Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Беларусь - Швейцария: точки притяжения и возвращение историко-культурного наследия

Долгое возвращение домой

Фото Юрия Мозолевского
На днях наша газета рассказывала о трех новых экспонатах, которые пополнили коллекцию Национального художественного музея («Из Швейцарии с Надеждой», «СБ» от 12 сентября). Напомним, речь шла о работах Надежды Ходасевич–Леже — художницы родом из Беларуси, в начале XX века покорившей не только Париж, но и сердце импозантного французского живописца Фернана Леже. Возвращение шедевров нашей знаменитой соотечественницы на малую родину стало возможным благодаря активности и усердию сотрудников посольства Беларуси в Швейцарии. Чуть раньше белорусские дипломаты с финансовой поддержкой бизнеса передали в дар НХМ две работы нашего именитого земляка Осипа Любича. А в прошлом году на родину в Беларусь из швейцарского Фрибура вернулась Мария Магдалена Радзивилл. Все этапы «операции» по перезахоронению праха княгини — от идеи переноса останков в Минск до оформления документов и перевоза капсулы — проходили под присмотром временного поверенного в делах Беларуси в Швейцарии Павла Мацукевича. Он же поспособствовал «переезду» художественных ценностей в нашу музейную сокровищницу. Корреспонденты «СБ» встретили дипломата в Минске и поговорили с ним о важности возвращения артефактов с белорусскими корнями домой, финансовом бремени, а также о важнейших точках культурного соприкосновения двух стран.

— Начну с того, что возвращение историко–культурного наследия — это часть государственной политики, реализуемая Министерством иностранных дел, Министерством культуры и непосредственно дипломатическими представительствами Беларуси за рубежом. Но при этом важно понимать, что между пунктами «найти» и «вернуть» — расстояние очень большое.

— Международная практика показывает, что вернуть национальные ценности из музеев других стран практически невозможно. А вот приобретать произведения искусства, которые нам интересны, вполне реально.

— Именно на это мы сейчас и делаем акцент. Но звезд с неба не хватаем: вернуть полотна Шагала или Сутина, цены на которые на аукционах достигают многих миллионов евро, пока возможностей нет. Другое дело приобрести работы художников Парижской школы, имена которых мы только–только начали в нашу историю возвращать. Сначала появились публикации, потом документальные фильмы, и только затем мы осторожно стали говорить о том, что неплохо было бы вернуть в Беларусь их работы. Начали с Любича. Первая картина была найдена третьим секретарем посольства Владиславом Сахащиком в одной из частных коллекций Берна. На мой призыв о финансовой помощи отозвался наш почетный консул в Цюрихе Атанасиос Акратос. Возвращение следующей работы Любича — «Натюрморт с кувшином» — тоже заслуга господина Акратоса. Картину нашли в Израиле, выкупили и уже в мае передали ее в НХМ. А чуть позже в частной коллекции обнаружили 4 работы Ходасевич–Леже. Три из них помог выкупить почетный консул Беларуси в Лозанне Андрей Нажескин. Сейчас ведем переговоры о приобретении четвертой, живописной работы. Сумма по меркам бизнеса небольшая, но все же существенная. Но думаю, мы вернем и эту картину.

— Насколько я знаю, с коммерческим предложением вы обращались в ряд белорусских банков. Каков итог?

— К сожалению, отрицательный. Получили отказ. Что для меня удивительно, ведь последние годы частный бизнес особенно внимателен к культуре. Здесь важно то, что в следующем году Национальному художественному музею исполняется 80 лет. И, на мой взгляд, живописная работа Надежды Ходасевич–Леже могла бы стать ему хорошим подарком.

— С чем, на ваш взгляд, связано нежелание структур, в которые вы обращались, подставить свое финансовое плечо?

— Причин может быть несколько. Во–первых, ряд банков собирает собственные коллекции. Во–вторых, у многих имеются финансовые обязательства в других сферах, например, социальной. А может, мы просто обратились не в лучшее для них время. Хотя искусство — это прекрасная инвестиция в будущее страны, а меценатство — вклад в увековечение памяти о богатых традициях исторического наследия и штрих к изменению общей культурной ситуации. В любом случае мы надеемся, что наши предложения об участии в возвращении национальных ценностей все же найдут отклик среди белорусских коммерческих структур. По крайней мере, сдаваться мы не намерены.

