Фермерский гектар с шестикратным эффектом

ЕСЛИ не «ковыряться» в цифрах, а просто взять да проехать по деревням Давид-Городокской зоны Столинского района и окинуть взглядом окрестности, смело можно говорить: порой 90 процентов территории заняты теплицами. Фактически свободны бывают от них только дороги и дорожки. В Ольшанах кавказцы летом — привычное для местных жителей явление, туда-сюда снуют фуры с российскими номерами… А на полках минских магазинов — сплошь импортные овощи, особенно ранние: от редиски до картофеля. Разве что на рынках наши можно найти. О чем все это говорит? Во-первых, картина ясная: своими овощами мы по сходной цене кормим ближнее зарубежье, а сами из дальнего везем в страну такие же в разы дороже, да еще за валюту, словно помидоры там краснее или капуста зеленее. А могло бы Полесье легко заменить импорт, и без ущерба для экспорта. Во-вторых, налицо безработица, причем скрытая, на Столинщине, особенно в Давид-Городокской зоне. В-третьих, о напряженной фитосанитарной обстановке в огуречном крае: тридцать лет уже как «конвертируемый» овощ растят почти без севооборота, а урожай «нагнетают» химией — людям негде развернуться и нечем заменить супертоварную культуру.

Что скрывается за небывалым урожаем и где оседают столинские овощи?

ЕСЛИ не «ковыряться» в цифрах, а просто взять да проехать по деревням Давид-Городокской зоны Столинского района и окинуть взглядом окрестности, смело можно говорить: порой 90 процентов территории заняты теплицами. Фактически свободны бывают от них только дороги и дорожки. В Ольшанах кавказцы летом — привычное для местных жителей явление, туда-сюда снуют фуры с российскими номерами… А на полках минских магазинов — сплошь импортные овощи, особенно ранние: от редиски до картофеля. Разве что на рынках наши можно найти. О чем все это говорит? Во-первых, картина ясная: своими овощами мы по сходной цене кормим ближнее зарубежье, а сами из дальнего везем в страну такие же в разы дороже, да еще за валюту, словно помидоры там краснее или капуста зеленее. А могло бы Полесье легко заменить импорт, и без ущерба для экспорта. Во-вторых, налицо безработица, причем скрытая, на Столинщине, особенно в Давид-Городокской зоне. В-третьих, о напряженной фитосанитарной обстановке в огуречном крае: тридцать лет уже как «конвертируемый» овощ растят почти без севооборота, а урожай «нагнетают» химией — людям негде развернуться и нечем заменить супертоварную культуру.

Часть II.

Заменить «чужое» на «свое»

На первое – салат голландско-марокканский «Золотой»

Одна только Столинщина, где всего около 30 фермеров, родит каждый год десятки тысяч тонн плодов и овощей. Львиную долю валового продукта — под 60 процентов — дают личные подсобные хозяйства, которых здесь более 20 тысяч на 98 населенных пунктов, на более чем 80 тысяч населения и всего семь без малого тысяч гектаров земли! Вернемся к арифметике: то есть в среднем на одно ЛПХ приходится четыре человека, на каждого из которых — всего около восьми соток земли. Разве это площадь для людей, которые привыкли к тому, что земля — главный источник их благосостояния? Это дача для столичного пенсионера — кости размять! Конечно, статистика может возразить: а как же разделение на трудоспособных и нетрудоспособных? А так: полешук способен на любой труд с пеленок и до конца дней своих… Но об этом позже.

Найдем другие производные — республиканского масштаба, поскольку проблема импортозамещения сегодня особенно актуальна для республики в целом.

За прошлый год страна вырастила свыше двух миллионов тонн овощей, из которых 300 тысяч тонн произвели сельхозорганизации и 142 тысячи тонн фермеры. На долю специализированных овощеводческих предприятий пришлось 102,3 тысячи тонн продукции в защищенном грунте, в том числе 45,3 тысячи тонн огурца. Остальное — плод трудов в личных подсобных хозяйствах. Обратите внимание: в Столинском районе среднегодовой показатель по производству огурцов превышает 40 тысяч тонн, капусты — достигает 50 тысяч тонн (по данным райисполкома). Здесь нет нужды и разъяснять читателю, что большинство белорусских огурцов, которыми торгуют на рынках столицы и областных центров, растут на Полесье. За минувший год фермеры Брестского региона произвели 66,4 тысячи тонн овощей при урожайности 266 центнеров с гектара. Предприятия АПК осилили только 46,7 тысячи тонн, собрав с одного гектара в среднем 146 центнеров — чуть не вдвое меньше фермеров! Плодов и ягод в 2010-м страна произвела всего 58,8 тысячи тонн. Более 10 процентов — свыше шести тысяч тонн — вырастили фермеры, причем почти половину — брестские.

Вместе с тем Беларусь импортирует немало овощей и плодов, в частности, в 2010 году в страну ввезено более 60 тысяч тонн яблок и примерно столько же овощей, которые можно выращивать и у нас в республике. А в этом году, как нарочно, вопреки стараниям заменить «чужое» на «свое», объемы резко возросли: только за первый квартал 2011-го в страну уже ввезли 35 тысяч тонн заморских яблок, что на 40 процентов больше, чем за такой же период прошлого года. Где собака зарыта?

— Если бы дали возможность, столинские фермеры не только обеспечили бы страну плодоовощами, но и экспорт увеличили бы! — убежден глава фермерского хозяйства «Ольшаны» Иван Гриб.

