Если больше нечего, давайте заложим землю

Ученые и производственники размышляют о том, как улучшить финансовое состояние хозяйств

Почему ресурсы дорожают, а закупочные цены стоят на месте?

Можно ли уменьшить госзаказ по зерну свиноводческим хозяйствам?

Как мотивировать агроменеджеров?

Как поставщикам сырья получить дивиденды от готовой продукции?
Наш АПК прогрессирует. В прошлом году выручка от реализации продукции увеличилась на 17 процентов, в 2 раза больше получено чистой прибыли, в 1,7 раза сократилось количество убыточных сельхозорганизаций. Однако и проблем пока хоть отбавляй. Отрасль поддержана Указом от 4 июля 2016 г. № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций». Но улучшили положение около половины хозяйств, в отношении которых необходимо проведение процедур экономической несостоятельности (банкротства) и которые подлежат досудебному оздоровлению. У остальных, к сожалению, ситуация не изменилась либо ухудшилась. И в целом редкие хозяйства не ощущают дефицита денег. Где их найти, как улучшить платежеспособность, что мешает большему поступлению средств на банковские счета?

Об этом размышляли за «круглым столом» ученые Белорусской государственной сельскохозяйственной академии и производственники Горецкого района: заведующая кафедрой организации производства в АПК Татьяна ХРОМЕНКОВА, заведующий кафедрой экономики и международных экономических отношений в АПК Александр ГРИДЮШКО, директор КСУП «Племзавод Ленино» Михаил ЯКУБОВСКИЙ, главный специалист управ- ления сельского хозяйства и продовольствия Горецкого райисполкома Александр КУРЛЯНДЧИК.

  Татьяна ХРОМЕНКОВА. Александр ГРИДЮШКО. Михаил ЯКУБОВСКИЙ. Александр КУРЛЯНДЧИК. 
«СГ»: — После принятия Указа № 253 появились такие суждения: долги, мол, отодвинут и антикризисные управляющие быстро поправят дела. Преференции помогут и остальным хозяйствам. На деле все оказалось не так просто. Может быть, недостаточна подготовка таких новых для отрасли специалистов или малые бонусы? Или нужно в целом увеличить господдержку АПК?

Т. Хроменкова: — Один антикризисный управляющий ничего не сделает. Нужна команда. А также соответствующие экономические условия. Я, например, считаю: не на пользу отрасли чрезмерное укрупнение предприятий. На это нередко шли не из экономической целесообразности, а из желания формально уменьшить в районе или области число убыточных хозяйств. Нельзя уповать только на способности агроменеджеров. Как бы ни старались антикризисные управляющие или руководители средних хозяйств, но если увеличиваются затраты на запчасти, энергоресурсы, а закупочные цены на продукцию практически стоят на месте, пополнять счета трудно. Например, давно пора решать вопрос с мясом КРС. За него платят недостаточно, поэтому в целом по стране говядина убыточна. Пока цена не будет соответствовать средним затратам, проблемы останутся у большинства сельхозпредприятий. Но если поднять рентабельность откорма КРС хотя бы до нуля, у хозяйств сразу появятся значительные деньги. Их можно будет направить на погашение долгов, закупку техники, текущую хозяйственную деятельность.

М. Якубовский: — Да что говядина, если и со свининой не все гладко. Наш комплекс специализируется на сальной породе. Появилась информация, что Министерство обороны России хотело бы массово закупать ее для арктической группировки войск, где требуется калорийная пища. Казалось бы, за идею надо ухватиться, поднять цену на живой вес и продукцию переработки. Вместо этого мясокомбинат снизил цену.

«СГ»: — Но проблемы вашего свинокомплекса не только в этом.

М. Якубовский: — Да, нам трудно достичь требуемых технологических привесов. Это беда большинства старых комплексов, построенных свыше 30 лет назад. Так что я хочу высказаться от своего имени и некоторых коллег, оказавшихся в подобной ситуации. Ежемесячная выручка от молока у нас 285 тысяч рублей. Фонд заработной платы 130 тысяч. Примерно 150 тысяч остается. Казалось бы, живи. Но убытки свинокомплекса тянут экономику вниз. Нужно проводить полную реконструкцию, менять систему кормления, чтобы повысить эффективность.


«СГ»: — Но стоит ли держать такой комплекс и ему подобные, если они не оправдывают своего существования? Может, проще закрыть, чем накапливать убытки? Мяса хватает, голод стране не грозит.

А. Курляндчик: — Но область не может допустить сразу столь значительного снижения поголовья.

«СГ»: — А если поступить так. Пусть такие комплексы некоторое короткое время еще существуют, а параллельно быстро строить новые. А после их введения сразу же старые убрать.

А. Курляндчик: — Это  оторванное от жизни суждение. Избавиться от старого комплекса всегда легко, а новый построить непросто. У этого и у других хозяйств свободных денег нет, большие кредиты с учетом платежеспособности банки не дадут. Словом, для того, чтобы ввести новый комплекс, надо попасть в какую-то государственную программу.

М. Якубовский: — Проблема и в том, что на свинокомплексах не разрешают снижать поголовье. Если это сделать хотя бы частично, можно лучше накормить оставшихся животных. И еще. Нам для свиней надо 8,6 тысячи тонн зерна. В прошлом году получили 13 тысяч тонн. Вроде бы достаточно. Но если отнять семена, госзаказ, рационы КРС, не хватает. А покупать на стороне нет денег. Может быть, предприятиям, которые выращивают свинину, надо уменьшать размеры госзаказа. Его можно увеличить для остальных хозяйств. Ведь для КРС зерна надо меньше.

Т. Хроменкова: — Хочу обратить внимание на такой аспект. Деньги для хозяйств зарабатываются прежде всего усилиями агроменеджеров, специалистов хозяйств. Но уровень их доходов по сегодняшним меркам низкий. Как принято говорить, недостаточно мотивации для большего приложения сил. Отсюда и слабая закрепляемость кадров, частая сменяемость, желание перебраться в город. Помню, в советское время было принято решение о поддержке молодых специалистов на селе и выпускникам вузов платили по 5—6 окладов подъемных. Примерно такими же были выплаты и по итогам работы за год, так называемая 13-я зарплата. Сейчас есть доплаты молодым специалистам за счет бюджета, но они очень незначительные.

«СГ»: — Каждое хозяйство платит, исходя из своих возможностей.

Т. Хроменкова: — Да, понимаю, с деньгами сложно.  Речь идет только о тех, от кого напрямую зависят результаты работы на полях и фермах: агрономах, зоотехниках, ветврачах. Тогда люди, как говорится, руками и ногами будут держаться за рабочие места. И когда зарплата специалиста на селе будет больше, чем в среднем по стране, его городом не прельстишь. Кстати, такой подход привлечет и выпускников школ в сельхозвузы.

А. Гридюшко: — Я предлагаю более кардинальный способ улучшения финансового состояния хозяйств. Надо повысить их капитализацию за счет стоимости земли. Тогда ее можно будет использовать как залог для получения кредитных ресурсов.

«СГ»: — Но залог — это то, что можно продать при невозврате долгов. А у нас, как известно, сельхозугодья не могут быть предметом купли-продажи.

А. Гридюшко:
— А никто и не собирается ими торговать. Сейчас немало хозяйств, которым из-за большой закредитованности банки в долг уже не дают. Представим, что одно из них в залог оставляет землю и получает кредит. Вернуло — все нормально. А если нечем? Банк передаст землю, оставленную в залог, другому, более благополучному сельхозпроизводителю. Он расплатится за чужие долги и сможет с этой земли извлечь пользу. То есть будет не так, как сейчас, когда угодья просто так переходят от одного хозяйства другому.

Земля будет что-то стоить. И переходить к тем, кто умеет на ней хозяйствовать. Ведь сегодня нередко крепкие сельхозпроизводители просят добавить им площадей. А никто не дает. При новых подходах смогут найти нужную землю. Не обязательно по соседству. Можно в другом районе и даже области. Создадут там филиал и будут получать продукцию и прибыль. Словом, необходимо задействовать в этом вопросе не административный, а рыночный механизм.

Т. Хроменкова: — Это путь слишком длинный и сложный. Боюсь, что общество его не примет. Зато можно быстро поправить финансовое состояние хозяйств иным способом. Обратите внимание на формирование цен на различных этапах производства продукции в АПК. Переработчики закладывают в нее затраты плюс нормативную прибыль. А для хозяйств устанавливаются твердые закупочные цены. Будет ли при этом прибыль или нет, не всегда учитывается. Это, как уже говорили, хорошо видно на примере говядины.

А. Курляндчик: — Надо посмотреть на распределение дохода после реализации продукции. Ведь уже достоверно доказано, что в цепочке производители сырья — переработчики — торговля больше всего затрат несут первые. А наибольшую прибыль получают заводчане. Поэтому убыточная для хозяйств говядина всегда прибыльна для мясокомбинатов. Надо как-то убрать эту порочную практику и распределить доходы по справедливости. Чтобы, как говорится, не все сливки с молока забирали переработчики, а и сельчане имели причитающуюся честно заработанную ими долю. Это же касается и остальной продукции. Тогда многие проблемы разрешатся сами по себе.

М. Якубовский: — А если поступить так. Практически все молочные и мясокомбинаты — акционерные общества. Пусть бы часть акций передали хозяйствам. Тогда дивиденды можно раздать и поставщикам сырья. Глядишь, экономика хозяйств и укрепится.

Т. Хроменкова: — Идея неплохая, но надо позаботиться о справедливом распределении. А вдруг переработчики львиную долю прибыли заберут себе?

«СГ»: — Это несложно. Хозяйства должны получить акции пропорционально своему участию в поставках. А по итогам года будут знать, сколько на каждую ценную бумагу причитается дивидендов.

А. Гридюшко: — Идея не новая. Ее пробовали внедрить еще в 1994 году. Перерабатывающие предприятия были акционированы. Предполагалось продать производителям сырья 40 процентов акций.  Но ничего не получилось. Сельхозпроизводители, с одной стороны, не имели свободных средств на покупку акций, а с другой – не усмотрели в приобретении акций переработчиков достаточной для себя мотивации, поскольку не был проработан в достаточной степени механизм участия в управлении акционерными перерабатывающими предприятиями. Не в этом ли одна из причин слабого финансового состояния хозяйств и  нехватки денег для инвестиций?

gedroiz@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...