Это радость тихая дышать, творить и жить

Маляваныч будет встречать свой шестой десяток в монастыре

Торжественный вечер с последующим застольем – таков обычный сценарий юбилеев большинства актеров. Для Александра Ждановича был бы логичным еще один вариант – огромный торт и поздравления в эфире «Калыханкi» всех его кукольных героев. Но Маляваныч поступил иначе. Встречать шестой десяток он будет в … монастыре, точнее в детской театре-студии «Радость» для детей-инвалидов и сирот, основанной Александром при нем. А вечером в родном горьковском театре вместе со своими воспитанниками будет давать  «Маленького принца». Неожиданно, правда? На мои округлившиеся глаза актер реагирует фразой: «Я не такой, каким меня воспринимают окружающие». Интригующе. Давайте разбираться, какой же он?

— Александр, вы много работаете с детьми, поэтому давайте начнем с воспоминаний о вашем детстве.

— О детстве всегда вспоминаю с удовольствием. Родился в Минске, у нас был свой дом и прекрасный сад: яблони, вишни, крыжовник. Среди этой красоты и рос, был обычным дворовым мальчиком, играл в футбол, жег костры с друзьями. Все было наполнено такой радостью… Помню, просыпаюсь утром летнего дня, я один, комнату заливает солнечный свет, в распахнутые окна заглядывают ветки жасмина, а у меня сегодня день рождения! «За радость тихую дышать и жить кого, скажите мне, благодарить?» Все лучшее было заложено в детстве. Господь дал такой запас света, которого хватило на всю жизнь.

Желание творить тоже из детства. Всегда был фантазером, исписывал романами толстые тетради, потом перешел на стихи.

— То есть творческая судьба была предопределена с детства?

— Я по своему складу гуманитарий, по математике учился плохо, к точным наукам тяги не было. Вот брат и папа – другое дело, у них золотые руки.

А воспитывал меня радиотеатр. Когда был маленьким, родители часто оставляли дома одного и включали радио. Тогда оно сильно отличалось от сегодняшнего, было переполнено радиоспектаклями, которыми я заслушивался. Но и теперь, когда прожил в театре целую жизнь, не хочу концентрироваться только на актерстве. Хочется рисовать, делать спектакли.

— Неожиданное признание…

— В молодости был неудовлетворен собой, жизнью. Не было внутреннего мира. И это плохо, ведь росли мои дети, формировалась семья, а я искал себя, метался.

А после сорока пришел в храм. К этому времени ушли из жизни родители. И начался новый этап более ответственного, осмысленного отношения к ближним, к себе. Пришло время, так сказать, собирать камни.

— К вере в позднем возрасте обычно подталкивают какие-то обстоятельства…

— Опыт живой веры – это нечто очень личное, внутреннее, то, что трудно передать словами. Огромную роль сыграла жена Людмила, она привела меня в храм. Пришло отрезвление, я понял, что быть мечтателем, отрываться от реальности опасно, тем более, если отвечаешь не только за себя. Бог привел меня к детям в интернат, я стал с ними заниматься.

— Роли в театре не приносили удовлетворения?

— Не в этом дело. Конечно, были простои в театре. Но за тридцать лет служения горьковскому театру сыграл более тридцати ролей.  Но были и прекрасные годы: роль Калигулы была для многих неожиданностью. Я и сейчас занят в репертуаре:  характерная роль в «Женихах», интересная работа в спектаклях «Дева и смерть» и «Бег», в других постановках.

Конечно, как любому актеру, хотелось бы большего. Ведь у меня уже есть опыт, и силы остались. Может сейчас, после пятидесяти, перейду в новую «весовую категорию», и господа режиссеры начнут мне доверять.

Долго не мог себе ответить, как нужно встретить 50 лет? Перед кем нужно отчитаться: перед собой, перед людьми, перед Богом? И когда родился «Маленький принц» с детьми из интерната, ответ пришел сам собой. Очень хочу, чтобы коллеги посмотрели эту работу.

— Мне всегда казалось, что церковь отвергает лицедейство…

— Я тоже так думал, но это не совсем так. Все от незнания истории. Христианская культура воцерквила многое из античного искусства, живописи, архитектуры, музыки, создав иконопись, церковное песнопение. Были периоды истории церкви, когда и театр в виде мистерий на евангельские темы служил ей. А сегодня, когда и кино, и телевидение, и интернет можно использовать для проповеди слова Божьего, почему театр должен быть исключением? Только делать это надо не лобово, а опираясь на лучшие образцы литературы и драматургии.

— Вы еще ни разу не вспомнили про Маляваныча…

— Практически все мои интервью про него… Да, эта роль сделала меня узнаваемым. Хотя с другой стороны образ несерьезного ведущего детской передачи сыграл и не самую позитивную роль в моей творческой карьере. Этот шлейф тянется много лет, и, быть может, накладывает некий штамп на взгляд режиссеров.

Но для меня важно то, что несколько поколений выросло и сформировалось с этим персонажем. И еще у нас очень дружный коллектив в «Калыханке», туда всегда иду с радостью.

— Александр, вам уже пятьдесят или еще только пятьдесят?

— Цифры не имеют отношения к жизни. Время – вещь относительная. Да, стареет тело, становиться меньше сил, но приобретается опыт, укрепляется дух. У природы нет плохой погоды, всякая погода благодать. И всякий возраст – это благодать. Мне пятьдесят. Все только начитается. С этим девизом буду жить дальше.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...