Гордиев узел границы

Новый виток сирийского кризиса

В Сирии неожиданно совпали интересы Анкары и Дамаска. Когда США заявили о намерении формировать из курдского ополчения отряды пограничной стражи для охраны сирийско-турецкой границы, президент Турции Эрдоган назвал новое подразделение «армией террора», а МИД САР расценил инициативу США как «угрозу территориальной целостности и единству Сирии». Что стоит за новым «обменом любезностями» и чего ждать в обозримом будущем? 

фото kolizej.at.ua

Все было бы хорошо, если бы Сирия действительно сохраняла территориальную целостность, а правительство в Дамаске осуществляло власть над всей территорией страны, как некогда при Асаде-старшем. Но этого нет. Да и официальный комментарий из Дамаска, как заметили репортеры «Аль-Джазиры», появился лишь спустя некоторое время после пресс-конференции министра иностранных дел России, на которой Москва осудила новые планы США в Сирии. 

Из разрозненных сведений можно собрать следующую картину. США выступили с инициативой создания 30-тысячного корпуса пограничной охраны, основу которого составили бы бойцы курдских Сил (отрядов) народной самообороны (ОНС). ОНС входит в курдские Сирийские демократические силы (СДС): те заявили о себе еще во времена борьбы с ИГ и успешно освободили Ракку в октябре 2017 года. 

Сообщение о планах Вашингтона сразу же вызвало резкий ответ из Анкары: президент Эрдоган заявил о намерении «раздавить террористическую армию, до того как она родится на свет». Создание подобного подразделения означало бы укрепление сирийско-турецкой границы, а значит, и усиление курдской части Сирии, чего Анкара никак допустить не может. Уже в ночь с 15 на 16 января турецкая армия атаковала сирийский Африн, который находится в западном курдском анклаве. 

До каких пор будет длиться операция турецких военных — пока неизвестно. В случае ее успеха — а осуждения со стороны основных участников сирийской игры, скорее всего, не последует — Турция может взять под свой контроль западную часть сирийской границы от Аазаза (это минимум) и захватить западную часть Сирии, подконтрольную сейчас курдским формированиям, передав ее в руки Свободной сирийской армии (это максимум, все зависит от международной реакции). 

Турция все агрессивнее действует в регионе, не оглядываясь на других участников. Это заметно не только по нападению на Африн. Напомним, что еще несколько дней назад «турецкий след» видели в так называемой «атаке дронов» на российскую базу Хмеймим, но потом обвинения сами собой отпали. А 10 января Турция обвиняла Россию и Иран в эскалации конфликта в Идлибе. При этом в турецкой зоне деэскалации в Идлибе из 20 станций наблюдения развернуто три, и не похоже на то, чтобы Анкара спешила устанавливать станции слежения. 

Все эти факты говорят о вполне очевидной тенденции: нельзя исключать разлада между тремя союзниками по замирению в Сирии — Турцией, Россией и Ираном. В ближайшее же время, думается, во избежание раскола ни Тегеран, ни Москва не помешает Анкаре проводить операции против сирийских курдов. 

А что будет в Рожаве? Не исключено, что ее западная часть падет. Стратегически шансов у нее мало: она зажата между Турцией и территорией, контролируемой сирийскими протурецкими отрядами. Вместе с тем восток Сирийского Курдистана вполне будет укрепляться, в том числе при помощи американского вооружения и американских же инструкторов. Вполне возможно, что в обозримом будущем из Рожавы и выйдет курдское государство.

Словом, Сирию официально никто делить не будет. Каждый из игроков будет обвинять визави в нарушении территориальной целостности Сирии, при этом сам будет нарезать куски сирийской территории. 

shavialiou@bsu.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...