Как государство помогает адаптироваться к жизни людям с инвалидностью

Движение без барьеров

Появление на свет ребенка с тяжелой формой детского церебрального паралича многие воспринимают как катастрофу. При таком диагнозе, казалось бы, пожизненный уход и социальное иждивенчество неизбежны. Однако если возможности комплексной медико-социальной реабилитации, которые cуществуют в нашей стране, соединить с упорством самих детей и их родителей, то результаты могут быть весьма вдохновляющими. Корреспондент «Р» узнала историю 21-летней минчанки Лии Герасименок, которая, несмотря на I группу инвалидности, учит детей иностранному языку, а также выяснила, много ли еще белорусов с ограниченными возможностями по здоровью проходят социальную адаптацию и профессионально реализуют себя.

Кружок английского языка Лия Герасименок ведет три раза в неделю — трудится на четверть ставки, как рекомендовала МРЭК.

Панику — отставить!

С Лией Герасименок мы встретились в Республиканском реабилитационном центре для детей-инвалидов. Здесь девушка с сентября ведет кружок английского языка. Занятия три раза в неделю, и ее, колясочницу, мама Наталья Александровна привозит на машине. В психологической адаптации к первому рабочему месту не было необходимости — здесь Лие все знакомо. Ведь в этом учреждении она каждый год, а то и по три раза в год, проходила месячные курсы комплексной реабилитации.

Пока Лия разучивает английские слова со своими кружковцами Эвелиной и Агатой, мама Наталья Александровна вспоминает, как они сюда попали в первый раз. Лие было три с половиной года. Ее здоровые ровесники вовсю бегали и общались, а она даже ползать не могла и не разговаривала. Ее кормили с ложечки, одевали, мыли.

Наталья Александровна посвящает в историю болезни дочери. Малышка родилась преждевременно, но тяжелый диагноз поставили только в годовалом возрасте — детский церебральный паралич в форме спастической диплегии, при которой не работают мышцы спины, рук и ног. У Лии третья степень тяжести патологии из четырех возможных.

— Поначалу я была в панике, — вспоминает Наталья Александ­ровна. — Воспитывала дочку без мужа и не представляла, как все это выдержу, как буду жить на одно пособие. Ведь, чтобы постоянно быть рядом с дочерью, мне пришлось отказаться от профессии — работы в банке. Но веру в себя помог вернуть психолог. Он сказал, что, если я возьму себя в руки и буду много-много работать, мы с дочкой можем многого добиться.

Прорыв в развитии произошел в первые два года реабилитации: Лия смогла сидеть и разговаривать.

 Упорству сильных поем мы песню

Как рассказала заведующая отделением медицинской реабилитации центра Любовь Подымако, с девочкой интенсивно занимались дефектологи, массажисты, инструкторы ЛФК. Несмотря на тяжелое поражение центральной нервной системы, интеллектуальные способности ее оказались сохраненными, и это вселяло оптимизм. Курсы массажа, занятия на тренажерах, физиотерапия, бассейн, ванны, занятия в кружках — и в первые два года произошел настоящий прорыв в развитии. Девочка, которая с трудом могла произнести только слово «мама», в пять лет стала говорить законченными фразами, пополнила словарный запас и научилась читать! Cерьезные сдвиги произошли и в двигательной активности: научилась переворачиваться, сидеть, работать левой кистью, а чуть позже — правой рукой. В итоге в семь лет Лия, как ее здоровые ровесники, могла пойти в школу. В обычную общеобразовательную школу № 111, где был интегрированный класс.

Все держать в уме

— Надомное обучение я даже не рассматривала, — объясняет Наталья Александровна. Хотя для нее, казалось бы, проще — не надо возить на коляске каждый день, преодолевая барьеры. — Но меня, во-первых, мучал вопрос ее интеграции в общество: я ведь не вечная, а она должна уметь не только читать, сама себя обслуживать, но и общаться! Во-вторых, помогло государство, выделив нам социальную квартиру, оборудованную элементами безбарьерной среды, и она находилась рядом со школой, в которой тоже были условия для передвижения на коляске.

Отношение одноклассников и других детей к «особенной» ученице Наталья Александровна прокомментировала так:

— Лия была одной из четырех учеников с ограничениями по здоровью, но при этом единственная колясочница. В классе удалось создать атмосферу, что проблем во взаимоотношениях не возникало — на переменах, при переходе в другой кабинет одноклассники еще и спорили, кто достоин везти коляс­ку с Лией! К ней относились как к равной, помогали справиться с бытовыми трудностями.

В обучении учителя обеспечили Лие индивидуальный подход. Из-за слабого кистевого захвата рук письменных заданий особенной ученице давали мало. Ее задача была — все запомнить и воспроизвести вслух. И до сих пор Лия пишет только печатными буквами. Знаете, как она сдавала письменный экзамен по математике в 9-м классе? Учитель садился рядом с ней и записывал то, что она надиктовывала. Получила девять баллов. В уме Лия складывала и умножала такие числа, какие ее ровесники считали в столбик.

Кроме того, неутомимая мама Лии искала и находила все возможности, чтобы обеспечить дочери не только учебу, но и полноценное развитие. Возила ее на танцы в инвалидных колясках, в модельную инклюзивную школу, занималась рисованием.

— Мы с ней понимали, что высокие оценки, развитие коммуникативных навыков — ее единственная возможность остаться в социуме, — объясняет Наталья Александровна и тут же критически оценивает себя: — Родительница, признаюсь, Лие досталась непростая. Мне не раз говорили, что я слишком строга к ней. Мол, с собственным ребенком так нельзя. Но беспокойство за ее будущее подогревало во мне желание не жалеть ни себя, ни ее. Вдохновлялись примерами из кинофильмов о людях с тяжелыми диагнозами, которые многого в жизни добивались.

 Лия Герасименок тоже достигла успеха — она окончила школу с отличием. Если бы у нее не было ДЦП, она бы могла выбрать любой вуз или ссуз при такой успеваемости. Но медико-экспертная реабилитационная комиссия дала единственную рекомендацию — учитель. Без вариантов. Девушка поступила в Минский лингвогуманитарный колледж и тоже получила диплом с отличием. Но, несмотря на высокие оценки, вопрос распределения оказался почти тупиковым. Ценой огромных усилий удалось найти единственное учреждение, которое согласилось взять на работу колясочницу, — Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов.

Четверть ставки счастья

Своей первой зарплатой Лия Герасименок пополнила семейный бюджет, на эти деньги починила компьютер. Без него ее работу сложно представить: из интернета Лия скачивает мультфильмы, стихи и тексты на английском языке, чтобы использовать для занятий с детьми. Лия указывает на большую коробку — там целая пачка папок с готовыми наглядными материалами. К слову, компьютерные навыки получила в центре. Сейчас возможностей рук при сохраняющейся спастике кистей достаточно, чтобы нажимать на клавиши и работать с мышью.

Персонал центра помнит Лию. К первому рабочему месту ей не пришлось привыкать — все знакомо.

Администрация центра удовлетворена тем, как работает молодой специалист. Там констатируют, что помощь ей оказали только в сфере организации работы кружка, в сопровождении она не нуждается. Кружок посещают 12 детей, но в группах по два-три человека. Занятость у Лии неполная. Ограничения установила МРЭК, разрешив трудиться всего на четверть ставки. Но спустя три месяца работы молодая преподавательница утверждает, что она совсем не устает от общения с детьми и хотела бы всю жизнь помогать детям с инвалидностью. Директор центра Людмила Кондрашова говорит, что будет рассматривать вопрос о большей продолжительности занятости Лии.

ОФИЦИАЛЬНО

Олег Токун, начальник управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты:

— Работать или нет, человек с инвалидностью решает для себя сам. К тому же МРЭК выдает каждому индивидуальную программу реабилитации, где есть раздел «Профессиональная реабилитация инвалидов». В ней обозначено, что показано гражданину — обучение, переобучение, трудоустройство или адаптация к трудовой деятельности самостоятельно либо при содействии службы занятости населения.

