Еще и замуж можно, а уже на пенсию провожают

В «Спор-плуг» впряглись советник НАН, академик Петр НИКИТЕНКО и главный научный сотрудник Института экономики НАН доктор социологических наук, профессор Людмила ШАХОТЬКО

В «Спор-плуг» впряглись советник НАН, академик Петр НИКИТЕНКО и главный научный сотрудник  Института экономики НАН доктор социологических наук, профессор Людмила ШАХОТЬКО
Почему у нас много ветеранов труда? Может ли человек сам себе установить время ухода на заслуженный отдых? Должна ли быть верхняя планка выплат? Выходят ли на самом деле женщины на пенсию раньше мужчин? Платить ли работающим дважды? Может ли пенсионный фонд быть инвестиционным?

По этим и другим проблемам в «Спор-плуг» впряглись советник НАН, академик Петр НИКИТЕНКО и главный научный сотрудник  Института экономики НАН доктор социологических наук, профессор Людмила ШАХОТЬКО


«СГ»: — Жили мы много лет и, как говорится, ни о чем не тужили. Считали: возраст выхода на пенсию для женщин — 55 лет, мужчин — 60 будет существовать всегда. Почему вдруг заговорили о возможности его пересмотра?

Л. Шахотько: — Никакой неожиданности не случилось. К этому мы постепенно, но неуклонно шли. Численность населения уменьшалась более 20 лет. Но на экономике и пенсионной системе это существенно не отражалось. Потому что количество трудоспособных людей до 2007 года росло. При этом снижалось число пенсионеров: на заслуженный отдых выходили родившиеся в годы Великой Отечественной войны. Тогда по понятным причинам была демографическая яма. Создалось впечатление, что пенсионеров не так уж и много. Зато работников было достаточно, ведь после войны отмечалась повышенная рождаемость. Но с 2008 года ситуация изменилась. В трудоспособный возраст стали вступать появившиеся на свет в начале кризисных 90-х годов, когда из-за экономических трудностей детей появлялось мало. Зато в пенсионный —послевоенные поколения. В итоге резко стали таять трудовые ресурсы.

«СГ»: — Это и стало главным аргументом для поднятия вопроса о пересмотре пенсионного возраста?

Л. Шахотько: — Несомненно. Судите сами. 5 лет назад в стране было 5,8 миллиона трудоспособного населения, сейчас на 300 тысяч человек меньше. Неуклонно сокращается разница между количеством работающих и находящихся на заслуженном отдыхе. В 2009 году на 1000 трудоспособных было 359 пенсионеров, теперь – 403. Однако это еще не вся суровая правда. Надо иметь в виду следующее. Трудоспособный возраст формально наступает с 16 лет. Много вы видели таких работников? Их практически нет. В основном люди начинают трудиться в 20—22 года. Поэтому реалистичным выглядит такое соотношение: на 4,48 миллиона работающих у нас приходится почти 2,75 миллиона пенсионеров. Недалеко то время, когда эти цифры могут сравняться. Поэтому скоро встанет вопрос: уменьшать пенсии или увеличивать возраст выхода на заслуженный отдых? Думаю, что общество вынуждено будет выбрать второй вариант. 

П. Никитенко: — Надо не механически поднимать возраст, а оформить право выхода на пенсию для человека. Чтобы он сам решал, а не работодатель за него, когда собираться на покой. Ведь нередки случаи: человек  еще полон сил, а ему предлагают освободить дорогу молодежи. 

«СГ»: — Но в таких ситуациях от некоторых работников и вовсе никак не избавиться. 

П. Никитенко: — Я не говорю о том, чтобы только работник решал этот вопрос. Но не должна существовать некая планка, дающая повод расстаться с ним. Поэтому стоит вообще убрать понятие «возраст выхода на пенсию». Кто-то может идти и в 50 лет. Но будет получать мизер.

Л. Шахотько: — Надо внимательно изучить опыт скандинавских стран. Там действительно человек сам определяет, когда идти на заслуженный отдых. Он исходит из состояния здоровья,  условий труда и возможностей продолжать данную работу или сменить на более приемлемую. Естественно, чем дольше работает человек, тем пенсия у него больше.

П. Никитенко: — А у нас, к сожалению, стаж и заработок существенно не влияют на разницу в размере пенсии. Надо рассмотреть и вопрос дифференциации выплат. Одни люди имеют зарплату в 2—3 раза выше, чем у других. Пропорционально этому платят и в фонд.  А когда приходит время получать пенсии, то они разнятся лишь на 20—30 процентов. Поэтому реформа должна касаться не столько возраста, сколько сути. Нужны иные подходы к формированию пенсионного фонда и его распределению, существенно отличающиеся от действующих ныне. 

Л. Шахотько: — Не должно быть верхней границы пенсии. Человек больше давал обществу, значит, его надо отблагодарить и большей выплатой.

П. Никитенко: — У противников повышения пенсионного возраста свой аргумент. Мы не можем вслед за другими странами идти на подобный шаг, потому что в Беларуси меньшая продолжительность жизни.

Л. Шахотько: — Это не совсем так. У сильного пола она — 68, слабого – 78 лет. 

И мне кажется, начинать пенсионную реформу нужно с женщин. Уходить отдыхать в 55 лет — слишком рано. Стоит уравнять их с мужчинами. Для этого есть все основания. До 60 лет доживают 73 процента мужчин и 90 — женщин. Так что если они будут тоже в 60 лет выходить на пенсию, ничего страшного не случится, а экономика и пенсионный фонд значительно выиграют.

П. Никитенко: — Хочу встать на защиту слабого пола и его права на более ранний выход на заслуженный отдых. Вы не учитываете, что женщины, по сути, имеют двойную нагрузку, интенсивно трудясь не только на рабочем месте, но и дома.

Л. Шахотько: — А почему вы считаете, что хозяйственные заботы — это амплуа женщины? Я хоть и сама представительница слабого пола, но считаю: мужчины тоже немало работают по дому. Правда, могли бы и больше. Но давайте посмотрим на проблему по-другому. Было проведено социологическое исследование. Оно показало: большинство женщин за повышение пенсионного возраста для них. Почему? Оказывается, недовольны тем, что их увольняют в 55 лет, а мужчин, которые худшие работники, оставляют.

П. Никитенко: — Полагаю: если даже и увеличивать пенсионный возраст, то отменить гендерный подход и сделать одинаковым время выхода на заслуженный отдых.

Л. Шахотько: — Вы полагаете, что женщины раньше выходят на пенсию? Это заблуждение. Среди мужчин много льготников: силовики, работники с вредными условиями. Специалисты  в России подсчитали, что в среднем сильная половина идет на отдых раньше слабой. У нас, думаю, ситуация похожая.

«СГ»: — Допустим, что мы все же пойдем на увеличение пенсионного возраста. Каким путем можно это сделать?

Л. Шахотько: — В некоторых зарубежных странах возраст выхода на пенсию увеличили постепенно, по 3—6 месяцев в год, в других — одномоментно. В принципе, последнее возможно и у нас. Но возникнет другая проблема. Сразу появится много безработных. Потому что старшие поколения какое-то время не будут уступать места молодым. 

П. Никитенко: — Чтобы такого не произошло, надо пенсионный возраст наращивать постепенно. Допустим, по полгода или году в течение пяти лет. А лучше вообще пока ничего не менять, а постепенно готовить общество к переменам. И правильно делает Президент, что предлагает посоветоваться с народом, а потом принимать решение.

«СГ»: — В обществе дискутируется вопрос льготных пенсий. С шахтерами и другими работающими во вредных условиях все понятно…

П. Никитенко: — А вот с силовиками не совсем. Одно дело, когда кто-то работал в уголовном розыске, и в 50 лет уже тяжело бегать за преступниками. Ему можно идти на пенсию. Но если милиционер всю жизнь сидит на охране какого-то здания, то какие могут быть льготы. Ему надо идти на покой наравне со всеми. Или пожарные. В 50 лет сложно участвовать в ликвидации чрезвычайных ситуаций. А пожарный надзор можно вести и в 60. Если навести порядок в этих сферах, можно сэкономить немало средств. Тогда не так остро будет стоять вопрос увеличения пенсионного возраста в целом по стране. 

Л. Шахотько: — Категории, о которых идет речь, должны быть наполнителями пенсионного фонда, а не потребителями. 

«СГ»: — Конфликт отцов и детей существует и в пенсионных делах. Молодые жалуются на засилье работающих ветеранов.

П. Никитенко: — Есть простое решение проблемы. В советское время, например, работающим служащим пенсию не платили. А рабочие ее получали. Потому что была нехватка кадров. Подобным образом можно было бы поступить и сейчас.

«СГ»: — Но доходы наших людей не столь велики. Поэтому многие остаются работать, чтобы из зарплаты и пенсии накопить на старость или помочь детям. 

П. Никитенко: — Если не будет лимитироваться возраст выхода на заслуженный отдых, проблема решится сама по себе. Никто, работая, пенсию получать не будет. Опять облегчится нагрузка на фонд.

«СГ»: — Сегодня он формируется только из отчислений работающих людей. А если попробовать направлять туда средства от продажи государственного имущества?

П. Никитенко: — Тогда образуются бреши в бюджете. Есть другие пути. Надо сделать так, чтобы пенсионный фонд разрастался за счет себя самого. То есть он не должен быть, как сейчас, лишь распределительным, а стать инвестиционным. Свободные средства должны вкладываться в покупку акций наиболее прибыльных предприятий или идти на выдачу кредитов под выгодные проценты и приносить доходы. Словом, деньги должны рождать новые деньги. 

«СГ»: — У нас боятся такого пути: вдруг не получится или пойдут злоупотребления.

П. Никитенко: — Не надо тревожиться. За рубежом пенсионные фонды динамичные, работают по методике, о которой я только что сказал. И за ними установлен жесткий контроль. Никто и нам не мешает так поступать, чтобы все было честно.

gedroiz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?