Кто, чем и зачем кормит лесных обитателей в студеную пору

Домашняя кухня для диких гостей

Дикая природа обычно не терпит вмешательства человека. На то она и дикая. Однако бывают редкие исключения. Например, сильные морозы и обильные снегопады, как нынешней зимой. В таких суровых условиях даже самые осторожные звери готовы выйти из лесу в надежде спастись от голода, болезней и гибели. Корреспондент «НГ» отправилась на север страны и выяснила, как сотрудники Лиозненского лесхоза помогают выжить диким животным во время лютых холодов.


В ответе за тех, кого расплодили

За 12 лет популяция благородного оленя в белорусских лесах выросла больше чем в два раза. Всего рогатых красавцев у нас насчитывается не меньше 35 тысяч особей. Наблюдается неплохой рост численности лося и косули: популяции составляют около 38—40 тысяч и 100—120 тысяч особей соответственно.

— Это результаты долгой и кропотливой работы по разведению и защите диких животных. Думаете, чтобы численность тех или иных видов пошла вверх, нужно просто перестать охотиться? Нет. Важно все — от уровня урбанизации до мониторинга и подкормки в необходимый момент. Дикая природа нуждается не только в защите, но и в поддержке. В разумных пределах, конечно, — начинает разговор ведущий инженер по охотничьему хозяйству Лиозненского лесхоза Николай Федоренко.

Николай Федоренко с дикими животными на «ты» с самого детства.
Он из местных. Всю жизнь, что называется, в лесу:

— Еще лет 40 назад в наших краях ни о каких оленях никто и разговора не вел. Ни одного у нас не было. А теперь деревенский народ их целыми стадами нередко замечает вдалеке за огородами, у самой кромки леса. Красота! Едем искать следы?..

Путь недалек. Всего 10—20 минут от Лиозно, и вокруг — белые поля, которые на солнце блестят так, что даже глаза открывать больно. Но если к ним все-таки приглядеться — диво! — они вдоль и поперек исполосованы длинными цепочками следов всех возможных размеров и форм.

— Вот олени, там — лоси, а здесь пробегала косуля, — наш проводник с легкостью читает каждую «строчку» этой живой энциклопедии и поясняет: — Эти рапсовые поля мы засеваем осенью специально для диких травоядных животных.

То там, то тут земля оголена — из-под снежной толщи выглядывают темно-зеленые листья. По словам Николая Романовича, олени здесь ранним утром бьют копытами порой с таким энтузиазмом, что аж снеговая пыль поднимается. Их задача — добраться до сочной маслянистой культуры под снегом.

Кстати, рапсовые поля для оленей не только кормовое подспорье, но и место для свиданий. В лесхозе рассказывают, что осенью самцы именно здесь обустраивают свои гонные ямы.

— Благородный олень — не лось, который за самками бегает. Он закинет голову с роскошными рогами и ревет так громко и протяжно, будто в трубу кто-то дует. Слышно за несколько километров. Целый гарем самок собирается, — говорит Николай Федоренко.

Частые гости рапсовых полей — зайцы. Зимой им не хватает силенок, чтобы докопаться до пропитания под высоким снежным покровом. Поэтому они скачут следом за крупными травоядными, которые приоткрывают запасы.

Тянет на солененькое

Закон у природы простой: дикому зверю хорошо там, где есть пропитание. Оттого сотрудники лесхоза и стараются обеспечить его в достатке. В лесу вдали от людских глаз оборудовали подкормочные площадки.

В деревянных кормушках можно найти концентрированные корма, включающие овес, горох, кукурузу и другие сельхозкультуры. Копытные мимо них не пройдут. Неподалеку виднеются распотрошенные тюки ароматного сена, которое очень любят косули.

Важная часть рациона — соль. Ее можно найти в солонцах — спиленных стволах деревьев с отверстиями, с которых звери слизывают необходимое количество «приправы». Если зимой солонец окажется пустым, животные пойдут искать соль на проезжую часть, где ее при теперешней погоде хоть отбавляй. Правда, у многих смесей довольно ядреный химический состав. Еще одна опасность — лесные обитатели порой настолько увлекаются минерализацией своего организма, что попадают под колеса проезжающих машин. 

— Впрочем, чаще всего к солонцам самки копытных животных ходят в период развития эмбриона — весной. А вот самцы любят полизать соль, когда у них растут рога, — рассказывает Николай Федоренко. 

Высоко сижу, далеко гляжу

На каждой подкормочной площадке есть место не только для приема пищи. Обычно напротив кормушек сотрудники лесхозов сооружают наблюдательные вышки. Их используют для мониторинга популяций. Лесное зверье очень осторожное: есть в присутствии чужаков ни за что не станет — даже носа из лесу не высунет!

— Как думаешь, какой зверь в наших лесах самый страшный? — спрашивает меня Николай, хитро прищурившись.

— Наверное, волк, — отвечаю, немного подумав.

— Никому такое не говори! Самый страшный зверь во все времена и в любом лесу — человек, который потребительски относится к природе.

Сегодня наши охотугодья очень любят иностранцы, хотя за каждый трофей им приходится платить немалые деньги. В чем секрет притяжения?


— В хорошей генетике наших животных. У них есть простор, неплохая кормовая база всюду, поэтому плотность того или иного вида на тысячу гектаров невысокая. Вольготная жизнь дает возможность тем же оленям или лосям скрещиваться с особями из разных местностей, а не с условными «кузинами», — объясняет Николай Федоренко.

Местные жители, к слову, тоже любят охоту. Чаще добывают животных, относящихся к ненормированным видам, — дичь интересна в качестве праздничного ужина. Заядлые же охотники, которые не ищут легкой добычи, готовы вступить в схватку с серым хищником.

— Волки совсем не дают житья копытным, — признается Николай Романович. — Выводка волчат у нас нет — мы этого просто не допускаем, но они все равно заявляются из других районов, в том числе с территории России. Оленей, лосей, косуль у нас много, вот хищники и набиваются им «в пастухи».

В конце прошлого года охотники даже заприметили медведя. Причем не где-то в лесной глуши, а относительно недалеко от деревеньки. 

— Сидели мы на вышке у леса, ждали оленей, — вспоминает недавнее приключение Николай. — Появился один самец, потом еще, а за ними… «Кабан!» — предположил напарник. Однако после активной депопуляции кабанов у нас немного, да и габариты были не те. Когда оленей с поля будто ветром сдуло, стало ясно — косолапый! Ждали больше часа, чтобы он убрался, но медведь, видимо, решил поиграть с нами в игру «кто кого пересидит». В итоге мы сдались и слезли на землю, он было направился к нам. Шуганули его резким криком. Мишка скрылся…

ЕСТЬ ВОПРОС

Сельхозкультуры, сено и соль — насколько безопасно кормить диких животных «домашней кухней»? Как ни крути, а в дикой природе все это на лесных тропинках не валяется.

— Ничего страшного в том, что звери привыкают к такой еде, нет, — предупреждает Николай Романович. — Им вкусно, но главное — питательно и помогает поддерживать силы в стужу.

При теплой погоде и отсутствии снега даже зайцы и косули не ходят на подкормочные площадки и предпочитают сами добывать себе пропитание. Природные навыки из-за помощи человека дикие животные не утрачивают.

kurak@sb.by 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Анна КУРАК