На рынке труда инвалиду сложно конкурировать со здоровым человеком. Поэтому законодательством предусмотрены дополнительные меры, направленные на обеспечение их занятости. Кроме того, действующее законодательство гарантирует инвалидам право на труд, устанавливает запрет на дискриминацию в трудовой сфере по причине инвалидности, а также содержит конкретные меры содействия в трудоустройстве.

Ежегодно в службу занятости обращается около 5 тысяч инвалидов. Из них до 40 процентов трудоустраивается при содействии службы занятости.

Поиск работы через службу занятости населения имеет определенные преимущества. Кроме основных услуг, для инвалидов предусмотрены дополнительные гарантии: трудоустройство на забронированные рабочие места, трудовая адаптация, приоритетное направление на обучение с оплатой расходов на проживание и проезд, сопровождаемое трудоустройство, выдача субсидий на собственное дело — варианты есть. При этом все услуги бесплатны.

Кроме того, существует ряд мер по поддержке нанимателей, принимающих на работу людей с инвалидностью. Среди них — финансирование их затрат по адаптации инвалидов к новой работе, компенсационные выплаты при создании рабочих мест, ряд налоговых льгот и преференций.

Чтобы расширить возможности трудоустройства людей с инвалидностью и вовлечь в этот процесс наибольшее количество нанимателей в соответствии с разработанным законопроектом «О правах инвалидов и их социальной интеграции», преду­сматривается введение механизма квотирования рабочих мест. Он предполагает, что предприятиям устанавливается определенное количество рабочих мест для людей с инвалидностью в процентном соотношении от общей численности работников. Такой подход практикуется во многих странах.

КОММЕНТАРИЙ

Людмила Кондрашова, директор Республиканского реабилитационного центра для детей-инвалидов:

— В нашем центре оказывают комплексную медико-социальную реабилитацию детям-инвалидам от 3 до 18 лет с заболеваниями нервной и костно-мышечной систем, следствие которых — нарушения опорно-двигательного аппарата. Каждый год мы помогаем около 1200 ребятам. В среднем один курс реабилитации обходится государству в 4000 рублей. А таких курсов за все свое детство ребенок проходит до полутора десятка и более. Первостепенная задача — сформировать у них навыки самообслуживания и научить учиться, в том числе дистанционно.

За время существования реабилитационного центра более 25 000 ребят с ограничениями улучшили свое физическое состояние и прошли социальную адаптацию. За последние шесть лет у 58 удалось достичь таких успехов, что медики сняли им инвалидность.

Дети с инвалидностью хотят и могут профессионально реализовать себя. Из 18 выпускников 11-х классов, которые прошли реабилитацию в прошлом году, четверо поступили в вузы, восемь человек — в средние специальные учебные заведения, трое — в профессионально-технические учреждения.

Среди наших бывших подопечных есть врачи, повара, физики, педагоги. Один из выпускников сейчас учится в БНТУ, другой поступил в духовную семинарию. Большинство детей выбирают профессии, которые связаны с помощью людям.

ЦИФРА

В Беларуси более полумиллиона людей с инвалидностью. Из них на основании заключения медико-реабилитационной экспертной комиссии (МРЭК) только около 115 тысяч инвалидов имеют показания к труду. Около шестидесяти процентов из них работают.

СТАТИСТИКА «ОСОБЕННОГО» ТРУДА

В этом году при содействии службы занятости трудоустроено 1479 человек с инвалидностью, из них 512 — в счет брони. В рамках сопровождаемого трудоустройства нашли работу 186 человек. На обучение направили 122 инвалида по 19 профессиям, пользующимся спросом на рынке труда, — машинист (кочегар) котельной, парикмахер, оператор ПЭВМ, бухгалтер, рабочий зеленого строительства, и др.

Субсидии для организации предпринимательской деятельности, а также в сфере агроэкотуризма, ремесленной деятельности выделены 37 лицам с инвалидностью. На адаптацию к трудовой деятельности с компенсацией затрат нанимателям по оплате труда направлено 378 инвалидов.

kozlovskaya@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК