Эта трудная вода

Горячие будни гомельских спасателей

У  спасателей на воде горячая пора. Редкие сутки обходятся без происшествий. Впрочем, кому-то их работа кажется едва ли не сказкой. Всех забот — пройтись по пляжу, сделать внушение отдыхающим. А затем — катайся по реке на лодке, принимай солнечные ванны да рассматривай в бинокль симпатичных девчонок.


— Тем, кто так думает, я обычно предлагаю прийти и поработать хотя бы три часа, — Сергей Костюченко, ведущий специалист Гомельской областной организации ОСВОДа, рисует другую картину: — Посидите в той же лодке на солнцепеке, при этом контролируя ситуацию. Думаете, легко это делать, когда в воде находятся 25—30 человек? А если большой пляж, выходной день, то может и под сотню быть. Притом что часто люди тонут без криков о помощи и барахтанья — тихо и незаметно. 

Разговор о работе спасателей зашел не случайно. Едем на Сож, где проходит областной чемпионат профмастерства сотрудников ОСВОДа. Решаюсь поучаствовать в одном из состязаний и я. Когда еще представится шанс искупаться в рабочее время, а потом безбоязненно и безнаказанно про это написать? Заодно проверю, какой эффект дают походы в бассейн. 

На время состязаний мне даже презентуют форму — синие шорты, рубашку и кепку. Кстати, очень удобная. Но перед тем как переодеться, прохожу осмотр. Давление 135 на 85 — повышенное, но в пределах допустимого. Зато порадовал пульс — 64 удара в минуту.

— Отлично, — ободряет медсестра маневренно-спасательной группы Юлия Давыдова, отстегивая манжету на липучках. — Можно хоть в космос. Ну, в воду — так точно.   

Впереди заплыв на 100 метров. Дорожки обустроены прямо в реке. В двух местах — препятствие в виде натянутой поперек сетки. Под нее нужно нырнуть. Надеюсь, справлюсь. Главное для зачета — на финише коснуться рукой понтона. Ну а если вдруг что-то пойдет не так — спасателей вокруг много. Плюс в реке дежурит водолаз. 


Судьи командуют на старт. Ныряем! Плыть в речной воде почему-то тяжелее, чем в бассейне. Но главная трудность — те самые препятствия. Сами по себе не сложные, однако во время нырков, которые приходится совершать четыре раза, сбивается дыхание. В чем, собственно, и замысел. Однако отставать неохота — гребу кролем изо всех сил. Особенно тяжело приходится на последних метрах. Наконец хлопаю рукой по понтону.

— Есть! — жюри нажимает кнопку на электронном секундомере. — Одна минута 38 секунд. 

— Минута сорок, — второй судья оглашает результат соперника. 

Вот уж не ожидал… Впрочем, до идеала далеко нам обоим. Норматив на оценку «отлично» — 1 минута 10 секунд. Мы заслужили «хорошо». Рекордсмены преодолевают дистанцию меньше чем за минуту. 

Восстановив дыхание, продолжаю расспрашивать об особенностях работы спасателей. В штате областной организации ОСВОДа 247 сотрудников. Каждый летний сезон набирают еще чуть больше сотни. Кандидаты проходят медкомиссию с повышенными требованиями. Поскольку в работе имеются факторы профессиональной вредности. Постоянное нахождение на открытом воздухе и регулярные погружения под воду здоровья не прибавляют. А вот иметь разряд по плаванию необязательно. Сергей Костюченко уточняет критерии:

— Экзамен, конечно, устраиваем и спортивные навыки, если они есть, приветствуются. Но за чемпионами не гоняемся. В нашей работе не это главное. Человек должен уверенно держаться на воде сам и уметь оказать помощь утопающему. В том числе на берегу — до приезда «скорой помощи». 

Впрочем, каждый год около десятка временных спасателей уходят сами до окончания сезона. Специалист Владимир Акулин описывает причины:

— Бывает, и парень-спортсмен, и медкомиссию прошел, зачеты сдал, а посидит на жаре в лодке неделю и больше не хочет. Да и не только в физических нагрузках дело. Что такое спасать утопающего? Нырять за ним в воду, вытаскивать и тащить перепуганного человека, который судорожно цепляется за тебя, а потом оказывать ему первую помощь… Это мощный стресс, который выдерживает не каждый. В общем, стоит только попробовать, и все иллюзии о нашей работе развеиваются сами. 


К слову, за несчастный случай с утоплением в зоне ответственности спасатель сам может быть привлечен к ответственности. Вплоть до уголовной. Это не каламбур, а факт. К счастью, в Гомельской области такого еще не было. 

Всего с начала года в регионе утонуло 19 человек. На девять меньше, чем было за такой же период в прошлом году. Тринадцать граждан удалось спасти, пятеро из них — несовершеннолетние. И более 1800 несчастных случаев предотвращено. 

Как показывает практика, меньше всего людей тонет там, где эффективно ведется профилактическая работа. Показательный пример — Брагинский район. За первое полугодие здесь не было ни одного случая утопления. А по результатам работы районная организация ОСВОДа признана лучшей в своей категории на Гомельщине.   

proleskovskiy77@mail.ru

Фото Марии АМЕЛИНОЙ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?