И к его словам можно прислушаться только потому, что на деле доказал, на что он способен как хозяин и работодатель, о чем читатель знает из первой части материала, опубликованной в предыдущем номере «БН».

В этой части — импорта продукции растениеводства в аграрную страну — осталось только обратить внимание на потребности белорусов в овощах и фруктах. И далеко ходить не надо: концепцией национальной продовольственной безопасности определен «минимальный критический уровень сельскохозяйственного производства, ниже которого наступает зависимость от импорта и ослабление экономической безопасности страны». Сопоставление этих показателей с реальными объемами сельскохозяйственного производства показывает, обеспечивается ли в республике продовольственная безопасность с точки зрения валовых показателей. Мировая практика свидетельствует, что страна сохраняет свою независимость, если доля импорта не превышает 25 процентов. Все, что больше, порождает стратегическую зависимость от стран-импортеров и «ослабляет экономические позиции государства».

В нашем случае речь идет о миллионе тонн овощей и 350—450 тысячах тонн плодов и ягод. Всего-то. Оказывается, и сами, как говорится, с усами, если вспомнить приведенные выше цифры по пресловутому валу за прошлый год — по овощам укладываемся, однако! А зачем же импортные? Затем, что ранние не можем никак вырастить и в производстве плодов мы пока еще зависим от импортеров, потому как яблок, груш и прочих фруктов производим недостаточно.

На второе – хлеб с водой?

Столинский район почему-то всегда, в том числе и в советское время, был обделен заводами и фабриками, а люди, его населяющие, — постоянной официальной работой. В давние времена отрезанный от мира реками край почти не развивался, но прирастал людьми, которым нужно было выживать. Помогала природа: лес и реки щедро одаривали ягодами, грибами, дичью, рыбой. Но на редкость трудолюбивые и находчивые полешуки не хотели довольствоваться лишь пропитанием. Они всегда стремились к большему — и уверенно шли к цели. Так в одном из древнейших поселений белорусской земли с 900-летней историей Давид-Городке появились ремесленники и торговцы. Последние, кстати, прославили местные сыры до Крыма и Бессарабии! И сегодня полешуки в шапку не спят. Как они сами говорят, «горуют» день и ночь, у кого есть хоть какой клок земли.

Но лирикой делу не поможешь. Тут как нельзя кстати «тепличная» арифметика вкупе с бюрократической. В 2007-м Столинщину официально отнесли к трем беднейшим районам страны, а заодно и к лидерам по уровню безработицы. Сегодня край выпал из этих рейтингов — официально. Правда, в первом реально он никогда и не был. Но что касается второго, то на самом деле, как рассказывают полешуки, да это и очевидно, скрытая безработица здесь «зашкаливает». А что удивительного при практическом отсутствии промышленных производств в районе, которое и компенсируют люди кропотливым трудом на своей благодатной земле.

Зато по числу жителей и рождаемости Столинщина — Китай внутри Беларуси! Что ни год, то сотня новых семей прибавляется. А людям здешним много земли не бывает: после свадьбы прямо в райисполком идут и по паре гектаров просят выделить — чего мелочиться? В то же время для райисполкома и 50 соток на семью — цифра угрожающая, не говоря уже про самостоятельный «передел наделов».

— В этом году только в Ольшанах было четыре самозахвата земли, — обеспокоен начальник Столинского райсельхозпрода Александр Пачко. — Надо сказать, на почве выделения угодий социальная обстановка прилично накалилась в районе. Выделишь одному участок — десять идут следом просить!

А куда им еще идти и кого просить? В СПК на работу за 500 тысяч рублей в месяц? Так средний доход одной столинской семьи за огуречный сезон как минимум в десять раз больше! Да и вакансий особо нет в хозяйствах: из 80 тысяч населения в АПК заняты всего немногим более 6,5 тысячи человек, в том числе 840 специалистов, из них — и смешно сказать, и грустно — только 254 с высшим образованием. Так уж повелось на Белорусском Полесье: лучший институт — родительские гектары, которые уж точно прокормят неустанных тружеников!

На третье – огурцы с нитратами

Это не антиреклама, а очередное предложение решить-таки насущный земельный вопрос. Почти никто в Беларуси не просит гектары для личных подсобных хозяйств. Только полешукам Давид-Городокской зоны мало пятидесяти соток, потому как живут они, особенно последние тридцать лет, преимущественно за счет овощеводства — и фермеры, и обычные селяне. И если глава хозяйства еще может как-то маневрировать, организовывая какой-никакой севооборот, то «на просторах» ЛПХ особо не развернешься. Вот и получается, что совсем не монокультурный огурец вынужден давать урожай, вырастая каждый год на одном и том же месте. А куда он денется от химпрепаратов и безработицы?

— Я огурцы «у людей» не покупаю, даже у сестры не беру, — призналась мне в автобусе попутчица, добиравшаяся из родных Житковичей в Ольшаны, куда переехала несколько лет назад ее сестра и пошла на работу в фермерское хозяйство. — Покупаю у фермеров — в них намного меньше химии. Но сами огурцы — еще куда ни шло, а вот землю напичкали ядами — будь здоров!

По словам женщины, на Столинщине уже воду из колодца нельзя пить — настолько она заражена нитратами и пестицидами. А что делать людям? Где деньги зарабатывать? На этот вопрос полешуки давно сами ответили — на земле. Вот только незадача — весьма велик конкурс на одну сотку, на всех не напасешься. Но об этом — в следующем письме...

Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

(Продолжение следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?