Наш след в Швейцарии: пять точек, которые нужно посетить каждому белорусу. Гид от Павла Мацукевича:

1. Собор Фраумюнстер в Цюрихе

— Гордость Фраумюнстер — пять витражных окон работы Марка Шагала. До их установки в 1970 году собор был известен лишь своей необычной архитектурой — «одноглавая» церковь построена не по канону. С появлением шагаловских витражей Фраумюнстер приобрела мировую известность. Художник трудился над витражами 2 года и, несмотря на преклонный возраст — к моменту окончания работы ему было 83 года, — не только делал эскизы, но и сам обрабатывал поверхность стекла.

Марк Шагал за работой над фрагментом витража в соборе Фраумюнстер

Недалеко от Фраумюнстер находится ресторан Kronenhalle, хозяин которого был дружен с Шагалом. Художник подарил собственнику несколько работ — все они сегодня украшают стены заведения. Там же Шагал, будучи в хорошем настроении, однажды разрисовал ресторанное меню: виньетки, закорючки и подпись «Marc Chagall, 1972». Оригинал гостям, конечно, уже не приносят, а вот факсимиле могут подержать в руках все желающие.

2. Памятник Тадеушу Костюшко в Золотурне

— Инициатива увековечить память нашего знаменитого земляка принадлежала белорусском дипломату — нынешнему генеральному консулу Беларуси в Мюнхене Андрею Кулаженко. Инициативу подхватил заместитель председателя Ассоциации белорусов Швейцарии Александр Сапега. На него же легло основное финансовое бремя. Посольство также подключилось к поиску источников финансирования, мы их нашли и покрыли около трети расходов. Финансовую поддержку оказали почетные консулы Беларуси в Цюрихе и Лозанне — Атанасиос Акратос и Андрей Нажескин.



Именно в Золотурне памятнику отвели место не случайно — генерал провел здесь последние годы своей жизни. В городе также есть дом–музей Костюшко, который поддерживается польской стороной. Музей находится в реальной квартире, где Костюшко жил и умер. Его внутренние органы, изъятые во время бальзамирования, были отдельно похоронены на кладбище в Цухвиле, рядом с Золотурном, и остаются там по сей день.

3. Музей в Рапперсвиле

— В Рапперсвиле есть так называемый польский музей, известный в первую очередь тем, что там долгое время хранилось сердце Тадеуша Костюшко, пока в 1927 году его не перевезли в Варшаву.



Сегодня в музее можно найти много белорусских «следов», например, гербы ВКЛ с белорусскими городами. Но главное сокровище, хранящееся там, — это наши знаменитые слуцкие пояса. Причем на карточке написано, что они польские, но на самих поясах вышито «Слуцк». Музей частный, совместно с Александром Сапегой мы собираемся провести переговоры о возможности привоза поясов в Беларусь на экспозицию. Есть еще вариант провести в музее белорусское мероприятие. Надеюсь, собственники пойдут нам навстречу.

4. Бернский университет

Анна Тумаркина –
первая женщина –
профессор философии
в Швейцарии и Европе

— Недавно узнали интересную информацию: первая женщина, получившая звание профессора в Швейцарии, имеет белорусские корни. Анна Тумаркина родилась в Дубровно, училась сначала в Берлинском университете, чуть позже поступила на философское отделение университета в Берне. В 1898 году она получила должность приват–доцента и таким образом стала первой в Швейцарии и в Европе женщиной — преподавателем философии. Надо ли пояснять, какой это был грандиозный прорыв? Дело в том, что права женщин в Швейцарии долгое время не признавались, до 1971 года страна оставалась последней западной республикой, где женщины не имели права голосовать. В отдельных кантонах женщины получили избирательное право только в начале 1990–х.
Успех Тумаркиной — огромное событие для того времени. Сегодня в холле университета есть посвященный ей уголок, а 16 февраля 2000 года — в ее день рождения — одна из прилегающих к старому корпусу Бернского университета улиц получила название Tumarkinweg. Кроме того, в память о философе в вузе была организована научная программа ANNA.

5. Старое кладбище во Фрибуре

Павел Мацукевич и принц Бурбон с капсулой с прахом княгини Радзивилл

— До прошлого года здесь находилась могила княгини Марии Магдалены Радзивилл. Несколько лет назад наследник магнатской фамилии князь Матей Радзивилл озвучил намерение перезахоронить прах Марии Магдалены в Минске. Я, скажу честно, был против такого решения, ведь Швейцария таким образом лишалась важного белорусского «следа». На могиле княгини мы собирались ежегодно, проводили там «Дзяды». Но такова была воля покойной — вернуться после смерти на родину в Беларусь — и пожелание наследников. Поэтому в июле 2017 года прах Магдалены Радзивилл был возвращен в Минск и передан костелу св. Симеона и Елены, рядом с которым жила княгиня. А в начале этого года ее прах был перезахоронен на территории костела св. Троицы в Минске.

leonovich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.1
Загрузка...