«Голос» решил всё

Сергей Волчков о рождении дочери, Тамаре Синявской и родном Быхове

Победитель второго сезона российского музыкального шоу «Голос» Сергей Волчков в этом году отмечает сразу два юбилея: собственное 30–летие и 5 лет выступлений на большой сцене. Этим событиям посвящен масштабный гастрольный тур, который включает концерты в пятидесяти двух городах, среди которых Гомель (14 октября) и Минск (15 октября). Однако первыми новую сольную программу Волчкова услышали витебчане и гости «Славянского базара». Концертный зал «Витебск» овациями встречал певца и его коллектив, подпевая проникновенным романсам и любимым песням военных лет. К слову, именно в городе на Двине 4 года назад у артиста прошел первый (!) большой сольник.


— Когда я учился в Могилевском государственном музыкальном колледже, мой лучший друг поступил в витебский медуниверситет. И я несколько раз приезжал к нему погулять и потусить, как сейчас говорят. Денег на то, чтобы купить билеты в амфитеатр, у меня, студента, особо не было, хватало только на электричку. Поэтому концерты «Славянского базара» мы смотрели за воротами. И я всегда представлял, что когда–нибудь буду стоять на этой сцене и петь для этого зала. И вот 4 года назад моя мечта сбылась: я выступил в концерте открытия фестиваля. В том же году у меня состоялось выступление в КЗ «Витебск» — это был первый сольный концерт в карьере.

— Правду говорят, что вы сам себе режиссер и лично занимаетесь концепцией собственных сольников, не привлекая профессионалов со стороны?

— Просто мне важно, чтобы все прошло так, как я задумал. При этом не могу сказать, что есть какая–то концепция. Стараюсь чередовать песни так, чтобы публика могла и поплакать, и посмеяться. У меня было два концерта в Государственном Кремлевском дворце, после которых люди подходили, хвалили и спрашивали, кто редактор. Я себя не выдавал, отвечал скромно: «Один очень хороший человек».

— Вы уже 11 лет живете в Москве. Как представляетесь: Сергей Волчков — белорусский артист или российский?

— Вообще, мне понравилось, как меня объявил Дмитрий Губерниев 4 года назад в Витебске — «всенашенский». Да, в Москве я провожу большую часть времени, но душа и сердце у меня белорусские. На малой родине, в Быхове, по–прежнему живут родители и любимый брат. Последний раз был там буквально накануне приезда в Витебск. Чем занимался? Встречался, например, с председателем райисполкома. Поехал на 10 мин. Вернулся через 2,5 часа. Быхов был и остается моей родиной, у меня по–прежнему белорусский паспорт. Друзей, к сожалению, там осталось немного: кто–то уже просто не считает меня своим другом, кто–то давно уехал и живет в другом городе. Еще выкроил время и на три дня съездил с отцом на рыбалку. Днепр, палатки, спальники — все совсем как в детстве. Порыбачили, посидели, душевно поговорили. Еще мне часто снится деревня Ямное, где жила бабушка. Иногда думаю: эх, отмотать бы время лет на двадцать назад и пойти бы с орешником на рыбалку на карасей!

Меня, кстати, порой представляют как минчанина, и это, конечно, не так. Расскажу одну историю. До поступления в ГИТИС я полгода ездил в Минск на
подготовительные курсы в академию искусств. Но поступил в итоге в Москве. И вот когда в начале августа я вернулся в Беларусь, встретил в Могилеве своего педагога по музыкальной литературе из колледжа. Учился я, к слову, не очень хорошо. Педагог начала с гордостью рассказывать о наших девочках, которые поступили на хоровое дирижирование в Минске. «Ну а ты куда поступил?» — спрашивает. «В ГИТИС», — отвечаю. «Ой, ну хоть туда...»

— Отношения с Тамарой Синявской, на курсе которой вы учились, по–прежнему поддерживаете?

— Конечно. Не так давно, например, встречались на программе, посвященной Муслиму Магомаеву. А познакомились мы с Тамарой Ильиничной, когда она сидела в приемной комиссии. Потом я волею случая попал к ней в класс, но после первого урока она мне позвонила и сказала, что не может со мной заниматься, потому что тогда каждый день будет слышать голос Муслима... Не могу сказать, что сегодня мы каждый день на связи, но отношения по–прежнему поддерживаем. Тамара Ильинична — это глыба, мое любимое меццо–сопрано, лучшая Кармен в истории музыки и педагог по жизни.

Если еще говорить о наставниках, то, помимо Тамары Ильиничны, я причисляю к ним и Александра Градского. Сейчас я время от времени выступаю в его театре, являюсь приглашенным солистом. Он мне как старший друг: может пожурить, позвонить после какого–нибудь эфира или концерта и высказать свое мнение.

— На фоне бесконечного потока реальных и выдуманных новостей, которые спешат рассказать о себе звезды российского шоу–бизнеса, с вашим именем не связан ни один скандал. Неужели пиар вам не нужен?


— Такой нет. Конечно, я не святой, наверняка найдется что–то в моей биографии, что может подогреть публику. Иногда звонят мои пиар–менеджеры: мол, расскажи что–нибудь интересное, что в твоей жизни происходит. Я обычно отвечаю: вот, скажем, дал 90 концертов, из них 72 сольных... Они прерывают: это несерьезно и не событие, давай что–нибудь погорячее. Недавно инфоповодом стало рождение дочери — о нем писали на протяжении нескольких месяцев.

— Может, потому, что вы назвали дочь Пелагеей?

— Да нет же, это не в честь Пелагеи из «Голоса», как многие почему–то думали. Пелагеей дочка стала по святцам. Мы и первую дочь Ксению назвали таким образом, как батюшка благословил. Обеих дочерей крестили на третий день после рождения, а не как принято — после 40 дней.

— Время на семью при такой концертной загруженности остается?

— Если раньше я любил сыграть на бильярде (это мой любимый формат отдыха), то сегодня стараюсь после возвращения с гастролей подольше побыть дома, послушать детские голоса. Сейчас, например, полечу в Испанию и побуду 20 дней с семьей. Буду играть с дочками, водить их на море, таскать коляску. В общем, стану самым обычным папой.

leonovich@sb.by

Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...