Эволюция книжного человека

Чем отличается новая генерация книголюбов?

Помню, как в 1980–е знакомый повез меня на подпольный книжный базар. Как ехали куда–то в переполненной электричке и серьезные пассажиры с тяжелыми сумками нарочито делали вид, что друг друга не знают. Как потом все дружно вышли и двинулись через кусты в одном направлении. На какой–то полянке быстренько были расстелены клеенки, разложены вынутые из сумок тома, совершены покупки–обмены. И все тут же разбежались. Эпоха, когда хорошие книги добывались, в домашние библиотеки вкладывался семейный бюджет, прошла. А теперь — что произошло с книжниками? Что собой представляет их новая генерация? Об этом рассуждают организатор фестиваля «Город и Книги» Ольга Вовк, книжный блогер Наталья Медведь, заведующая отделом прозы журнала «Маладосць» Маргарита Латышкевич и я, писатель–обозреватель Людмила Рублевская.

фото Евгения Колчева

1. Главное не купить, а прочитать

Н.Медведь: За мою жизнь отношение к книге эволюционировало заметно. В 1990–е в магазинах было бескнижье. Но в доме имелась большая библиотека классической литературы. Мои родители убеждали меня читать Паустовского. Но в студенческие годы я почувствовала, что для молодежи актуален совсем иной пласт литературы. Кто не читал Фаулза или «Имя розы», считался аутсайдером. Сейчас актуальна литература, скорее, коммерческая. Даже если что–то не близко, нужно это почитать, чтобы быть в курсе. Из артефакта культуры книга превратилась в артефакт образа жизни, маркер общественной позиции, принадлежности к какому–то сообществу.

Л.Рублевская: Раней паказчыкам прэстыжу было мець кнiгу. Ты мог яе не чытаць, але яна ў цябе была.

Н.Медведь:
Сейчас наоборот, вначале книгу читают в электронном виде, она должна еще заслужить право оказаться в доме читателя. Есть люди, которые принципиально не собирают библиотеки и при этом являются начитанными. В сети есть сервис, насчитывающий миллионы пользователей: краткое содержание бестселлеров. Важно быть в тренде, а чувствовать эмоциональную привязанность к книге не обязательно.

О.Вовк: С одной стороны, это печально. С другой — популяризация книги налицо. Стало модно делать вид, что ты читаешь и что у тебя читающие дети. Книга — атрибут успешности.

Н.Медведь: Да, твое отношение к книге сегодня говорит о тебе больше, чем твое образование. Можно сфотографироваться с книгой, вывесить фото в сети.

М.Латышкевич: Для мяне чытанне кароткага зместу немагчымае, бо задавальненне прыносiць сам працэс чытання. На першым курсе я аддала палову стыпендыi, каб купiць «Старэйшую Эду», i была такая шчаслiвая.

О.Вовк: Выросло поколение бескнижников. Может, сейчас появится поколение детей, которые не успеют сообразить, что это фейк, будут верить, что все кругом читают, и сами подтянутся.

Н.Медведь: Даже в советские времена процент читающих людей был примерно такой, как и сейчас. Это всегда был удел меньшинства. И до сих пор все пытаются примкнуть к этой элите.

2. Появились книжные волонтеры

О.Вовк: Явление сегодняшнего дня — волонтерство. Люди, которые бесплатно помогают проводить книжные мероприятия, вроде нашего фестиваля «Город и Книги». Думаю, секрет в том, что поднялся уровень жизни. Взаимопомощь стала развиваться во всех сферах. Но мне все же интересно, зачем книжные волонтеры берут на себя такую нагрузку? Например, Наталья, которая курирует спецпроект фестиваля «Лiхтар»?

Н.Медведь:
Мы хотим, чтобы была информация о книгах у тех, кто в ней нуждается. Отобрали круг экспертов, которые прочитывают большое количество детских книг, и раз в сезон каждый называет пять, по его мнению, лучших.

О.Вовк: Сколько времени у тебя забирает эта работа?

Н.Медведь: Много. Я ведь постоянно на связи с издателями, экспертами...

Л.Рублевская: I ўсё на добраахвотных пачатках?

О.Вовк: Фестиваль «Город и Книги» в принципе не имеет никакого дохода. Не то чтобы нас это радовало, но ведь и все наши волонтеры работают бесплатно.

Н.Медведь: Ну почему же, у меня есть фидбэк, эмоциональное вознаграждение. Мне приятно, что складывается хороший круг экспертов, которые могут обсуждать проблемы детской литературы.

О.Вовк: В этом году на фестивале, который пройдет 18 — 19 мая, у нас проект «10+10. Пиши Минск» — конкурс рассказов о городе. Десять победителей будут опубликованы в одном сборнике с десятью известными писателями, которые дали согласие бесплатно написать по рассказу специально для проекта. Маргарита курирует конкурс как волонтер.

М.Латышкевич: Так, зараз займаюся адборам твораў пераможцаў. I мне гэта прыносiць задавальненне. Хачу паказаць, што ў нас ёсць перспектыўныя маладыя пiсьменнiкi. Ну i як рэдактар прыглядаю аўтараў для «Маладосцi». За два месяцы атрымалi трыццаць шэсць твораў. Гарадское фэнтэзi, мiстыкi шмат... У аднаго аўтара па вулiцах Мiнска ходзяць прывiды вядомых дзеячаў. Плануем прэзентацыю кнiжкi падчас фестывалю.

О.Вовк: По этому сборнику будем делать инстаграм–квест. Удивительно, все авторы из профессиональной десятки, кому мы предложили — и Адам Глобус, и Раиса Боровикова, и Михаил Володин, и Надея Ясминска, и Людмила Рублевская, и другие хэдлайнеры — согласились. А некоторые начинающие, почитав условия конкурса, начали высказываться, мол, бесплатно ничего писать не будем...

Н.Медведь: Молодые по жизни вообще много волонтерствуют. Но, наверное, в какой–то момент им хочется сказать: нет, я больше бесплатно ничего делать не буду.

3. Создается круг экспертов


Л.Рублевская: Ранейшыя бiблiяфiлы — гэта калекцыянеры. А сёння вышэйшая ступень у iерархii кнiжнiкаў — эксперты?

О.Вовк: Среди интернетовских экспертов много поверхностных. Тех, для кого главное, с каким кексом сфотографировать книгу. Когда мы задумывали проект «Лiхтар», нам было важно, чтобы все семь наших обозревателей были люди разные — это и хозяйка книжного магазина, которая учитывает продажи, и учитель, и писатель, — но все профессионально работали с детской и подростковой литературой.

Л.Рублевская: А якое месца займае, па меркаваннях экспертаў, беларускамоўная лiтаратура?

Н.Медведь: В детском сегменте она становится на глазах все более и более востребованной и разнообразной. В моем окружении появилось много белорусскоязычных семей, которые растят детей, и им жизненно необходимо иметь такую литературу.

О.Вовк: То есть книжники сегодня выполняют функцию фильтра отбора качественной литературы.

Н.Медведь: Настоящему книжному человеку недостаточно просто прочитать книгу. Ему нужно выплеснуть из себя реакцию на нее. И еще у нас есть потребность формирования широкого круга людей, которым важны одни и те же книги.

М.Латышкевич: Ёсць паняцце прафесiйнага чытання. На жаль, маладыя аўтары не заўсёды разумеюць неабходнасць iм авалодаць. Але толькi начытаны чалавек можа стварыць у лiтаратуры штосьцi сваё.

4. Книга превратилась в часть проекта


Н.Медведь: Есть жанры — фэнтези, хоррор, — где книга продолжает оставаться артефактом. Эти миры очень предметны, как мир Гарри Поттера. Он окружил себя огромным количеством мерчендайза, от фильмов до значков, и процветает. Коллекционеры стремятся приобщиться к вселенной, которая достоверна настолько, что закрывает реальный мир в своей убедительности. Подростковые серии издательств ориентированы на то, чтобы книги покупались как артефакты. Например, в российском издательстве «Росмэн» специально выпускали книги фэнтези Щербы как предметы коллекционирования. Молодежь скупает фигурки героев, карточки, настольные игры.

О.Вовк: Ты покупаешь не текст, а историю, которая тебе близка, сопричастность к ней.

Н.Медведь: Вокруг книги теперь очень много событий. Ее выход сопровождается таинствами и действами. Автограф–сессии, презентации, конкурсы, инстаграм–марафоны... Очень много активностей, которые не были присущи интровертам–писателям раньше.

О.Вовк: Число литературных мероприятий в городе выросло в разы. Каждый день — десятки. И не те, в библиотеках, что приурочены к датам. Чтения в кафешках, лекции, квесты... То есть люди хотят не просто сидеть и читать, а участвовать. Нельзя сказать, что таких читателей больше, чем было. Но они стали активнее.

Н.Медведь: Появилось новое направление — эдьютеймент. Спаянные английские слова «образование» и «развлечение». Интеллектуальный досуг. Лекции, семинары, мастер–классы... В духе «мы гарантируем, что за 90 дней вы напишете свой первый роман».

Л.Рублевская: Дзе ж чытач–энтузiяст зможа знайсцi сваiх аднадумцаў? Ведаю, што на мiжнародным форуме Livelib у беларускiх кнiгалюбаў ёсць свая галiнка, яны збiраюцца на абмеркаваннi кнiг. Цiкавая старонка праекта «ЗаЧтение». З’явiўся партал Bookster.by, прысвечаны беларускай лiтаратуры.

О.Вовк: У фестиваля «Город и Книги» появился сайт, есть там страницы проектов «Лiхтар» и «10+10».

М.Латышкевич: Мы зараз прасоўваем старонкi часопiсаў «Маладосць» и «Бярозка» ў сацыяльных сетках. Калi ласка, заходзьце, падпiсвайцеся!

Н.Медведь: Все равно страницы живых людей востребованы больше, чем корпоративные. У меня есть сайт «Маленький читатель», но я заметила, что люди больше доверяют тому, что я пишу в своем личном аккаунте.

rubleuskaja@sb.by

P.S. Сто лет назад в «Известиях книжных магазинов товарищества М.О.Вольф» напечатали десять заповедей книголюбов. Последняя звучала так: «Не говори, что у тебя нет средств на покупку книг, раз у тебя хватает средств на многие лишние расходы».

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...