Эти хаты с краю

Госкомимущество предлагает изменить подходы к признанию жилья пустующим

На недавнем совещании по проекту новой редакции Жилищного кодекса Президент вернулся к теме ветхих домов. Проблема назревшая, такие строения надо убирать, а земли — возвращать в оборот. Но для того, чтобы работа ускорилась, под это необходимо будет подвести нормативно-правовой акт, чтобы местные власти не бегали за горе-владельцами, которым развалюхи принадлежат лишь на бумаге. Как будет решаться проблема и какие изменения в законодательстве могут появиться в ближайшее время — узнавали корреспонденты «Р».

Как призвать к ответу нерадивых наследников жилья?

Всего в сельской местности Гродненской области насчитали 172,5 тыс. домов. Более 48 тысяч из них пустуют. Проблема решается медленно: с начала года 1067 домов передано в собственность сельсоветов, 5306 – снесено, вовлекли в хозяйственный оборот около 307 гектаров земель. Но что мешает активизировать работу и навести порядок в больших и малых населенных пунктах? Давайте разберемся.

Сносу им нет

Проблема учета и сокращения числа пустующих и ветхих домов на селе ненова. Контролирующие органы давно обращают внимание на вялую работу в этом направлении. Вроде бы и Указ № 100 действует давно, а результаты его применения на практике не радуют.

В Гродненской области пустуют около 48 тысяч домов.

Казалось бы, что может быть проще? Ведь видно, когда в деревенский дом давно не ступала нога человека. Однако председатели сельисполкомов часто оказываются не вправе снести развалюху лишь под тем предлогом, что она портит внешний вид деревни. Все должно быть в рамках закона, а то потом проблем не оберешься.

Сморгонский район — один из «лидеров» в области по числу незаселенных хат. Таких здесь 4,1 тысячи. В этом плане его обогнал только Щучинский (5 тысяч). Меньше всего пустующих домов в сельской местности в Островецком районе — всего 450. И вся работа по наведению порядка, по сути, отдана на откуп сельсоветам.

Председатель Вишневского сельского исполнительного комитета Сморгонского района Владимир Яцук рад бы ускорить работу, да боится последствий таких скоропалительных решений.

– С каждым годом количество незаселенных домов на вверенной мне территории растет. На данный момент их около 2 тысяч. Из них примерно тысяча не используется для постоянного проживания, 678 домов владельцы используют под дачи, 41  — признан ветхим, а 268 — бесхозные, — перечисляет он. А потом уточняет: — Бесхозные — это когда есть наследники, которые не оформили свои права на недвижимость.

Так что сложностей в работе хватает. Существенно подорожало оформление документов, поэтому многие наследники предпочитают оставлять все, как есть. Если пару лет назад перерегистрировать имущество на себя стоило 30 рублей, то сейчас надо выложить около 400.

Впрочем, Владимир Яцук говорит, что ежегодно сельсовет ликвидирует по 5—6 пустующих и ветхих домов. Основная проблема – установить собственника. Бывает, снесешь дом, в который десятки лет никто не приезжал, а потом  прибывает родственник из Литвы или еще откуда. Доходило до того, что председателям приходилось платить хозяевам.

Бывают трудности и со сносом. Работа техники влетает в копеечку. А куда потом деть древесину, камень? Строительные отходы приходится везти за 40 км, чтобы захоронить их по всем правилам. Если что не так – опять же  сельсовет остается виноватым.  

В каждом районе созданы комиссии по обследованию состояния жилых домов в деревнях. В одних районах средства на снос  не осваиваются полностью, в других – выделенных денег оказывается недостаточно. Считается, что происходит это из-за отсутствия анализа фактической потребности и реальных возможностей.

Все это пустое

Зампредседателя Сморгонского райисполкома Александр Божидай входит в состав комиссии, выезжающей для принятия решения в каждом конкретном случае:

— Работаем мы по заявительному принципу. Председатели сельсоветов подают нам сведения о том, сколько домов за год они планируют снести. Денег на снос хватает. При необходимости находим резервные средства.

Замначальника управления контроля за работой агропромышленного и природоохранного комплексов КГК по Гродненской области Валентина Богдан обращает внимание: вопрос о наличии пустующего и ветхого жилья, находящегося на балансе сельхозорганизаций, почему-то вообще выпал из поля зрения:

– Только в этом году райисполкомы отчитались о 372 жилых домах, внесенных в регистр учета пустующего жилья. Признаны ветхими 311 домовладений. Но при этом по 4182 незаселенным домам нет уведомлений о намерении использовать их для проживания. Важно понимать, что в регистры учета пустующего жилья не включен ни один жилой дом, принадлежащий сельскохозяйственным организациям.

– В сельхозорганизациях отсутствует планомерная работа по вовлечению в хозяйственный оборот неиспользуемого жилья, – признает Валентина Богдан. – Удивляет включение в планы по капремонту объектов, которые в течение длительного времени не востребованы из-за их удаленности от производственных объектов и отсутствия инфраструктуры.

Рассадник негатива

Пустые дома не просто выглядят неприглядно. Эстетика – это мелочь. В них часто возникают пожары, а также их существование влияет на ситуацию с повышением уровня преступности на селе. Более половины краж в сельской местности происходит именно из пустующих домов. В области за прошедшие пять лет в таких домах совершено 91 преступление.

В работе по решению проблемы ветхих и пустующих домов действительно есть определенные сложности. В первую очередь они связаны с поиском наследников. Потенциальные владельцы часто живут за границей, и найти их порой очень сложно. Есть и другие проблемы. Многие умышленно не вступают в наследство, чтобы не платить налог на землю и недвижимость. Нет четких критериев, по которым можно определить, проживает гражданин в течение трех лет в доме или нет, отсутствуют сроки на реконструкцию дома, а также ряд других критериев. Председатель областного Совета депутатов Игорь Жук возглавляет рабочую группу по поиску ответов на такие вопросы:

– Все заинтересованные привлекались к широкому обсуждению проекта изменений в Указ № 100. Мы получили предложения и замечания, которые были четко сформулированы и отправлены в Госкомимущества и другие заинтересованные структуры.

В любом случае нерадивым хозяевам стоит поторопиться. Скоро ни один заброшенный дом и сад не останутся без внимания. А за нарушение правил благоустройства придется ответить.

tanula.k@mail.ru

Фото автора

Возвращение старого дома

Реанимировать опустевшие деревни можно: было бы желание

Печальное зрелище — заброшенный дом. Покосившаяся кровля, пустые глазницы окон, провалившийся пол. Хозяева давно умерли, наследники желанием возвращаться к родным пенатам не горят. Картина неприглядная, хоть для нашей глубинки и типичная — пустующих домов в селах много. В 2012 году издан Указ № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности». Есть четкий алгоритм действий. Впрочем, пришла пора его усовершенствовать. Процедура станет проще, понятнее, дешевле. Бюрократические проволочки здесь точно неуместны.

Появление усадьбы «Калинка-2» изменило уклад жизни в Голом Борке

Грустная история

Недалеко от деревни Семеновцы асфальтовая дорога переходит в гравийку. С обеих сторон ее обрамляют стройные, высокие березы. На въезде в село — старый крест-оберег, заботливо обвязанный белым рушником. Вокруг — ни души. Слепые окна хат, «уставшие» заборы.    Полвека назад в деревне жили полсотни человек. В прошлом году умерла последняя жительница Семеновцев. Теперь лишь дачники, приезжающие в родительские дома на лето, поддерживают в деревне тепло жизни.

Пенсионерке Анне Владимировне старый дом достался от родителей мужа. Здесь она провела почти все лето, пришла пора уезжать в город:

— Жаль, конечно, что деревня опустела, молодежь разъехалась по городам. Что поделаешь? Человек ищет, где лучше. Лично я, даже выйдя на пенсию, не смогла бы постоянно жить в деревне. Мне нужны горячая вода, душ, центральное отопление, магазин, хотя бы минимальное общение. У молодых людей требований еще больше. К тому же им работать где-то надо…

Семеновцы – отнюдь не село на краю света. До Бреста — меньше 40 километров, до Кобрина — около 30, до центра Жабинки и вовсе 10. Тем не менее деревня опустела. Многие дома в удручающем состоянии.

Если собственники или наследники о своем недвижимом имуществе забывают окончательно, его могут по решению суда передавать в собственность сельсовета. А местные власти вправе поступать с ним по своему усмотрению: сносить, передавать нуждающимся в улучшении жилищных условий, выставлять на аукцион. Но и здесь не все так просто. Сельские руководители изменений в законодательство ждут с нетерпением. Объясняют: сегодня, чтобы снести любую халупу, сельисполкому нужно оформить право собственности на землю, зарегистрировать дом в БТИ, заплатить за его снос, снова внести изменения в документы. Цена вопроса — несколько тысяч рублей! В государственном масштабе счет идет на десятки миллионов долларов. С документами, необходимыми для продажи дома, та же история.

Возрождение неперспективных

Впрочем, есть сельсоветы, в которых на каждый ветхий дом приходится несколько желающих стать его новыми хозяевами. Близость к городу — вовсе не обязательное условие. Справедливости ради, старые постройки новых владельцев волнуют мало. В Столинском районе некогда бесхозную землю используют для выращивания огурцов, в Лунинецком — клубники, в Дрогичинском — малины. Предприимчивость и трудолюбие полешуков возвращают к жизни деревни, которые у нас принято называть неперспективными.

Хозяин агроусадьбы «Калинка-2» Юрий НЕЛИПОВИЧ с другом Джеком.

Брашевичский сельсовет Дрогичинского района за последние пару-тройку лет передал под выращивание малины 22 участка общей площадью около 32 га. По решению суда здесь снесли 14 ветхих домов, участки отдают желающим. Спрос велик. Кто-то берет 40 соток, а кто-то не мелочится и сразу просит пару гектаров.

Председатель соседнего Осовецкого сельисполкома Светлана Гречко рассказала, что в окрестных деревнях исключительно под малину отведено больше 100 участков. Бесхозных домов — единицы. Некоторые из них вот-вот обретут новых хозяев.

Каменецкий район, деревня Голый Борок. Еще пять лет назад она тоже носила клеймо «неперспективная». Ситуация изменилась, опять же, благодаря частной инициативе. У истоков сельских перемен к лучшему стоял Юрий Нелипович. Четыре года назад он затеял в Голом Борке строительство агроусадьбы.

Раньше даже доехать в эту часть деревни было непросто.  А когда Юрий закончил строительство и включил электроприборы, во всем селе пропало электричество. Предприниматель обратился в райисполком. Местные власти в стороне не остались. Оценив перспективность проекта, решили проложить в деревню новую линию электропередачи, построить дорогу. Теперь в Голом Борке принимают гостей сразу три агроусадьбы. Ежегодно сюда приезжают сотни человек.

— Сейчас купить даже ветхий дом в Голом Борке практически нереально.  Я даже столкнулся с проблемой — хочу построить еще один гостевой дом, а негде. По закону нельзя возводить такие объекты на участках, предназначенных для ведения подсобного хозяйства. Я понимаю, когда такая норма действует в пригороде Бреста, например. Но небольшим, отдаленным деревням это правило на пользу точно не идет.

Ситуацию спасет «безвиз»

Предприниматель убежден:  чтобы села не умирали, у людей должна быть неплохая работа или свое дело, приносящее доход. Будущее Голого Борка Юрий Нелипович связывает с развитием безвизового режима. Объясняет:

—  Если граждане стран Евросоюза смогут находиться в Беларуси не пять дней, а хотя бы 10, если в безвизовую зону попадут Брестский, Каменецкий, Пружанский, Кобринский районы, то это однозначно пойдет на пользу сельскому предпринимательству. Европейцы открывают для себя Беларусь во всем ее многообразии. И им у нас нравится. Например, мой знакомый голландец даже купил здесь дом, приезжает на лето.

Примечательно, что трое владельцев агроусадеб в Голом Борке не конкурируют друг с другом, а сотрудничают. У кого-то есть мед, у кого-то хорошая баня, кто-то может принять большое количество гостей, организовать рыбалку. В выигрыше и местные жители. Вот что рассказала пенсионерка Вера Ивановна:

— Когда-то в деревне было 27 коров, теперь буренка осталась только у меня. Еще держу два десятка кур. Свою продукцию продаю или в Каменце, или здесь, на месте. И владельцы агроусадеб, и туристы охотно покупают свежее молоко, яйца, творог. Я такому сотрудничеству только рада. Лишняя копейка никогда не помешает.

p.losich@gmail.com

Фото автора

ПОЗИЦИЯ

Остаться со сносом

Андрей ГАЕВ, председатель Государственного комитета по имуществу:


— В стране с 2006 года действует единый порядок учета ветхих и пустующих домов. Последний раз он корректировался 5 лет назад Указом № 100, который распространяется  на сельскую местность и города районного подчинения. Учитывая  предложения с места и проанализировав практику применения указа, в новом проекте предлагается распространить его действие на всю территорию – Минск, областные центры и другие крупные города. Проект – это новый шаг, в нем идет речь о трех принципиальных блоках вопросов.

О первом  я уже упомянул: предлагается распространить действие указа на всю территорию страны. Второй момент. Сейчас регистр пустующих домов  ведется в бумажном виде, а в отношении ветхих домов такой ресурс не ведется. Предлагается унифицировать подход  и осуществлять учет и ветхих, и пустующих домов в соответствующих регистрах  в электронном виде. Это уменьшит бумажную работу и упростит обмен  информацией между исполкомами. Третий блок вопросов касается  порядка продажи и совершенствования вовлечения объектов в хозяйственный  оборот. Практика показывает: в основном пустующие дома сносятся. Так, за последние пять лет  более 47 тысяч таких домов снесено и только 355 продано.

Что в этом направлении делается? Будет допускаться возможность продажи этих объектов не только на аукционах, но и напрямую. Это правило не будет распространяться на Минск, областные центры и иные населенные пункты, которые определят сами исполкомы, учитывая спрос. Для того чтобы не было никаких негативных моментов, процедура продажи организована максимально прозрачно: информация  о продаже объектов будет размещаться на сайтах исполкомов, в СМИ. Если за месяц, например, поступит одно заявление – это будет прямая продажа. Два и более – это будут торги. Если торги не дадут никакого результата, будет разрешено понижать первоначальную стоимость до 80%.

Что касается домов, которые необходимо сносить. Сегодня это делается за счет исполкомов. Чтобы  уменьшить эти затраты, дается возможность предоставлять в установленном порядке земельные участки с условием сноса ветхого или пустующего дома новым землепользователем. Появляются и некоторые изменения, которые касаются так называемого  «выморочного наследства» (если собственник жилого дома умирает  и не остается наследников ни по закону, ни по завещанию,  то такое имущество переходит в собственность административной территориальной единицы). Здесь тоже возникает вопрос: как дальше с этим  имуществом быть? По просьбе исполкомов  предлагается порядок действия указа распространить и  на такие объекты.

Есть еще один момент, над которым мы по результатам президентского совещания работаем. Сегодня, чтобы дом не считался пустующим, нужно соблюсти такой критерий – человек должен проживать в нем в течение последних трех лет не менее 30 календарных дней. Если этот срок был меньше либо не предоставлялось уведомление о намерении использовать дом для проживания, объект попадает под  действие указа № 100. Но на практике подсчет этих дней вызывает затруднение, так что норма эта будет корректироваться. Пока внесли предложение привязаться чисто символически к одному дню. Обращу внимание: это рабочий вариант. Почему один день? Любой собственник должен обозначить себя и обратиться в исполком с намерением использовать этот дом для проживания. А сколько он там живет — на самом деле большого значения не имеет. Главное, чтобы сам дом и территория вокруг него были надлежаще ухоженными. Исполкомам предоставляются все  полномочия  по  наведению порядка на земле.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?