Минск
+24 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Детство белорусского футбола

Вспоминаем, как все начиналось, и думаем о продолжении

Вспоминаем, как все начиналось, и думаем о продолжении


Сегодня, когда к нам приезжает национальная команда Аргентины, когда БАТЭ впервые пробился в групповую стадию Лиги чемпионов, когда сборную страны возглавляет немец и когда мы мечтаем об участии в финальной стадии чемпионатов мира и Европы и не видим в этом ничего невозможного, период становления белорусского футбола, пришедшийся на конец 1940–х — начало 50–х, кажется чем–то далеким и ненастоящим. А ведь это было, и официальные документы за подписью маршала Тимошенко, Мазурова, министра ГБ Цанавы и прочих представителей белорусской политической элиты тех времен говорят сами за себя. И именно из тех времен растут ноги у сегодняшнего успеха нашего футбола, ведь недаром говорят, что у тех, кто не помнит прошлого, нет будущего...


История — наука хоть и неоднозначная (это вам не математика, где формулы решают все), но, когда, сидя в прохладной комнате национального архива перебираешь пожелтевшие от времени документы, впечатление — словно странички дневника памяти перелистываешь. Перед глазами документальной кинохроникой мелькают увиденные когда–то и где–то кадры послевоенного Минска, разрушенного, но счастливого в своем освобождении, вновь задышавшего и ожившего. Вместе с новой жизнью вернулись в страну и маленькие радости, без которых, впрочем, невозможно представить полноценное существование. Среди них, этих маленьких радостей, и футбол. Который, как и всю страну в целом, приходилось поднимать из руин...


Тогда, в послевоенном СССР, на футбольных полях бал правили другие. Как можно было соперничать с московскими «Динамо», ЦДКА, «Спартаком», ВВС или ленинградским «Зенитом», когда они находились под плотным колпаком власти, который и опекой–то в привычном понимании этого слова назвать было нельзя? Победы означали спокойную и безбедную жизнь, личные автомобили, дачи и квартиры, а поражения грозили не банальными лишениями премий, а порой имели цену в годы лагерей. Разрушенная и опустошенная войной Белоруссия никак не могла соперничать с грандами, не имела ни финансовых, ни административных ресурсов для того, чтобы привлечь в свои ряды высококлассных футболистов. Вот и приходилось смотреть на Григория Федотова, Константина Бескова, Анатолия Башашкина, Михаила Семичастного, Никиту Симоняна и многих других как на небожителей и только мечтать о том, что когда–нибудь и мы... А пока минское «Динамо» «болталось» между классом «А» и классом «Б» (между высшей и первой лигами), надеясь, что и до футбола у руководителей ЦК КП(б)Б дойдут руки...


«Минское «Динамо» в послевоенное время было объективно слабее многих, — вспоминает Геннадий Абрамович, игрок минской команды 50–х годов. — Футбол был в Москве, в Тбилиси... А у нас играли все те, кто не подходил московским либо подмосковным клубам. Многие приезжали в Минск заканчивать с футболом. Поэтому состав «Динамо» менялся через каждый год–два. Ни о какой сыгранности и речи не шло. А долго так продолжаться не могло. Мы держались на плаву, но все–таки в 1950 году вылетели из элиты...»


А как не вылететь? Еще в декабре 1948 года начальник и старший тренер команды Лев Корчебоков писал в ЦК КП(б)Б докладную записку о «крайне тяжелых материально–бытовых условиях команды по сравнению с остальными клубами СССР». Вот что в ней говорилось:


«1. Получаемая футболистами зарплата от 800 до 1.200 рублей при учете оторванности в течение 9 месяцев в году игроков от своих семей, в большинстве своем проживающих в разных городах СССР, не дает футболистам соблюдать спортивный режим и находиться в спортивной форме. Отсюда вытекает необходимость найти методы увеличения зарплат для игроков команды, так как это делают остальные спортивные общества.


2. Основной состав коллектива «Динамо» необходимо укрепить новыми игроками... Для этого необходимо предоставление жилплощади в Минске... На первое время — 1949 год — требуется 8 квартир...


3. Для проведения необходимой подготовки целесообразно иметь постоянную базу под Минском...»


Тогда этот «глас вопиющего» остался неуслышанным...


Лишь после вылета в класс «Б» проблемами футбола заинтересовались в верхах — в ЦК КП(б) Белоруссии. «Ничего удивительного в этом не было, это был лишь вопрос времени, — продолжает Абрамович. — В послевоенное время было одно развлечение — футбол. Все хотели красочной игры, это была отдушина. А руководитель МГБ Лаврентий Цанава, отвечавший за футбол в республике, безумно любил эту игру и готов был сделать все, что возможно, только бы в Беларуси была команда хорошего уровня. Помнится, как он приходил на стадион и искал министров на трибунах. А когда не находил, звонил им и устраивал взбучку».


На очередном заседании ЦК партии 1 февраля 1951 года была раскритикована работа сразу нескольких ведомств, отвечавших за развитие футбола среди городской и сельской молодежи.


«Количество футбольных команд и футболистов в коллективах физкультуры Белорусской ССР, состояние техники и тактики игры в футбол, работа по воспитанию молодых футболистов не соответствуют задачам, поставленным ЦК КП(б) Белоруссии от 22 августа 1950 года, и не обеспечивают должного повышения мастерства футболистов».


Такую оценку на заседании дали всему белорусскому футболу. А на документе отчетливо видны правки, сделанные рукой 1–го секретаря ЦК КП(б) Белоруссии Н.Патоличева, и ярко–красный, кровавый росчерк пера Л.Цанавы. Эта страничка просто дышит историей...


Футбол в 50–е годы в нашей стране и впрямь был, говоря без закавык, уровня ущербного. На всю Белоруссию было всего лишь 3 мастера спорта и 28 спортсменов первого разряда. «В те годы получить мастера спорта было крайне сложно, — окунается в прошлое Геннадий Абрамович. — Для этого надо было занять как минимум третье место в первенстве Союза. А как это сделать с нашим составом? Можно было, правда, получить мастера в исключительном случае — по ходатайству ЦК. Нашему Паше Мимрику звание досталось именно таким образом. Частенько, кстати, мастеров давали игрокам, которые завершали карьеру».


А тем временем ЦК продолжало негодовать и рождать новые постановления.


«Крайне неудовлетворительно развивается футбол среди сельской молодежи. В республике в летнем спортивном сезоне 1950 года было создано всего 100 колхозных команд и 182 юношеские».


Досталось на орехи и за отсутствие должной пропаганды футбола среди трудящихся. Наделив немалым количеством критики работу органов власти, ЦК КП(б)Б постановил в целях массового развития футбола в Белорусской ССР следующее:


1. Обязать Комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров БССР, обкомы, горкомы и райкомы КП(б) Белоруссии, советские, профсоюзные, комсомольские и физкультурные организации Белорусской ССР широко развернуть работу по массовому развитию футбола в городах и селах республики. При этом общее количество футбольных команд к 1 октября 1951 года должно быть не менее 2.500, а общее число занимающихся футболом — не менее 40.000.


Число футболистов должно было расти как на дрожжах. К 1952 году партийцы требовали уже 50.000 человек. «Игроков у нас всегда было много, особенно из маленьких городов и деревень, — прокомментировал решение ЦК Геннадий Брониславович. — Просто было время, кажется, в 1949 году, когда отменили соревнования среди дублеров, поэтому и численность сократилась. Я сам из Бобруйска, Пержхало — из Мозыря, Окулевич — из Барановичей. Хотя после такого решения ЦК партии футбол на селе стал развиваться очень быстро. Да и решение создать детские школы было правильным. Я, к примеру, начинал заниматься футболом сразу со взрослыми, не было тогда юношеского футбола».


2. Обязать Комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров БССР и республиканские советы добровольных спортивных обществ обеспечить подготовку в 1951 — 1952 гг. 5 тысяч спортсменов–разрядников.


«Не знаю, что имелось в виду, — иронизирует Абрамович. — Но я получил разряд, по–моему, только в 1954–м, когда выиграл бронзовую медаль чемпионата СССР. Скорее всего, хотели подтянуть всех по нормативам ГТО. Помню, что в том году как раз стала развиваться легкая атлетика, прыжки... Тогда сдать зачет по ГТО — это была гордость. А девчонки как таких парней любили...»


3. В целях повышения класса игры футбольных команд республики... предусмотреть в плане–календаре спортивно–массовых мероприятий на 1951 год проведение следующих соревнований: а) первенства республики по круговой системе с участием 21 сильнейшей футбольной команды и 3 команд от спортивного общества «Калгаснiк»; б) первенства областей Белорусской ССР по футболу; в) весеннего и осеннего первенств городов БССР по футболу; г) осеннего первенства по футболу всех высших учебных заведений города Минска; д) розыгрыша кубка ЦК ЛКСМ Белоруссии по футболу для юношеских команд; е) матчевых встреч городских и районных футбольных команд; ж) городских соревнований футболистов по легкой атлетике.


На этом же заседании задания получили еще два комитета. Республиканскому комитету по делам физической культуры и спорта поручили: а) подготовить в 1951 году на 6–месячных курсах инструкторов физкультуры 60 тренеров по футболу; б) провести до 15 апреля 1951 года республиканский двухнедельный семинар по переподготовке 50 тренеров по футболу; в) провести в апреле 1951 года десятидневный семинар судей по футболу на 50 человек; г) создать в феврале 1951 года республиканский совет тренеров по футболу; д) оказать практическую помощь в проведении семинаров по подготовке тренеров и судей в областях Белорусской ССР. Вот это размах! Так и хочется перекинуть мостик в современность и сказать: «А ведь такие меры не помешали бы нам и сегодня!» Кстати, во многом они предопределили и скорый «бронзовый» успех 1954 года... «Наш тренер Лев Корчебоков, как мне кажется, никакие курсы не посещал, — пытается вспомнить Абрамович. — Он и без того был Специалистом с большой буквы. Его всякие семинары ничему научить не могли. Он, кстати, был игроком сборной СССР, а это говорит о многом. Но «бронзу» мы взяли уже при Бозененкове...


Министерство просвещения БССР и директора школ тоже не остались без спецзаданий. ЦК им поручил: а) обеспечить в 1951 году создание 390 юношеских и 506 детских футбольных команд в средних и семилетних школах; б) приобрести для каждой команды не менее 15 комплектов спортивной формы футболистов и 2 футбольных мячей; в) создать к 15 февраля 1951 года юношескую спортивную специализированную школу по футболу на базе одной из средних школ города Минска и решить вопрос об увеличении ассигнований для этой школы на приобретение спортивного инвентаря! Ну как тут опять не вспомнить о сегодня? «Инвентарь был на вес золота, — рассказывает Абрамович. — Советские фабрики не умели и не могли шить форму. А если и делали, то качества не самого лучшего. Хомич у нас играл в импортных бутсах, которые ему подарили. Он получил их в 1949 году. Закончил играть в 1955 году в них же. Наши и месяца не прожили бы...»


А последним решением по подъему белорусского футбола была просьба, адресованная Комитету по физической культуре и спорту СССР, прислать в Беларусь 3 высококвалифицированных тренеров по футболу. «Кого пригласили в Минск, я точно не помню, — заканчивает вечер воспоминаний Геннадий Брониславович. — Но я знаю одно: все эти решения очень помогли белорусскому футболу. Благодаря указам строили стадионы и футбольные поля, приезжали хорошие игроки и тренеры, а футболисты могли получать неплохие деньги. Плюнули бы в 1950 году на белорусский футбол, мы до сих пор его пытались бы восстановить. Нельзя забывать о том, что было...»


А мы добавим: многие из тех решений вполне актуальны были бы и сейчас...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...