Деньги любят счет

Госпрограммы в режиме перезагрузки: что изменилось за прошедший год

В прошлом году у нас случилась маленькая экономическая революция. Страна перешла на новую систему формирования и финансирования госпрограмм. Деньги можно получить теперь только по конкурсу, вырвав зубами у конкурирующих проектов. Как это повлияло на выполнение программ и все ли проблемы удалось решить, выяснял корреспондент «Р».

Госпрограммы формируют и финансируют по-новому. Но проблемы с выполнением пока остаются.
фото Vitebsk.biz

Недавно случилась очень неприятная история. На пустом месте мой тесть, как сейчас говорят, влетел на деньги. Все было жутко банально. Ехал он с дачи и на крутом узком повороте, чтобы наверняка разминуться со встречной машиной, сместился чуть правее. И все. Через секунду дикий грохот, машину затрясло. Оказалось, что шина, соскочив с обрывистого края дороги, зацепилась за неровно положенный асфальт и взорвалась. И даже не знаешь, кого винить в таком случае. Государство целые программы по развитию тех же дорог разрабатывает, а в итоге даже по свежему асфальту безопасно не проедешь. Насколько тогда эффективны эти госпрограммы?

Первые итоги маленькой революции

Не просто так я начал именно с дорожных неурядиц. Именно программа по развитию и содержанию автомобильных дорог в стране недавно была признана эффективной. Несмотря на то, что показатели по текущему и капитальному ремонту не выполнены. Скорее всего, это произошло из-за урезания финансирования — дорожники недополучили почти 50 миллионов рублей. Но все же назвать эту программу эффективной у меня язык не поворачивается.

Однако будем оптимистами. В прошлом году у нас случилась маленькая революция: страна перешла на новую систему формирования и финансирования госпрограмм. Можно списать недоработки на переходный период. Так и предлагает сделать первый заместитель министра экономики Дмитрий Крутой:

Дмитрий Крутой.
— Пока что главный эффект от появления новых подходов — это возможность систематизировать весь процесс планирования, мониторинга и оценки выполнения госпрограмм, что повысило результативность их исполнения, а также прозрачность и эффективность использования финансовых ресурсов. Помогает в этом система сводных целевых показателей. По итогам реализации всех 20 госпрограмм в прошлом году мы можем оценить достоинства и недостатки выстроенной системы их формирования и выполнения.

Итак, теперь распределение бюджетных денег в пределах финансирования госпрограмм проводят на конкурсной основе отбора исполнителей. Иными словами, определяются те, кто может достичь максимального результата при имеющихся финансовых ограничениях. Идея, в общем-то, неплохая. Но при «плоском» исполнении может только навредить. Ведь, по сути, выбирают не лучших исполнителей, а тех, кто готов сделать все за выделенные деньги. Но здесь можно попасть в ту же ловушку, что и с госзаказом: при торгах выигрывает тот, кто даст меньшую цену, а не сделает более качественно.

Изменилась и сама господдержка, на которую можно рассчитывать, участвуя в программе. Субъекты хозяйствования могут получить возмещение части расходов на приобретение технологического оборудования и запасных частей, а также взять кредит у Банка развития. И все это только через конкурс.

Кредит без конкурса может получить только социально значимый проект, основная задача которого — повышение качества жизни наших граждан, а не извлечение прибыли. К слову, 7 из 20 госпрограмм имеют социальную направленность. А их доля в бюджетном финансировании в этом году составит около 75%. Дмитрий Крутой считает, что отобрать такие проекты по конкурсу просто невозможно:

— В качестве примера можно привести строительство второй кольцевой автодороги, новой линии Минского метрополитена, спортивных объектов к Европейским играм. Кстати, понимая важность поддержки деловой инициативы, мы намеренно сохранили возможность получения субсидий малым бизнесом по указу № 255. Их можно получить при создании новых рабочих мест и соответствии инвестпроектов приоритетным направлениям социально-экономического развития.

Неоднозначный вопрос

Вот что мне действительно трудно понять в новых госпрограммах, так это классификацию их эффективности. Ведь, судя по годовому отчету, ни одна программа не признана неэффективной — только высоко-, предварительно-, средне- и удовлетворительно эффективные. Где же эта грань?

Первый замминистра экономики объясняет просто: экономическая эффективность «представляет собой соотношение результата и затрат ресурсов». При выполнении госпрограмм эффективность — это соотношение результатов реализации программ и затрат на их реализацию. В общем, есть какой-то сложный алгоритм (для каждой программы он свой), по которому специалисты и вычисляют результаты. Если сильно упрощать, то программа считается выполненной, когда достигнуты все запланированные показатели и деньги при этом израсходованы эффективно.

Считаю, что все это не работает. Нельзя формализовать и сводить все к выделенным и потраченным финансам. В Минэкономики это тоже понимают:

— По поводу определения грани эффективности вопрос неоднозначный. И мне хочется обратить внимание на то, что метод бюджетирования, ориентированного на результат, только внедряется в процесс планирования социально-экономического развития страны. Многие оценочные инструменты еще недостаточно совершенны, не все показатели государственных программ уже сегодня могут быть однозначно оценены с точки зрения их эффективности.

Следует признать: раньше подход к оценке выполнения госпрограмм был простой, но совсем однобокий: «обеспечили» выполнение запланированных показателей или «не обеспечили». При этом не углублялись, за счет чего достигался такой результат. Сейчас смотрят не только на достижение, но и на финансирование. Это, возможно, избавит от бесконечного вливания денег в пустые проекты, которые не дают реального эффекта. И на том спасибо.

А ведь финансирование с вложением денег «в никуда» стало просто бедой нашей экономики. По мнению заместителя директора ГНУ «Центр системного анализа и стратегических исследований НАН» Георгия Грица, если бы все инвестиции, которые вкладывались в госпрограммы, давали отдачу, мы бы не жили за счет внешних перекредитований. Эксперт уверен: важнейшая проблема — это не ограниченное финансирование, денег ведь всегда не хватает, сколько бы их ни было, а плохая проработка программ:

— Вот один пример. Как бы там ни было, но IT-сектор развивается у нас неплохо. Для него нет отдельной госпрограммы, а есть лишь декрет, который дает преференции. Ненужным оказалось и финансирование — хватило только хороших налоговых условий. Кроме того, нельзя заниматься всем. Программы должны быть точечные. Не может быть программы развития биотехнологий. Должен быть конкретный проект на уровне бизнес-идеи. А если уж и финансировать какие-то ключевые направления, то в больших объемах, чем у нас планируется сейчас.

Георгий Гриц.
Так, по словам Георгия Грица, принятая в начале этого года программа инновационного развития на ближайшие пять лет предусматривает траты только в размере 1 млрд долларов. Если сравнивать со странами-соседями, это капля в море. Мировые компании в год на НИОКР тратят в десятки раз больше. Мы же с такими ограничениями на хорошие разработки вряд ли можем рассчитывать. Георгий Гриц считает, что таким образом мы часто распыляемся:

— Есть множество приоритетов, многие из них ложные. В той программе 90 проектов. И сам Госкомитет по науке и технологиям признает, что из них только треть соответствует пятому или шестому технологическому укладу.

Надежда на частника

Но есть надежда на то, что все исправится. Ведь со временем проектами из госпрограмм станет заниматься все больше частников. В любом случае условия для этого есть. К участию в конкурсе на получение государственной финансовой поддержки допускаются все организации вне зависимости от формы собственности. А информация о начале проведения конкурса и его условиях размещается на официальных сайтах Банка развития и заказчиков госпрограмм. Нередко публикуется она и в СМИ.

Критерии, по которым определяются победители отбора, просты: в первую очередь учитывают показатели экономической эффективности и финансовой реализуемости инвестпроектов, текущее финансовое положение организации.

Но практика показывает, что среди участников конкурса преобладают государственные организации. Дмитрий Крутой предполагает, что частные компании просто не знают о своих возможностях:

— К сожалению, еще не все руководители частных компаний владеют информацией о возможности привлечения «дешевых» финансовых ресурсов. Так что в этом направлении и у государства, и у Банка развития еще есть чем заняться.

kuletski@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Иван г.Кричев
Все программы развития тормозятся из-за нерасторопности местных властей,которые боятся чего-то нового в связи с
тем .что за это придется отвечать. А так лучше просидеть тихо разворовывая потихоньку районы и города, и на вопросы
не отвечать.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?