Делай что должно, и будь что будет

Как живет школа дзюдо Игоря Макарова?

Игорь Макаров по–прежнему на татами. Спустя 13 лет после победы на Олимпиаде в Афинах и через семь лет после завершения карьеры он день за днем надевает кимоно и пытается перевернуть с головы на ноги белорусское дзюдо. Сам он, конечно, таких глобальных целей не озвучивает. Да и «именную» школу — не первую в своем роде — открывал, по большому счету, чтобы прервать затянувшуюся после окончания карьеры паузу. Даже о деньгах, говорит, не думал. Сегодня проект не только живет, но и становится реальной альтернативой существующей системе подготовки дзюдоистов.


Притаившаяся среди серых гомельских многоэтажек средняя школа. Спортивный зал на втором этаже. Дощатый пол, выкрашенный синей краской. Татами. На стене — портрет кого–то из отцов–основателей дзюдо. В зале — сотни полторы детишек в кимоно. Участники первого республиканского сбора, каждую тренировку которого Макаров проводит лично. Мальчишки и девчонки увлеченно повторяют вслед за чемпионом подсечки и броски. Сам же Игорь, выкроив минутку, объясняет, что при желании количество занимающихся можно было бы легко утроить. Было бы где разместить:

— Зал для дзюдоиста — не просто четыре стены. Нужны татами, нужна атмосфера, способствующая развитию в детях особого отношения к своему виду спорта. Это важный элемент подготовки, а строить зал с нуля — очень дорого. Поэтому найти место для тренировок было самым сложным этапом в открытии школы. Потом все одно к другому начало добавляться...


На первое занятие к Макарову два года назад пришли четыре человека. Результат пробного похода по школам с предложением следовать по «мягкому пути». Посещаемость могла обескуражить, но чемпион просто начал тренировки, и через пару месяцев число учеников выросло в разы. Сегодня с комплектованием групп проблем не возникает в принципе: в обоих залах спрос превышает предложение. Но набрать ораву и с благодарностью принимать взносы от родителей — не цель. У Макарова другие ориентиры — масштабные:

— У нас в спорте несколько искаженные принципы подготовки. Все тренеры (и особенно решившие тренировать бывшие спортсмены) непременно хотят работать со взрослыми. Я же убежден: чем более высокого уровня спортсмен, тем с более младшими детьми он должен работать. Когда неквалифицированный тренер начинает работать с детьми, он их попросту гробит как спортсменов. На начальном этапе закладывает неправильную технику, неправильное отношение и видение дзюдо. Они ведь верят любой ерунде, а потом приходится переучивать, «ломать», уговаривать...

2004 год. Игорь Макаров. Афинский триумф
ФОТО «ПРЕССБОЛ»

Макарову в свое время повезло. Владимир Асин взял его в группу семилетним пацаном и довел до самого Олимпа, совершенствуясь рядом с учеником. Сегодня тренер не без гордости наблюдает за успехами своего ученика и констатирует: инициатива Игоря может быть полезна для всего белорусского спорта.

С тем, чтобы заинтересовать, у Макарова проблем нет. Результата здесь и сейчас с малышей чемпион не требует, медали на соревнованиях готов выдавать всем и каждому, и потому оттока ребятни после двух лет работы почти нет. Результат, убежден Игорь, придет лет через пять–шесть, и по этой причине его школа — серьезный раздражитель для существующей системы подготовки спортсменов:

— Федерация нами, считай, не интересуется, да мы и не требуем от нее какой–то помощи. Вряд ли такая школа может помочь разбогатеть, хотя и в убыток тоже не работает. Но, главное, она действительно позволяет двигать наш спорт вперед. В планах и реклама, и промо–ролики, но мы пока просто опасаемся все это запускать: куда потом девать желающих? Вот к нам сейчас на сбор приехали ребята из минского клуба «Легион». В нем 600 человек занимаются. В какой ДЮСШ вы такую массовость найдете?


На тренировках Игорь Макаров использует разные методы воспитания: и кнут, и пряник. Бывает и крайне жестким. Судя по тому, что подопечные не жалуются, методика работает, попутно отсеивая «лишних» и готовя детишек не только к спорту, но и к жизни:

Кто–то может, конечно, пожаловаться родителям, и те скажут: «Больше не ходи». Для владельцев частных школ это вроде бы потеря денег, и они стараются всячески родителям угодить. Но у меня другой подход. Один уйдет — придут два новых. Тех, кто хочет стать лучше других и достичь чего–то в жизни. Не все ведь станут спортсменами, но и за пределами татами эти ребята точно не пропадут.


С недавних пор Игорь Макаров начал тренировать тренеров. Изучает последние методики обучения, собирает информацию, формируя, по собственному признанию, уникальную «школу Макарова». В планах — открытие сети из десятка школ, в каждой из которых уровень и принципы тренировок были бы идентичными. Если получится, на Олимпиаде в Париже или Лос–Анджелесе воспитанники чемпиона запросто могут попытаться повторить его путь. Игорь в такую возможность не только верит, но и в душе надеется. При этом не требуя с ребят ровным счетом ничего:

Зачем ребенку в 9 — 10 лет результат? Чаще всего, чтобы тренер получил зарплату, а родители — удовлетворение своих амбиций. На самом же деле результат нужен будет на чемпионатах мира и Олимпиадах. И то, что у белорусской сборной на Играх вот уже давно нет медалей, объясняется как раз тем, что у нас хотят медалей уже в детстве, а к тому моменту, когда нужно думать о чемпионатах мира, ребята просто «наедаются» спортом. Да что там национальная команда: на соревнованиях десятилеток в Беларуси яблоку негде упасть, а через два года количество выступающих уменьшается втрое. 25–летних все еще считают молодыми и подающими надежды, но уже в 12 с них требуют какой–то результат. И потом удивляются, что система не работает...

komashklo@sb.by

Фото автора.
1/
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости