Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Есть ли правда в словах отдельных ветеринаров, утверждающих, что они лечат не животных, а их владельцев?

Дай, друг, на лапу мне

Английский биолог Джон Брэдшоу считает, что человек воспринимается кошкой как большой, лысый и несамостоятельный котенок. Поэтому и использует мурлыканье в качестве общения. Может так, по их мнению, до него, глупого, хоть что-то дойдет.


ДАНО. Несколько редакционных писем, в которых люди делились переживаниями по поводу лечения питомцев в ветеринарных клиниках. Жалобы разные по сути, но схожи в одном: с частными ветклиниками нужно наводить порядок. Начнем с истории Алины Н.: «Она умерла в стационаре лечебницы через пять дней после операции. Что они с ней делали, я не знаю, но на мои звонки отвечали, что все в порядке. Внутрь не пускали. А потом мне просто позвонили и сказали, что Тоша умерла. Анализы мне не показали, причину смерти моего йоркширского терьера не назвали. Невзирая на летальный исход, мне пришлось заплатить за все около двух тысяч рублей». Алина не стала искать правду, поскольку у нее не было ни времени, ни сил. Да и знакомые юристы отсоветовали: мол, доказать вину ветеринара трудно. Да и смысл, если ветеринары не несут уголовной ответственности, максимум имущественную. Еще одну историю о кошке Соне из Гродно прислала наша читательница Ольга С. Жизнь питомца, по мнению Ольги, едва не оборвалась из-за некомпетентности персонала частной клиники: «Прием проводила студентка аграрного университета, которая «на глазок» поставила диагноз «кальцивироз». В качестве лечения она назначила вакцину и принудительное кормление. От лечения Соне стало значительно хуже. Пришлось обратиться в другую клинику. И оказалось, что анализы, которые нам в первой клинике не делали вовсе, здесь показали совсем не «кальцивироз», а чумку! Если бы мы до конца следовали указаниям студентки, то кошка умерла бы! Но самое отвратительное, что сегодня меня пытаются убедить, что прием вела не студентка, а другой ветврач с дипломом».

АНАЛИЗ. Сегодня в Беларуси здоровьем домашних питомцев занимаются более двухсот субъектов: от государственных и частных клиник до индивидуальных предпринимателей. Данный бизнес достаточно эффективный и прибыльный. Может, и потому, что проверить, проводились те или иные процедуры и какие точно лечебные препараты использовались, очень сложно. История Алины и ее Тоши это подтверждает. Животное умерло, а если бы и осталось жить, то вряд ли рассказало бы, ставили ему, к примеру, капельницу или нет. Вводили препарат дорогой и эффективный, либо заменили его на копеечный и бесполезный… Любопытны признания знакомого ветеринара: «Я уже на первом приеме по поведению хозяина определяю, сколько он готов выложить за здоровье питомца. Одно и то же заболевание можно лечить за совершенно разные деньги. Если хозяин дрожит от любви и страха за свою собаку, то можно смело назначать и общеукрепляющие витамины, всякие иммуномодуляторы, массу всяких обследований, в общем, все, что угодно! Есть и такие, кто сразу ставит вопрос ребром: «Если лечение будет накладным, то, может, усыпим животное и все?! Такой будет дотошно узнавать про каждый препарат, будет говорить, что сам купит нужное лекарство и принесет… В общем, ему копейка дороже, чем животное. Мой совет. Прежде всего, владелец должен выпытать у лечащего ветеринара диагноз, прогноз, лечение. В эпоху интернета не сложно найти информацию и о назначении препаратов и способах лечения. Покажите ветеринару, что вы не профан и кое-что смыслите…»

УРАВНЕНИЕ С НЕИЗВЕСТНЫМ. Не получается ли, что клиент вообще никак не может контролировать ход лечения, его эффективность и конечную стоимость? Минчанка Елена Г. за лечение своей кошки в известной столичной клинике отдала около 1.000 рублей плюс 250 рублей за пребывание в стационаре. Каково же было ее удивление, когда спустя почти пять месяцев ей вручили повестку в суд. В исковом заявлении хозяева ветклиники требуют еще 52 рубля. Мол, те 250 рублей были только авансом. В подтверждение на семи листах ей прислали перечень услуг, которые были оказаны кошке. Елена не уверена, что все, что прописано, реально было оказано, но доказать обратное у нее нет никаких возможностей. Даже умудренные опытом юристы сомневаются в благоприятном исходе этого дела. Рассказывает юрист Юрий Перевозков: «По договору, который подписала Елена, клиника имеет право после оказания услуги сделать окончательный перерасчет и выставить его клиенту. Можно, конечно, попытаться поднять документы и проверить, подписала ли Елена акты о выполненных работах. Исходя из этого можно планировать какие-то дальнейшие действия».

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ. В Беларуси ветеринарная деятельность, будь то государственная или частная, находится под контролем Министерства сельского хозяйства и продовольствия. Пресс-секретарь ведомства Ольга Котишевская делится новостью, которая в ближайшее время оживит рынок ветеринарных услуг: «С 1 октября 2019 года в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь № 326 от 2.09.2019 года «О совершенствовании лицензирования», отменяется лицензирование диагностики, профилактики заболеваний и лечения животных. Но это не означает, что мы оставим эту деятельность безнадзорной. Мы будем пристально все отслеживать и контролировать. Нашим министерством разработаны нормативные документы, в рамках которых будут работать ветклиники и веткабинеты. Обязательное условие — человек, осуществляющий прием, должен иметь ветеринарное образование. Все недовольные лечением клиенты могут пожаловаться в Департамент ветеринарного и продовольственного надзора».

Однако свои права и права животных, случись беда, гражданам в конечном итоге придется отстаивать в суде с помощью Закона «О защите прав потребителей». Увы, но сегодня домашних любимцев законодательство трактует как вещь, предмет. Даже если потребитель в суде докажет, что виной смерти животного была ошибка ветеринара, то максимум, на что можно будет рассчитывать, на небольшую моральную компенсацию и возмещение стоимости животного. Например, йоркширский терьер обошелся вам в 2.000 рублей. На эту сумму и можно ориентироваться при решении суда. Если погибло беспородное животное, то цена вопроса вообще равна нулю… Что делать? Возможно, использовать европейский опыт. Например, в Швейцарии домашним животным придали особый статус, и они больше не приравниваются к вещам. С 2002 года в Германии права животных защищаются Конституцией.

ВСЕ НЕ КАК У ЛЮДЕЙ. Людей лечат специалисты разных направлений — стоматолог, хирург, терапевт, уролог, кардиолог… А собак, кошек, черепах, хомячков, кроликов…? Животное, к примеру, поранило лапу — диагностирует и лечит тот, кто ведет прием, сердце болит — он же. Онкология? Тот же ветеринар. А ведь проблемы тут такие же, как в «человеческой медицине»: не хватает узких специалистов, часто хромает оснащенность. Разница между ветеринаром и доктором лишь в том, что ветеринар обычно… в шерсти и с поцарапанными руками. Но не только Айболиты виноваты. Многие владельцы посещают ветеринарные клиники только тогда, когда питомцам становится совсем плохо. Нельзя экономить на плановых осмотрах, а потом, обливаясь слезами, во всем винить эскулапов. Однозначно, что рано или поздно остро встанет вопрос открытия вуза, где будут готовить ветеринаров по узкопрофильным специальностям. К слову, в австралийском Сиднее подобная академия скоро будет отмечать шестидесятилетие!

ВЫВОДЫ. Из всего сказанного напрашивается вывод. Каждый владелец домашнего питомца должен найти «своего» врача, который будет его вести на протяжении всей жизни. Нельзя доверять члена своей семьи случайным ветеринарам. Изучайте отзывы в интернете, слушайте тех, кто уже имеет опыт общения с теми или иными клиниками. Где они лечили своего кота или попугайчика, кого из специалистов рекомендуют. Сарафанное радио в этом случае — самое надежное дело. Рано или поздно вы встретите Айболита, который с душой и ответственностью отнесется к вашему питомцу.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...