Допинг вне закона

Сможет ли уголовная ответственность искоренить допинг?

В Беларуси определены практические механизмы для предотвращения и профилактики применения запрещенных в спорте веществ и методов, а также меры ответственности за нарушение антидопинговых правил. Соответствующий Указ № 201 «О противодействии допингу в спорте» подписал Президент. 

коллаж Максима Шнипа.

Несомненно, документ лишний раз подтверждает известную позицию А.Лукашенко — все должно быть честно. И в жизни, и в спорте.

В прошлом году, выступая на Олимпийском собрании, Президент поставил десять ключевых задач для спортивной сферы. Одна из них — белорусский спорт должен стать прозрачнее, чтобы ни у кого не возникло сомнений в чистоте наших атлетов. 

Как будем этого достигать?

Отныне в случае дисквалификации спортсмена или его персонала из-за допинга им будет запрещено заниматься педагогической деятельностью в сфере физической культуры и спорта. Их также обяжут возмещать суммы стимулирующих выплат, предусмотрено лишение государственных наград, к которым они были представлены за соответствующие спортивные результаты. За систематическое грубое нарушение антидопинговых правил федерации (союзы, ассоциации) могут быть лишены права на получение господдержки, освобождение от налогов и сборов (пошлин) иностранной безвозмездной помощи. Также возможно их исключение из реестра федераций на срок до двух лет. В отношении национальных и сборных команд в таких случаях предусмотрены меры, включающие уменьшение их численности и финансирования. Правительству поручено проработать вопрос об установлении уголовной ответственности за использование запрещенных веществ и методов, а также за склонение спортсменов к нарушению антидопинговых правил.

Комментируя появившийся документ, в Министерстве спорта и туризма утверждают, что нынешний указ — результат кропотливой работы и изучения пожеланий с мест. Пресс–секретарь министерства Владимир Нестерович рассказал, что документ призван поддержать борьбу за чистоту спорта, а само ведомство выступает за ужесточение санкций против нарушителей:

— Наказание за допинг должно быть суровым и неотвратимым. Необходимо прежде всего ударить по рукам тех, кто склоняет спортсменов, особенно молодых, к употреблению запрещенных препаратов. Именно поэтому Правительству поручено проработать вопрос о введении уголовной ответственности за использование допинга и склонение спортсменов к нарушению антидопинговых правил. При этом доказательная база должна быть железной, пройдены все инстанции, чтобы решение о допинговой дисквалификации вступило в силу и уже не подлежало обжалованию. Согласование указа с заинтересованными сторонами шло непросто. Необходимость некоторых пунктов, ужесточающих ответственность, приходилось дополнительно обосновывать. Речь, в частности, о возвращении медалей. В октябре прошлого года проект указа был вынесен на общественное обсуждение, все здравые предложения были учтены. Также при подготовке документа велись консультации со Всемирным антидопинговым агентством и экспертами Совета Европы. Еще в 2006 году Беларусь ратифицировала конвенцию против применения допинга, а в январе 2018 года — дополнительный протокол к ней о взаимном признании допинг–контроля.

Работа над законопроектом начнется уже в ближайшие дни, однако, по словам ведущего белорусского юриста в области спортивного права Сергея Буякевича, этот процесс может занять достаточно продолжительное время. Важно учесть не только спортивные, но и юридические аспекты.

— В полной мере юридической базы для применения уголовной ответственности за использование допинга в стране пока не существует, и ее необходимо создать. Серьезным нюансом станет противоречие с существующей в уголовном праве презумпцией невиновности. При рассмотрении «допинговых» дел сам спортсмен должен объяснять, как в его организм попал тот или иной препарат, тогда как в вопросах привлечения к уголовной ответственности органы уголовного преследования должны доказать, что спортсмен имел умысел на применение запрещенных препаратов.

— Это сложно доказать?

— Обычно используются свидетельские показания, аудио– и видеозаписи, показания самих привлекающихся к уголовной ответственности, документы и другие носители информации... Всем этим доказательствам должна быть дана оценка. Это достаточно непростой вопрос. К тому же в контрактах спортсменов важно учесть и возможность возврата выплат в случае наказания за использование допинга. Но все это оправдано, если вспомнить, какие колоссальные имиджевые потери из–за допингового скандала понесла, к примеру, Россия.

В России, к слову, уголовную ответственность за допинг ввели еще год назад. При этом серьезно смягчив первоначальную версию законопроекта, предусматривавшую для попавшихся спортсменов и тренеров вплоть до 15 лет заключения. Смягчили в том числе и потому, что немало претензий существует и к самому ВАДА. Об этом говорит многократная чемпионка мира, а ныне председатель Белорусской федерации велоспорта Наталья Цилинская: «Если какое–то запрещенное вещество попадает в организм спортсмена, то он по умолчанию виновен, но есть много случаев, когда атлет может быть оправдан и не должен подвергаться столь жесткому наказанию». Соглашается с ней и глава НАДА Денис Мужжухин:

— К наказанию за применение допинга нужно подойти очень внимательно. Спортсмены и так несут достаточную ответственность. К тому же нынешним указом для них подразумеваются еще и финансовые санкции. При этом очень часто люди, которые используют спортсменов для достижения своих целей, остаются в тени и безнаказанными. И вот в их случае очень важно рассмотреть вопрос о введении реальных уголовных статей за склонение и принуждение к применению допинга.

— На сайте НАДА сейчас значатся 25 дисквалифицированных спортсменов. Белорусская сборная по тяжелой атлетике находится под санкциями из–за наличия 20 и более положительных проб. Означает ли это, что, появись нынешний указ пару лет назад, все эти спортсмены мотали бы срок?

— Если их вина была бы доказана, то формально да. Но на практике подобные законы применяются по–разному. Суды учитывают и степень вины, и количество судимостей, и обстоятельства дел... Плюс должны быть установлены сроки давности. Вполне возможно, что до реальных тюремных сроков все и не дойдет, но разбирательство будет вестись на другом уровне. Я знаю, что уже сейчас многие возмущаются: как мы теперь будем работать? У меня к таким людям есть встречный вопрос: а как же, получается, вы раньше–то работали?

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...