Гессенская муха

О политической раздробленности в Европе

В ситуации, когда весь мир, затаив дыхание, следит за выборами в США, какое, казалось бы, значение имеет скандальный выбор четырех депутатов Социал–демократической партии Германии?.. Они отказались поддержать своего лидера Андреа Ипсиланти, женщину–политика со звучной фамилией, в самый ответственный момент, когда решался вопрос, кому править в земле Гессен... В итоге — случай небывалый! — гессенские социал–демократы своими собственными руками лишили своего же лидера премьерского поста...


Какая муха укусила гессенских политиков? При ближайшем рассмотрении этого казуса мы упремся в проблему лидерства в Европе — как персонального, так и партийного. И именно эта проблема станет ребром, когда у Америки будет новый президент. Ибо уже совершенно ясно, что на смену Джорджу Бушу приходит харизматичный лидер, не будем пока называть его имя, тем более что харизматичностью отличаются оба кандидата. Каждому, кто захочет наравне вести с ним диалог, потребуется немало политического искусства. Искусства, подкрепленного широкой популярностью.


Как раз в эти дни в Марселе министры иностранных дел Европейского союза формируют повестку дня для следующего хозяина Белого дома. Европейцы хотят равноправных отношений между ЕС и США, отмечает «Немецкая волна».


Но обладает ли ЕС такой же политической потенцией, позволяющей на равных с американцами формировать мировую повестку дня?


Вот тут–то гессенская муха и даст о себе знать... Нет, Гессен, одна из самых маленьких земель Германии, никакого, конечно же, особого глобального веса не имеет. Зато его имеет Германия, в которой гессенский казус не случаен, а скорее типичен. Ситуация политической раздробленности сильно мешает европейским грандам, особенно теперь, когда экономический вес следовало бы подкрепить политическим.


Именно США остаются для немецких фирм наиболее привлекательной страной для размещения капитала. В прошлом году, например, Штаты занимали второе место в списке стран — получателей прямых немецких инвестиций.


Но дело не только в деньгах. Показательный момент, который отмечают обозреватели: имей европейцы возможность голосовать, за Обаму проголосовала бы вся Европа. Обама популярен в Европейском союзе более, чем у себя дома. Кстати, 88 процентов участников опроса, проведенного по заказу газеты деловых кругов Германии «Хандельсблат», заявили, что считают Обаму лучшим кандидатом.


Думаю, в этом опросе отразилась и тоска по яркому, сильному лидеру у себя дома.


В Европе–то как раз налицо политическая раздробленность, когда ни один лидер не может похвастать по–настоящему правящей партией. Правят лоскутные коалиции, с трудом договаривающиеся между собой. Скандал в Гессене, когда социал–демократы не смогли сформировать правительство, показателен. Андреа Ипсиланти, смелая женщина со звучной фамилией, доставшейся ей от мужа–грека, рискнула «взять» премьерский пост, объединившись с левыми, однако однопартийцы не поддержали ее.


Дело в том, что левые партии в Германии имеют клеймо «пособников Штази» и «наследников Хонеккера», с которыми, дескать, невозможны никакие коалиции. Еще недавно это были несистемные партии, то есть не представленные в парламентах. Но нынешний год стал переломным — бывшие изгоями левые партии преодолели 5–процентный барьер на выборах в земельные парламенты Бремена, Нижней Саксонии, Гессена и Гамбурга... Это серьезный знак. Не только протестных настроений, но и ожидания более справедливой социальной политики.


Кстати, Обама в США услышал этот знак и выразил его в своем предвыборном слогане — «Перемены!». В Европе посложнее... Хотя в немецком политическом жаргоне уже в ходу такое выражение, как «фактор Ипсиланти». Оно означает, что появляются политики, готовые пойти наперекор устоявшемуся мнению и объединиться с левыми силами. Андреа Ипсиланти построила свою избирательную кампанию на темах справедливости, толерантности, борьбы за минимальную зарплату, ограничение многомиллионных доходов боссов экономики. Увы, пока «фактор Ипсиланти» стоил самой Андреа Ипсиланти политической карьеры — она не стала премьер–министром только потому, что партия не хочет объединяться с «неудобным партнером». Но именно этот партнер набирает популярность среди избирателей...


В следующем году в Германии пройдут федеральные выборы. Учтет ли бундесканцлерин Ангела Меркель новые социальные факторы, чтобы сформировать устойчивое правительство, выражающее политику большинства? А ведь только такой партнер может претендовать на равный разговор с определяющейся в эти дни Америкой.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
СтранNIK
"Закат Европы" - именно такое складывается впечатление, когда видишь всю эту политическую чехарду в земельных парламентах и ландтагах. <br /><br />Вспомнили "бюргеры" свое историческое прошлое, когда вассалы и сюзерены объединялись и "мочили" друг друга за клочки полей и пастбищ. В результате, Европа была набором удельных княжеств, а междоусобица приводила к тотальному обнищанию населения.<br /><br />Сейчас вроде европейцы повзрослели, осознали, что лучше всем вместе решать проблемы. Но изредка любовь к мелким распрям берет вверх над рассудком. И тогда становиться страшно. А сможет ли Европа образца 21 века ответить на какой-нибудь глобальный вызов? Так совместно, сообща? Я лично сомневаюсь.
Питерский белорус
Похоже, что как автор статьи, так и СтранNIK называют "раздробленностью" нормальную демократическую процедуру в нормальном обществе. Европейцы (и немцы), слава Богу, еще помнят, чем кончилось "одна страна, один народ, один фюрер..."
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?