Дед Мороз и всё такое

Дед Мороз моего детства немыслим без легкого запаха водки. Аромат был настолько свежим, что казалось, в гости пришла большая шоколадная фигурка с ликером.

— Здравствуй, девочка!

В этом месте мне следовало читать стих или петь песню. Я любила и то и другое. Дед Мороз усаживался на табуретку, и его начинало развозить, румянец и добрый взгляд. Все, как на картинке. А я читала:

— Я нашел в канаве

Серого щенка,

Я ему на блюдце

Налил молока.

Он меня боялся,

Жалобно глядел,

Прятался в калоши,

Ничего не ел.
— Ай, молодчина!

Это было мое любимое стихотворение Зинаиды Александровой “Дозор”, но Дед Мороз не знал, что история милого пса сейчас развернется перед ним масштабным полотном. Думал так... парочка столбиков. Я бойко продолжала:

— На другое утро

Влез ко мне в кровать,

Стал под простынею

Ноги щекотать!..
— А кто автор? — шепотом спрашивал Мороз у родителей, пока я без перерыва выдавала все новые и новые подробности.

— А мы уж и не помним... — делали они вид, что помнили раньше.

Тем не менее я каждый год рассказывала это стихотворение. В нем было про героизм беспризорного пса, очень трогательная тема. Тем более что я сама планировала стать пограничником. Но больше мне нравилось, что Дед Мороз сидит и ждет. И багровеет. 31 четверостишие, 124 строки.

— А теперь песня!

— Да вижу, вижу! Молодец, девочка, хорошо подготовилась, я уж и подарок тебе припас, вот.

— Осенью, в дождливый серый день

Проскакал по городу олень...
Как всякому нормальному ребенку, мне было не важно, спешит ли мой зритель, утомлен ли. Я верила, что Дед Мороз целый год ждал встречи со мной, и хотела отработать весь репертуар. Недавно на корпоративе встретила такого артиста, ему говорили: давай последнюю, а он еще три. Мне его чувства очень понятны.

Потом я разбирала конфеты на вкусные и так себе с тем, чтобы съесть сначала невкусные, а самые лучшие приберечь на потом. Но после случая, когда в гости пришла мамина подруга с дочкой, а невкусных конфет уже не было и пришлось отдать ей грильяж, я тактику сменила. Сидела на окне, расправляла фантики от “Мишек на севере” и смотрела, как среди подъездов лавирует Дед Мороз. Пошатываясь. И Снегурочка за ним.

А мама уже обсуждала с соседкой по телефону визит волшебника:

— Три рубля и сорок копеек — пятнадцать минут! Я на почте оплатила. Не оставишь же ребенка без праздника.

Я брала из эфира все, как есть. Дед Мороз за три рубля и сорок копеек, запах водки, стихи советских поэтов и елочные игрушки всех времен, которые после праздника мы заворачивали в советские газеты, чтобы через год развернуть, а заодно и прочесть, о чем писали в декабре 1980 года...

sulimovna@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?