Фантомная боль Косово

Сербия вновь пытается открыть ящик Пандоры Косово

Сербии снова решают, что же делать с Косово. С подачи президента Александра Вучича был инициирован общественный диалог о дальнейшей судьбе этого проблемного региона. Косово по-прежнему остается главной болезненной темой для сербского национального сознания, влияющей как на внутреннюю, так и на внешнюю политику страны. Ни один сербский политик, желающий иметь влияние в обществе, не рискнет открыто говорить о возможности признания независимости Косово. В то же время это входит в открытое противоречие с европейскими устремлениями Сербии – ведь подавляющее большинство государств ЕС признали независимость края. Эта двойственность и внутренняя противоречивость сербской политики давно стала обыденной и привычной.


Сербия пытается выстраивать свои отношения с Западом, всячески уклоняясь от решения косовской проблемы. Однако до бесконечности так продолжаться не может, и в ЕС дают недвусмысленно понять Белграду, что его европейские перспективы будут напрямую зависеть от решения косовского вопроса.

Попытки Белграда заручиться поддержкой Москвы вряд ли можно считать успешными. Россия не признает Косово, однако возможности ее влияния на Балканах сейчас очень ограниченны. Москва фактически самоустранилась из большой балканской политики после событий 1999 года и по-настоящему в нее так и не вернулась, ограничивая свое присутствие в регионе точечными экономическими проектами, в то время как с военно-политической точки зрения территория бывшей Югославии давно стала «вотчиной» НАТО и ЕС. Вступление Черногории в НАТО, состоявшееся в июне, лишь подтверждает это. Кроме того, подключение Москвы к решению косовской проблемы будет означать и перенос на Сербию того глобального конфликта, в котором сейчас находятся Россия и Запад, что для Белграда в его нынешнем положении крайне нежелательно.

Таким образом, в решении косовской проблемы Сербия оказывается один на один с Западом, и, надо признать, возможности как-то изменить ситуацию в свою пользу у нее совсем невелики. Косово фактически не контролируется Белградом уже без малого двадцать лет, оставшееся сербское население, сосредоточенное в северных районах, крайне невелико и продолжает сокращаться. Официальное признание Косово большинством стран Запада ограничивает дипломатический инструментарий Белграда.

Более того, возникает закономерный вопрос: а имеет ли вообще смысл возвращать регион с враждебным, этнически и культурно чуждым населением? Сербы считают Косово колыбелью своей государственности, и именно поэтому косовская фантомная боль терзает сербское общество так остро. Однако албанизация Косово началась еще в средние века, когда после завоевания Османской империей многие сербы покинули край, устремившись на север, а их место стали занимать обратившиеся в ислам албанцы, поддерживаемые османами. Доля албанцев в населении Косово превысила 50% уже в середине ХIХ в., а более высокая рождаемость способствовала дальнейшей албанизации края. Трагические события 1999-го лишь ускорили исход сербского меньшинства из края.

Понимание того, что вернуть Косово целиком уже не получится, да и не имеет смысла, порождает в сербском обществе идею о разделе края и возвращении под контроль Белграда северных районов, где проживает сербское меньшинство. Однако этой идее препятствует уже свершившееся признание косовской государственности в существующих административных границах большинством стран Запада. Кроме того, возможная перекройка границ может обострить албанский вопрос в южных районах Сербии.

Можно ли было решить косовский вопрос, обеспечив территориальную целостность Сербии? Чисто теоретически — да, и в бывшей Югославии даже есть пример, который мог бы стать образцом при решении косовской проблемы. Это Босния и Герцеговина, которая по Дейтонским соглашениям 1995 года была преобразована фактически в конфедерацию со сложной системой этнических квот при формировании власти. Многие и сегодня ругают это решение, однако оно уже более двадцати лет позволяет поддерживать мир в республике, пережившей наиболее кровавый и разрушительный конфликт в бывшей Югославии. Думается, сходным образом мог быть решен и косовский вопрос, с предоставлением краю максимально широкой автономии в составе Сербии. Однако эта возможность была упущена в 2007 году, когда страны Запада в одностороннем порядке признали независимость Косово, тем самым окончательно превратив косовскую проблему в мину, которая в любой момент может снова взорвать неспокойный балканский регион.

vs.shimoff@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
пенсионер, за 60, Россия
А в чем вопрос? Автор утверждает и небезосновательно, что у Сербии нет вариантов. Вступит она везде, где и во что можно. А России не надо повторять глупость 1914 года. Балканы нам не друзья. Когда-то в СССР была шутка, курица не птица Болгария не заграница. Русские братушки, освободившие Болгарию от турецкого ига (мой белорусский прадед воевал на Шипке). всегда получали в виде "благодарности" сотрудничество этой страны с врагами России. Сербия, безропотно отдавшая своего президента на унижение и на поругание ради членства в Европе, ничего кроме презрения не заслуживает. Сербию, спокойно наблюдавшую за геноцидом своих соплеменников в бывших республиках Югославии, никто никогда серьезно рассматривать и уважать не будет.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости