Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Олимпиада в Сиднее в 2000 году была не такой, как все, с самого начала

Эхо старых песен

«В наших сердцах мир, и в наших руках надежда» — песня, которая по сути открыла Олимпийские игры в Сиднее, называлась «Under the Southern Skies» — «Под южным небом». Исполнила ее 13-летняя девочка Никки Уэбстер. И это именно она, летая над красавцем-стадионом «Австралия», приказывала нашим глазам «увидеть все чудеса будущего в мире гармонии».

Сидней-2000. Никки Уэбстер в центре внимания всего мира.
 
Спешу вспомнить: наяву «олимпийский миллениум» в Сиднее был еще прекрасней, чем по телевизору. И если сегодня вы только размышляете, пойти ли 21 июня на церемонию открытия II Европейских игр, не поленитесь найти на youtube старую запись... Аргумент, который вы в ней найдете, мне представляется железным — такое бывает раз в жизни, и такое ни в коем случае нельзя пропустить.

А Олимпиада в Сиднее была не такой, как все, с самого начала. И ровно не такой же она остается для меня до сих пор — как солнце, всходящее с другой стороны, как машины с правым рулем и кенгуру, лениво прыгающие за околицей медиадеревни.

Из Сиднея, вы удивитесь, очень легко провести мостик в Минск. Получится, конечно, не знаменитый Харбор-Бридж — но все-таки кое-что волшебное, знаковое. И еще обязательно знакомое.

Начать стоит хотя бы с того, что в суверенной истории нашей страны именно из далекой Австралии белорусские спортсмены привезли больше всего медалей. Это пекинскую и лондонскую статистику меняли и переписывали, а сиднейская стоит как вкопанная — 17 медалей. 

Одной из первых тогда свою бронзу завоевала мастер стрельбы из пистолета Лолита Евглевская. Помню, как тщетно искал ее имя в информационной системе Игр. Была в ней только Лолита Мильшина, и никто не мог объяснить уважаемому компьютеру, что однажды она вышла замуж за оружейного мастера Сергея Евглевского да и уехала вместе с ним жить в Австралию. Нашим спортивным руководителям пришлось постараться, чтобы заявить спортсменку за сборную Беларуси. Удивительное в ее истории отнюдь не то, что уже после Сиднея она стала полноценной гражданкой Австралии и выступала под ее флагом на Олимпиаде в Пекине, а в том, что она продолжает стрелять. В 55 лет. Вместе с сыном. Одним этим фактом наталкивая на мысль, что стоявшие на пьедестале Сиднея Игорь Басинский и Сергей Мартынов, наверное, тоже могли бы так делать. Но наши опытные мастера предпочли стать тренерами. Игорь Михайлович нынче главный в сборной, а Сергей Анатольевич — среди его ассистентов, тренирует в том числе и свою дочь Марию, которую надеется увидеть на Европейских играх.

Герои Сиднея — Эллина Зверева, Ирина Ятченко, Екатерина Карстен и Янина Корольчик.

Я помню, как около местечка Ливерпуль, где располагался олимпийский стрелковый центр, горела эвкалиптовая роща, как пахло ужасно, когда Евглевская последним выстрелом опередила в тире свою подругу по команде Юлию Синяк. Мы говорили «драма», ничуть не догадываясь, что вскоре поверженная спортсменка начнет писать свою биографию заново — выйдет замуж за российского олимпионика Алексея Алипова, станет матерью, а несколько позже сменит флаг и паспорт. Ее муж выиграет золото первых Европейских игр, а Юля в составе сборной России приедет в Баку, но займет в той самой сиднейской дисциплине то самое обидное четвертое место.

Рок? Сидней помнит многих поверженных титанов. Великий во всех смыслах Александр Карелин проиграл неведомому прежде американскому колобку Рулону Гарднеру и на олимпийском пьедестале стоял на одной ступеньке с нашим Дмитрием Дебелкой. Великий олимпийский неудачник Сергей Бубка (вы только представьте, так его называют даже несмотря на победу в Сеуле!) не взял в Австралии начальную высоту и был вынужден всего лишь наблюдать за тем, как в секторе для прыжков с шестом местная публика неистово поддерживала бывшего белоруса Дмитрия Маркова, который в поисках счастья сменил гражданство, но не сумел выиграть даже бронзы...

Помню безумство, творившееся в олимпийском бассейне, когда там плыл Ян Торп, в своей «быстрой коже» напоминавший человека-амфибию. Помню Кэти Фримен — представительницу австралийских аборигенов, которой доверили зажечь олимпийский огонь, а она потом стала еще и чемпионкой в беге на 400 метров. И как забыть американку Мэрион Джонс, которая сперва убегала от всех на беговой дорожке, а спустя несколько лет плакала в суде, когда вскрылся ее обман?! 

С допингом у белорусов в Сиднее получилось относительно. Проколов, связанных с изъятием медалей, не произошло, но разве можно выбросить из памяти досрочное расставание с Олимпиадой нынешнего председателя федерации легкой атлетики Вадима Девятовского, если тогда внутри нашей делегации много говорилось, что ему подсыпали дрянь прямо в столовой? И как не вспомнить Гену Олещука, который в Сиднее сперва проиграл бронзу болгарину из-за собственного веса, потом плакал, когда после дисквалификации соперника ему вручал награду главный борец с мировым допингом Ричард Паунд, а через несколько лет сам попал под пожизненный бан.

Легкоатлеты, у которых в Минске не программа, а сплошной эксперимент, из далекого Сиднея привезли сразу две великолепных золотых улыбки — Эллины Зверевой и Янины Корольчик. Еще были бронзы Ирины Ятченко, Натальи Сазанович и Игоря Астапковича. Великая во всех смыслах Екатерина Карстен вырвала золото у болгарки Нейковой буквально в фотофинише, а Павел Довгаль — пятиборец — свою награду принес тогда, когда ее уже никто не ждал — на самом финише Игр. И ведь не скажешь, что одни медали ценные, а другие не очень.

Быстро пролетели 19 лет. Жизнь многих старых героев изменилась до неузнаваемости. Янина Корольчик была лицом билбордов газеты «Советская Белоруссия», вышла замуж за певца Провалинского, стала матерью. Алина Кабаева, которая в Сиднее уронила обруч, стала-таки олимпийской чемпионкой в Афинах и сделала прекрасный пируэт в послеспортивную жизнь, а опередившие ее россиянка Юлия Барсукова и наша Юлия Раскина пробовали себя в балете на льду и цирке «Дю Солей», но потом как-то затерялись. Выступавшая вместе с ними на ковре Валерия Ваткина живет нынче в Австралии — там же, где и ее отец — известный тренер по спортивной гимнастике. А вот Валерий Колодинский съездил на Зеленый континент, но вернулся — сегодня он возглавляет женскую сборную Беларуси по спортивной гимнастике, а его дочь Ванесса является одной из прим нашей сборной по борьбе. Астапкович и Ятченко отдали сына в баскетбол — в систему ЦСКА, где с радостью меняют игрокам паспорта. Эллина Зверева, казалось бы, установила вечный рекорд, когда в 47 лет заняла шестое место на Играх в Пекине, но сегодня наверняка не только она с интересом наблюдает, как пытается пробиться в Токио Екатерина Карстен. В 2020-м ей будет 48.

Изменилась и девочка Никки. Сегодня у нее муж, двое детей и собственная школа талантов. Когда прозвучит главная песня II Европейских Игр (и вот вопрос, кто ее исполнит — Анна Нетребко, Димаш, Солодуха или, как в Баку-2015, Леди Гага?), наверняка австралийка и многие люди во всем мире задумаются над ее словами. 

Никки Уэбстер, что б вы знали, не только открывала Олимпиаду в Сиднее, но и закрывала. Когда гас огонь Игр, она пела «We’ll Be One» («Мы будем едины»), и речь шла о ребенке, у которого есть мечта — «мечта быть сильной и стоять там, где я есть». Прошло 19 лет. Почти всех участников Игр в Минске мы вправе назвать повзрослевшими мечтателями из той самой песни. Они точно стали сильными, и теперь наша общая задача сделать наши Европейские игры такими, чтобы о них было что вспомнить и через 19 лет.

gord@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи