Финиш с продолжением

Чемпионат мира по легкой атлетике в Пекине завершился для нас мажорной точкой

Чемпионат мира по легкой атлетике в Пекине завершился для нас мажорной точкой. Сперва Алина Талай сумела подняться на пьедестал в беге на 100 метров с барьерами, а затем Марина Арзамасова в блестящем стиле выиграла забег на 800 метров, став чемпионкой мира! Александр Лукашенко поздравил наших спортсменок с успехом. В обращении к Марине Арзамасовой, в частности, говорится: «Ты стала лучшей на планете, и сегодня весь мир рукоплещет твоему успеху. Спасибо тебе за высокое спортивное мастерство и волю к победе. Ты еще раз доказала, что белорусская женщина — надежная опора нашего общества, краса и гордость нашей Родины!»




На стадионе «Птичье гнездо» Вадим Девятовский (на снимке) уже выступал. Семь лет назад выходил в сектор для метания молота на Олимпиаде и завоевывал медаль. Нынешнее возвращение в Пекин потребовало от Вадима Анатольевича едва ли меньшего напряжения сил. Если в 2008-м он отвечал лишь за себя, то теперь в ранге председателя Белорусской федерации легкой атлетики оказался вынужден бороться в Китае за будущее всего вида спорта. Потому после победы Марины Арзамасовой, поставившей в предпоследний день турнира победную, золотую точку в выступлениях белорусской сборной, Вадим выглядел так, словно сам только что пробежал два круга в условиях китайской «бани». И победил. «Устал очень. Но усталость эта приятная. Я вижу, что у нас очень многое получилось и еще больше получится». 

— Многие, кстати, шутят: дескать, стал метатель молота председателем федерации — пошли медали в беге. Даже Президент, когда в прошлом году поздравлял Марину Арзамасову с победой на чемпионате Европы в Цюрихе, сказал: «Мы, оказывается, и бегать умеем!» И поставил задачу поднимать вид спорта и восстанавливать прежние традиции. Предпосылки к этому есть. Да, смена поколений. Но если мы внимательно посмотрим на нынешних лидеров, на юношей и молодежь, то скамейка запасных просматривается весьма отчетливо. Да, не очень длинная, но есть спортсмены и тренеры, которые способны и впредь держать высокий уровень нашей атлетики. И даже тем неудачам, которые были на нынешнем чемпионате мира, можно найти вполне объективные объяснения. Мы знаем, что нужно делать, и это — главное. 

— То есть ощущения, что после медали Алины Талай и победы Марины Арзамасовой гора с плеч свалилась, нет?

— Настроение, конечно, другое. Слышишь ведь, какой голос. Сорвал его, еще когда за Алину болел. После победы Марины Арзамасовой на 800-метровой дистанции вообще говорил с трудом. Очень переживал. И не нужно считать, что Алине, дескать, повезло. Да, кто-то из лидеров упал, и я, как спортсмен, никому такого не пожелаю. Знаю, что сейчас чувствуют эти спортсменки. Но это соревнования. Чемпионат мира. Здесь часто так случается. И суть победы в том, чтобы суметь и иметь силы воспользоваться шансом, который тебе выпадает. Алина смогла, переписав, между прочим, национальный рекорд на чемпионате мира! А Марина и вовсе сумела победить в условиях, когда тактику пыталась диктовать кенийская спортсменка Юнис Джепкох Сум. Принять чужую игру и сделать ее своей — очень непросто и почетно!


Марина АРЗАМАСОВА.

— В этом большая заслуга и ее тренера Натальи Духновой...

— Ее вклад, действительно, сложно переоценить. Это уникальный тандем ученик — тренер. Образец работы, к которому стоит стремиться всем. 

— Таких уникальных тренеров в Беларуси можно пересчитать по пальцам. Быть может, вокруг них стоит организовывать что-то вроде именных школ, которые позволили бы тренерам не потеряться и передать свой опыт наибольшему количеству учеников?


Алина ТАЛАЙ.

— Мы пытаемся это делать, и вокруг лучших тренеров собраны лучшие спортсмены. Этот процесс продолжается, мы задействуем все новых наставников. Но главной проблемой является не то, что лучшие тренеры не задействованы или у них мало учеников. Вопрос, как ни странно, в мотивации. Государство, безусловно, выделяет средства, и федерация постепенно становится на ноги. Но отношения между тренерами зачастую складываются очень непростые. Сколько раз так случалось, что наставник, подготовивший атлета до определенного уровня, просто не хочет передавать потенциально способного ученика другим специалистам. Несмотря на то что у специалиста может объективно не быть знаний, достаточных для выхода на качественно новый уровень, он продолжает пестовать свои амбиции и привязанности, нередко просто невольно «закапывая» будущую карьеру спортсмена. Поэтому нам нужно как можно быстрее переходить к бригадному принципу работы, чтобы никто из тренеров не чувствовал себя ущербным и мог принимать участие в дальнейшей работе со своим спортсменом. Даже вот такой момент: у нас премии за победы спортсмена получают его первый тренер и нынешний личный наставник. А ведь между этими двумя звеньями может быть еще несколько специалистов, которые вносили значительный вклад в прогресс атлета на различных этапах. Они остаются как бы не у дел, и это нужно исправлять. Составлять четкую сетку коэффициентов участия, чтобы каждый тренер понимал: если он качественно подготовит и вовремя передаст спортсмена, то отдача для него будет куда выше, чем если он будет его «мариновать» самостоятельно. Но это вопрос не одного дня.

— А что скажешь о своем нынешнем настроении? С какими чувствами покидаешь Пекин?

— Меня немного задел тот негатив, который выплеснулся на команду после первых дней. Во многом критика была, конечно, справедливой. Но в любом случае нужно уважать тех людей, которые десятки лет идут к своей цели. Я буду стараться отстоять каждого, в ком вижу желание чего-то добиваться. Как, скажите, можно упрекнуть, например, Константина Боричевского? Он в квалификации улетел в район 8,15 метра при заступе миллиметров в пять! Это говорит о том, что спортсмен, лишь в нынешнем году впервые начавший показывать результаты за 8 метров, не только не «сдулся», но сумел перенести свое состояние и готовность на свой первый в жизни чемпионат мира, не дрогнул и боролся на этом уровне до конца. В этот раз немного не хватило, но впереди ведь Олимпиада! И, кстати, работает с ним также белорусский тренер... Или Татьяна Холодович. Мы видели ее разминку, на которой она с полуразбега метала копье в район 60-метровой отметки. Началась квалификация, и «во всю силу» копье летит на 7 метров ближе. Провал? Отнюдь. Психология. Я в свое время точно такой же «цирк» устраивал на Олимпиаде, где в квалификации метал в район смешного результата — 71 метр. С трудом пролез в финал, где никто в меня уже не верил. А закончилось все медалью. И Татьяна, я вижу, готова на большие результаты, если сможет, конечно, расслабиться и с иным настроем подойти к Рио-де-Жанейро.

— Она будет в числе тех, кто в сентябре поедет «на разведку» в столицу будущей Олимпиады?

— Состав известен уже процентов на 90. Это практически все метатели, Боричесвкий, Света Куделич... Некоторые спортсменки в это время будут выступать на чемпионате мира среди военных: им нужно сделать это по контрактам со своими клубами. Но мы берем с собой дублеров. В каждом из потенциально медальных видов у нас будут спортсмены, которые «снимут показатели» и по которым можно будет с большой долей вероятности просчитать, как нам подводить команду к Играм. Олимпиада для нас, по сути, уже началась.

Пекин

komashko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...