Диагноз установит... иголка

СТЕРЕОТАКСИЧЕСКАЯ биопсия — сразу и не выговоришь! А между тем в жизнь 28 человек она внесла четкую ясность. До проведения этой сложной процедуры неврологи, нейрохирурги порой пожимали плечами: диагноз неясен. Известно одно: в мозгу либо опухоль, либо воспаление... Только от чего лечить? Компьютерная и магнитно-резонансная томографии ответов не давали. И лишь когда в РНПЦ неврологии и нейрохирургии появился современный шведский аппарат диагностики болезней мозга стоимостью в 250 тысяч евро, для 28 человек со всей республики все стало на свои места. У 25 из них нашли опухоль разной степени выраженности и тут же стали лечить, у троих больных опухоль не подтвердилась.

В РНПЦ неврологии и нейрохирургии уже третий год применяют современный способ диагностики заболеваний мозга.

СТЕРЕОТАКСИЧЕСКАЯ биопсия — сразу и не выговоришь! А между тем в жизнь 28 человек она внесла четкую ясность. До проведения этой сложной процедуры неврологи, нейрохирурги порой пожимали плечами: диагноз неясен. Известно одно: в мозгу либо опухоль, либо воспаление... Только от чего лечить? Компьютерная и магнитно-резонансная томографии ответов не давали. И лишь когда в РНПЦ неврологии и нейрохирургии появился современный шведский аппарат диагностики болезней мозга стоимостью в 250 тысяч евро, для 28 человек со всей республики все стало на свои места. У 25 из них нашли опухоль разной степени выраженности и тут же стали лечить, у троих больных опухоль не подтвердилась.

Сегодня не все страны СНГ могут похвастаться проведением стереотаксической биопсии. Уж больно дорогое, хотя и жизненно необходимое оборудование! Да и в Беларуси пока такой аппарат — единственный. В идеале хорошо бы иметь по одному в каждом областном центре. Ведь чем раньше установят диагноз, тем больше шансов спасти человека.

...Александр Конёк из деревни Горотичи Калинковичского района родился в рубашке. Так о нем говорят врачи и любящая жена. Все беды, считает супруга Жанна, начались года два назад: у Александра случились на работе судорожные припадки, словно у эпилептика (хотя эпилепсией супруг никогда не страдал). Выпадал язык, тело синело и билось в судорогах, изо рта шла слюна, порой мужчина терял сознание. В райбольнице точный диагноз не поставили, правда, обмолвились, что в голове есть вероятность новообразования, поэтому и выписали направление в РНПЦ неврологии и нейрохирургии.

— У мужа было такое состояние, что подняться с постели не мог. Я уложила его в бус, села за руль и повезла в Минск, — рассказывает жена. — К счастью, в РНПЦ неврологии и нейрохирургии приняли на обследование.

Александр Конёк — 11-й по счету белорус, которому сделали стереотаксическую биопсию. Процедура для обывателя не из приятных. На голову больного надевают алюминиевую рамку и фиксируют винтами, затем сканируют мозг и начинают операцию. В кости черепа делают небольшое отверстие, через него хирург вводит специальную иглу. Точность попадания в болевой очаг — один миллиметр. Забор ткани можно выполнить практически из любого участка мозга, не задевая крупных жизненно важных сосудов. Раньше, признаются хирурги, процедура была более травматичной: открывали участок черепа (вплоть до 6х7 см) и через это окошко делали процедуру. Естественно, повреждение мозга при таком вмешательстве было больше. Стереотаксическая биопсия позволяет в черепе делать маленькое отверстие, а после такого обследования больного быстрее выписывают из больницы.

Результат стереотаксической биопсии уже дал надежду Александру: опухоли в голове не обнаружили. Кстати, у одного из немногих. Из 28 человек, кому сделали забор мозговой ткани на современном оборудовании, он один из трех, у кого опухоль не установлена. Да и сам процесс диагностики прошел удачно. Что же обнаружили врачи?

Токсокароз, в народе его называют «собачий глист». Довольно редкое заболевание, но излечимое. Курс лечения Александр Конёк прошел, чувствует себя неплохо. О болезни напоминает лишь редкое подергивание левой ноги и онемение левой стороны. Но это мелочи по сравнению с тем, что он пережил раньше. «И все-таки вы — счастливчик, Александр Александрович, — отметила я в разговоре по телефону с мужчиной. — Главное, что не обнаружена злокачественная опухоль, а с токсокарозом вы почти справились». Александр Конёк не смог сдержать слез...

Наталья СЕРГУЦ, «БН»

НА СНИМКЕ: ведущий научный сотрудник РНПЦ неврологии и нейрохирургии Сергей БЕЗЗУБИК рассматривает снимки головного мозга.

Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?