковая башня с часами стала последней постройкой комплекса. К сожалению, в 1619 году сильная буря свалила башню с часами в Буг.

Берестейская типография, которую в 1552 году на свои деньги основал староста берестейский Николай Радзивилл Черный, тоже была первой на территории современной Беларуси. В типографии в 1563 году вышла в свет знаменитая Радзивилловская (Берестейская) Библия, которая делает город причастным к истокам мировой культуры книгопечатания.

Шахматный король Берестья

Берестье первым в Беларуси получило грамоту на Магдебургское право — 15 августа 1390 года (Вильно — на три года раньше, Минск — в 1499 году). Десять лет назад появилась надежда найти фундамент древней Ратуши — символа городского права. Но Анатолий Гладыщук и Петр Лысенко тогда просчитались. Сейчас Анатолий Антонович готов указать точное место нахождения Ратуши:

— Нас с Лысенко сбил с толку георадар. Мы наткнулись на канализацию 1938 года и остатки фундамента сольного шпихлера. Сегодня я четко могу сказать, в каком месте находилась Ратуша. Там нет построек, и сделать шурфы ничего не мешает...

А еще в Берестье был единственный на территории современной Беларуси монетный двор. Решение об открытии в 1659 году принял Варшавский сейм. Известно, что с 4 декабря 1665 года по 16 декабря 1666 года монетным двором отчеканено 240.680.150 медных шелегов. Эта мелкая монета известна как «боратынки».

Часть сваи в раскопе. 14 августа 2009 г.
Сегодня считается, что фармация Беларуси началась в Пинске в 1561 году.

Анатолий Гладыщук нашел документальное подтверждение, что аптеки в Пинске и Берестье появились в 1566 году, а владел ими, скорее всего, один и тот же человек по имени Станислав:

— Первая берестейская аптека размещалась, если смотреть сегодня, на Центральном острове мемориального комплекса «Брестская крепость–герой».

В своей третьей книге Анатолий Гладыщук остановит повествование на XVII веке:

— ResPublika — о временах Речи Посполитой и развале. Завершается трилогия годом уничтожения Берестейского замка — 1660–м. Город и его окрестности были сожжены и опустошены войсками русского воеводы Хованского.

— Почему на грустной ноте?

— Такова правда, которую мы не очень хотели знать. Но сегодня опубликовано достаточно архивных документов и монографий на эту тему, замалчивать сей трагический момент истории нашего города не получается. Кроме этого, я нашел много и документов, они впервые публикуются. К примеру, документ о сдаче Берестья шведам в 1657 году. Раньше говорили: замок шведы разрушили. Нет, замок был сдан. Развеял некоторые другие мифы. Уточнил дату присоединения Берестья к ВКЛ — не ранее 1321 года. Доказал, что не было разрушения Берестейского замка тевтонцами в 1334 году. Они разрушили Брест–Куявский — это Польша, а с последними князьями нашей Руси тевтонцы, как ни странно это звучит, были в дружбе и мире.

valentinak3@mail.ru

Фото автора и из архива Анатолия Гладыщука

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Минчанин
Что вы носитесь в тем Магдебургским правом, которое в Европе было мало кому известно? Это было право одной небольшой германской местности. И не более. Польские короли позаимствовали Магдебургское право потому, что польское законодательство не было еще разработано и систематизировано. На польские земли многое, кстати, приходило от немцев. В Польше даже в тринадцатом, четырнадцатом веках города считались колонизационными явлениями, где преобладали немцы, а поляки предпочитали жить в сельской местности. В Кракове еще в 1600 году языком городских судов был немецкий язык.
На наших землях Магдебургское право польские короли использовали для вытеснения местного права, той же "Русской правды", кодифицированной еще в начале одиннадцатого столетия. И никуда от этого не деться, даже если писать слово "русский" с одним "с".
Магдебурское право, наряду с другими следствами, использовалось и для вытеснения местной элиты. Куда делись князья пинские, кобринские, городцовские, клецкие, копыльские, оршанские, витебские, изяславские, друцкие, логойские, стрежевские и прочая, прочая? Правильно, их тихой сапой ликвидировали разными способами. Так в Пинске стал владычествовать Наримунт.
Кто-то считает, что Наримунт и прочие Гедиминовичи несли на наши землю высокую культуру? Успокойтесь. Предки нынешних литовцев в те времена были дикарями, жившими разбоем "на три стороны света", как писал Адам Мицкевич, ходили в звериных шкурах, что тоже он утверждал, не знали грамоты до семнадцатого века, градостроения. В какую Европу они могли привести, как теперь кое-кто пытается утверждать, только бы отвергнуть наличие русских корней в белорусской истории. Скорее наоборот.    
в.и., киев
Уважаемый минчанин!
Ваши глубокие знания истории лишь дополняют научную гипотезу нашего земляка, профессора, историка, краеведа Гладыщука Анатолия Антоновича. Автором проделана огромная работа с архивными и историческими документами, старинными изданиями, результатами раскопок.Это царский подарок Бресту на 1000-летие. С нетерпением ждем книгу про нашу малую родину - Черняков.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?