Чьи «крыши» жалеет сельисполком

Почему медленно избавляются от пустующих домов в деревнях?

Идем за мировой тенденцией: меньшим количеством работников кормить больше едоков. Последствия: сокращение сельского населения, бросовые дома. Естественный процесс. Если только опустевшее жилье убирать, а землю засевать.

С интервалом в шесть лет приняты два указа Главы государства по наведению порядка с пустующими и ветхими домами в сельской местности. Второй нормативный документ упростил процедуры изъятия бесхозных строений, дал местным властям больше маневра в работе по сокращению заброшенных жилищ. Как воспользовались возможностью на местах?



За три года пустующих и ветхих домов стало больше на 2 тысячи, а всего свыше 13 тысяч. Важнейшая проблема — строения исчезают из поля зрения местных властей. Доказательства? Пожалуйста: включенных в регистр пустующих домов почти в 8 раз меньше, чем значится по статистике. Кроме того, во многих районах он не велся или туда включались не все такие строения. 

С регистром вообще неразбериха. В одних случаях из него исчезали дома по заявлениям людей, которые не были собственниками. В других — в него попадали жилища, владельцы которых сообщали о намерении их использовать. Почему происходило подобное?

В каждом районе должна быть комиссия по обследованию жилых домов в сельской местности. В одних райисполкомах такие рабочие группы действуют спустя рукава, в других их вообще нет. Нередко комиссии не осматривают пустующие дома самостоятельно, берут на веру данные сельисполкомов. Отсюда и результаты.

Спору нет: решить судьбу бесхозного строения не всегда просто. Хорошо, если наследник отказывается от дома и избавляет сельисполком от волокиты. Но есть принципиальные наследники. Они не только не желают распрощаться  с развалинами, но и махнули рукой на их запустение. Вот с кем приходится возиться — частная собственность! Но в любом случае, чтобы забрать или снести, надо действовать только по закону. Словом, хлопотно, проще глаза закрыть.

Не меньше забот и с домами, которые на первый взгляд кажутся ничейными. Стоит, допустим, посреди деревни хибара, возле которой давно никого не видно. Казалось бы, подгоняй бульдозер, окультуривай территорию. Но стоит только приступить, как неизвестно откуда всплывет наследник с законными бумагами. В любом районе могут рассказать историю о том, как председатель сельсовета снес пустующий дом, а потом платил новым владельцам из собственного кармана.

И поэтому власть на селе осторожничает. Наследников особо не ищут, сами они носа не кажут, вот проблема и зависает в воздухе.

Жаль, что она на задворках у сельисполкомов. Нередко ее воспринимают как дополнительную нагрузку. Выявили пустующие дома, занесли в регистр — хорошо. Забыли — тоже ничего страшного. А хорошо бы вышестоящим инстанциям за это с них строго спросить. Ведь проблема с каждым годом острее. 

Не очень прозрачен и сам процесс сноса. Для этого в райбюджете планируются деньги, намечаются стройорганизации. Но нередко перебивают более срочные платежи. А эта статья расходов не выполняется. Тогда что делать? Не проще ли отдать такие строения как местное топливо сельхозорганизациям. Вышло бы дешевле, чем заготавливать дрова в лесу. И людям теплее…

gedroiz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...