Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Бритты уходят в глухую оборону

Об итогах саммита ЕС

«Англичане вне игры», — так можно охарактеризовать последний саммит ЕС, на котором 26 государств создали бюджетный союз, а одно — Великобритания — самоустранилось от решения общеевропейских финансовых проблем. Вернувшись в Лондон, британский премьер–министр Дэвид Кэмерон получил выговор от своих союзников по правящей коалиции. В то же время первая реакция рынков на план Меркель — Саркози, вводящий жесткую бюджетную дисциплину, была исключительно положительная. Однако новую рабочую неделю торговые площадки встретили уже с унынием. Произошло отрезвление и наступило похмелье. С одной стороны, долговая проблема никуда не делась, решения европейских лидеров опоздали лет этак на пять–десять, а с другой — столкнувшись с трудностями, Европа раскололась по линии Ла–Манша.


...Шарль де Голль до конца жизни недолюбливал англичан, подозревая, что трансатлантические интересы для них превыше европейских. Легендарный французский лидер несколько раз прокатывал заявку Великобритании на присоединение к европейским сообществам. Однако в конце концов возобладала точка зрения канцлера ФРГ Людвига Эрхарда, что «Европа без Британии осталась бы туловищем без головы», и их впустили в общий европейский дом.


Тем не менее до сих пор многие жители Британских островов отказываются называть себя европейцами, в то время как некоторые другие народы готовы на все ради признания своей «европейскости»... Это менталитет, а политика такова, что Лондон участвует в интеграции там, где это ему выгодно (огромный общий рынок), и избегает проектов с сомнительными для него дивидендами (фунты на евро не обменял).


Поэтому новые финансовые правила, предложенные Берлином и Парижем, Кэмерон отказался признавать. «Что–то вся Европа заговорила по–немецки», — бросил он Меркель в порыве спора. В свое время Великобритания сознательно сделала ставку на развитие банковских услуг, и ограничивать сегодня лондонский Сити — это пилить сук, на котором сидишь.


Возможно, он, как Маргарет Тэтчер в свое время, рассчитывал на то, что своим демаршем ему удастся выторговать для себя послабления. Но то, что удалось Великобритании при Железной леди, не прошло при Кэмероне. Евросоюз, оказавшись на краю долговой бездны, принял решение идти дальше без одного из своих членов.


Основная идея реформы заключается в том, чтобы исправить «конструктивные недостатки» европейских договоров, замуровать все лазейки, позволяющие странам ЕС бездумно тратить деньги и залезать в долги. Брюссель получит дополнительные полномочия на стадии подготовки госбюджетов, нарушителей будут автоматически наказывать.


По идее, Евросоюз должен сплотиться еще больше, и британцев, которые болезненно реагируют на покушения на свой суверенитет, это настораживает. В этой части своего премьер–министра они, скорее всего, поймут и поддержат. Проблема в другом. Вся британская экономика завязана на Старый Свет, а теперь от лондонского правительства будут мало зависеть происходящие там процессы, Кэмерона просто не будут приглашать на антикризисные саммиты. Образно говоря, Великобритания опоздала на поезд и теперь не будет иметь никакого влияния на выбор маршрута следования.


Британскому премьер–министру предстоит нелегкая задача: убедить парламент страны в правомерности своих шагов на последнем саммите ЕС. Однопартийцы–консерваторы, которые периодически предлагают «вообще выйти из этого Евросоюза», в целом довольны. Однако их партнеры по правительственной коалиции — либеральные демократы — поведение премьер–министра не одобрили. Их нынешний лидер Ник Клэгг назвал такую позицию «губительной для Великобритании». Поведение Кэмерона британские обозреватели с джеромовским юмором сравнивают с поведением пассажира спасательной шлюпки, который с пистолетом в руке требует от капитана, чтобы тот выкинул пару пассажиров за борт, так как ему требуется место для ручной клади.


Последствия для Британии могут оказаться катастрофическими, полагает Саймон Тиллфорд из лондонского Центра европейских реформ. «Я полагаю, — заявил он, — что без Европы нам будет просто трудно выжить. Мы — торговая нация, и огромная доля инвестиций в нашу экономику напрямую зависит от нашего членства в ЕС. Я не думаю, что мы вообще пойдем ко дну без Евросоюза, но нам придется приготовиться к тяжелейшим экономическим последствиям, а уж о политических я вообще молчу. Фактически мы потеряем всякое влияние на правила игры в нашей части планеты».


Впрочем, и остальной Европе нечего радоваться. Третья экономика ЕС фактически самоустранилась от его проблем. Новый европейский договор о финансовой дисциплине — это инструмент для предотвращения кризисов будущего. Но сегодняшние проблемы гигантских долгов и дефицитов Греции, Португалии, Ирландии, Италии, Испании никуда не делись.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи