Браконьеры в самом соку

Под Брестом процветает незаконная добыча березового сока

Заготовка березового сока идет полным ходом. Лесхозы рассчитывают на богатый сбор, который продлится примерно до середины апреля. Продают на переработку, отпускают населению. Активизировались и браконьеры. Травмируя деревья, они часто добывают сок в промышленных масштабах, в том числе и на продажу. Поймать их сложно, а противопоставить пока нечего: левые предложения браконьеров намного заманчивее, чем варианты легальных поставщиков сока.


В рейд по лесам вокруг Бреста с сотрудниками Брестской областной инспекции охраны животного и растительного мира мы выезжаем в полдень. К этому времени канистры на незаконных делянках уже должны быть наполнены. Въезжаем в леса, расположенные от Бреста в радиусе 20 километров. Это земли Мухавецкого лесничества Брестского лесхоза. Выходим у молодого березняка... Под стальными трубками, вбитыми в березы, мхом замаскированы десятки пятилитровых пластиковых бутылей. При хорошем раскладе за несколько часов со всех их смело можно взять литров 200 сока.

Заместитель начальника инспекции Сергей Штык уверен, что заготовка явно не для домашних целей:

— Бутылки однотипны. Значит, и хозяин один. Суточной заготовки сока хватит и ему, и соседям. Не исключена и торговля. Браконьера не волнует, что этот березнячок молодой и деревья могут погибнуть.

Нелегалы берут сок где хотят: на березах в лесозащитных полосах, у дорог, губят деревья не только на землях лесного фонда, орудуют в водоохранных зонах. За день рейда мы нашли и уничтожили сразу несколько подпольных делянок. Крупных, средних, мелких масштабов. Банки, бутылки, полиэтиленовые пакеты можно увидеть практически в каждом березняке, расположенном недалеко от города или села. Не все, конечно, заготавливают сок ради бизнеса. Но и те, кто делает запасы для себя, природоохранное законодательство нарушают. И знают об этом.

В районе деревни Гули, что в десяти минутах езды от окраины Бреста, находим еще несколько просверленных берез в небольшой роще. Прямо напротив сельских домов. Выходим из машины, направляемся в лес и режем ножами бесхозные пластиковые канистры. Других вариантов, увы, нет. Через пару минут из калитки выходит местный житель с вилами в руках, уверенно шагает к машине рейдовиков. Инспектора возвращаются и, представляясь, спрашивают: не его ли здесь делянка? После предсказуемого ответа сельчанин удалился. Хорошо, что не пробил колеса. Иные браконьеры идут и на такое — мстят за уничтоженную тару.


При этом километрах в десяти отсюда — в лесах за деревней Подлесье — Радваничское лесничество официально заготавливает сок. Цена — 15 копеек за литр. Правда, ехать туда нужно самому. По весне желательно на машине с крепкой подвеской и полным приводом, чтобы не увязнуть в грязи. Клиентура тем не менее есть. В день населению из 400 полимерных мешков здесь продают полторы–две тонны сока. Берут разными партиями: от 20 до 200 литров.

Но те, у кого березы растут под домом, разумеется, ни пешком, ни на авто сюда не поедут. Не боятся они ни инспекции, ни лесников. Генеральный директор Брестского государственного производственного лесохозяйственного объединения Александр Тыцик вспоминает, что когда–то у них в штате организации был милиционер — серьезное подспорье:

— Пресечь браконьерство можно только силовыми мерами. У лесника нет оружия, да и устраивать засаду на нелегальной делянке он не сможет, имея много других обязанностей. Кроме того, даже если наш сотрудник поймает за руку нелегального сборщика сока, то не установит его личность, чтобы выписать штраф. Милиционер в штате выручал здорово. И не только в охоте на браконьеров. И по поджогам работал, и по другим незаконным действиям. Знал в лицо всех потенциальных нарушителей, многие из которых живут в окрестных селах. Госинспекция работает, но в основном рейдами. А в лесу нужен тот, кто будет следить за порядком постоянно.

Вот и выходит, что сейчас браконьеры, добывающие сок, остаются неуловимыми. И даже штрафы до 20 базовых их не пугают.

Прямая речь


Татьяна Шестак, управляющий ЧУП «Абундия» Ляховичского района, которое занимается оптовой торговлей, в том числе и продажей березового сока:

— Пока что мы предлагаем полуфабрикат — консервант свежего сока, из которого потом делают уже готовый к употреблению напиток. Но мне много поступает звонков с просьбами продать именно свежий березовый сок. Спрос большой. Однако в лесхозах некому организовывать этот процесс. Это не их специфика. Нужен частник, который мог бы собрать у людей заявки и привезти сок. Любое юридическое лицо, индивидуальный предприниматель может этим легально заниматься. Мы однозначно к этому придем. Возможно, уже в следующем году.

Арифметика и практика


Было время, когда в преддверии новогодних праздников лесхозы отбивались от наплыва браконьеров. Вопрос решился, как только ели стали доступны для жителей города. Купить их можно каждый год на предпраздничной ярмарке за приемлемую цену. Вероятно, легальная выездная сезонная торговля березовым соком потеснила бы «серых» предпринимателей. Расчет простой. Если в лесу литр стоит 15 копеек, то можно было бы, вложив в цену транспортные расходы, продавать его в городе намного дороже. Но такой системы пока что нет. Ведущий инженер Брестского ГПЛХО Владимир Ильюкевич объясняет почему:

— Лесничества — не предприятия пищевой промышленности. Торговать, например, как пивзаводы бочковым квасом, не можем. У нас нет даже своей лаборатории. Не дай бог у покупателя уже дома случится, например, расстройство желудка. Санстанция задаст массу вопросов именно нам. А в лесу мы передаем скоропортящийся сок из рук в руки. И ответственность несет уже покупатель.

Позиция ясна. Но что делать горожанам, у которых нет машин или желания ехать в леса за 20 километров ради нескольких литров сока? Их–то и выручают нелегалы. Доска объявлений в интернете пестрит предложениями. Вот некий брестчанин Сергей продает сок с доставкой на дом по ценам даже ниже лесхозовских: 14 копеек за литр. Анна из Малориты выставила уже 50 копеек. Рина из Пинска продает его 40–литровыми флягами по 5 рублей. При таком выборе предложений, уверен, есть и большой спрос. Правда, качество продукта остается под вопросом.

Вот и задача. Лесхозы области планируют в этом году заготовить примерно 5 тысяч тонн сока. 800 тонн продать населению. Сколько тонн увели у них браконьеры? А ведь это деньги, которые могли бы пойти в государственную казну. В масштабах страны объемы в разы больше. Пресс–секретарь Министерства лесного хозяйства Дарья Лепешко уточнила, что за этот сезон по стране планируется заготовить 15.500 тонн сока, в том числе 2 тысячи тонн продадут населению. 1.000 тонн пойдет на экспорт, в Прибалтику. Остальное — на наши перерабатывающие заводы. Но выездной торговли не планируется. Нет технических условий.

alexbresta@gmail.com

Фото Нины ЛЕОНОВЕЦ.

Версия для печати
Сергей, 53, Могилев
Интересно, значит лесхозы занимаются заготовкой березового сока деревья не травмируют, а те кто сам для себя заготавливает эти же деревья уже травмируют. Не занимались бы ерундой. Заготавливайте сок и направляйте в торговую сеть, на экспорт.  И не мешайте людям заниматься сбором сока. То же мне раздули проблему. Обобрали уже прямо лесхозы. Порядок наведите в лесу и все будет в порядке. А то 20 литров сока кто то собрал уже катострофа, а лес деловой тралами вывозят и продают, так все нормально.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?