Минск
+7 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Родина – понятие объективное

Большое дерево

Пока ты молод и беспечен, в тебе живет удивительная тяга к перемене мест. Ты легко переселяешься с улицы на улицу, меняешь квартиры, города, а иногда страны и континенты. Ты можешь сутками куда-то ехать в тесном и душном плацкартном вагоне, болтать о чем-то, порой о сокровенном, с малознакомыми попутчиками. Смотреть в окно, выбегать на незнакомой станции в дождь или метель (без шапки и шарфа), чтобы купить пирожков, сигарет, жареной рыбы… Ты не боишься отстать от поезда, ибо веришь, что ничего плохого с тобой не случится. А если и будут какие-то неприятности, то сможешь их разрулить. Ведь ты молод, умен и совсем не боишься жизни…

А потому все эти бегущие и летящие навстречу со скоростью поезда изменения тебя радуют, захватывают, зачаровывают. Ты надеешься, что где-то там, впереди, в ночи или в рассветном тумане незнакомого городка, тебя ждет невероятная встреча, которая изменит жизнь, начнет ее с чистого листа…

В молодости тебе не лень стоять в долгой, а порой унизительной очереди, чтобы в паспорте появилась желанная виза, позволяющая лететь, плыть и ехать еще дальше и быстрее, пересекая границы. Потом, через некоторое время (у каждого оно свое), в аэропорту далекой страны, глядя на табло с номерами рейсов и названиями городов чужих, но знакомых стран, ты чуть утомленно вздыхаешь. Ведь ты уже много где был, видел, пробовал, бродил, мерз, изнемогал от жары и прятался в тень уличного столба, жадно пил воду и вино, ел самый разный хлеб и лепешки, но так и не нашел, не встретил, не заметил то самое (для каждого оно свое), ради чего ехал, летел, шел, пересекал государственные границы…

И вдруг на табло вновь меняются строчки, ты видишь слово MINSK и вздрагиваешь, непроизвольно улыбаешься. Так наивно улыбаешься, что пассажиры, неизвестно куда летящие, начинают глядеть на тебя подозрительно. А ты, почувствовав непонимание окружающих, показываешь рукой на табло (хотя это и не очень прилично), несколько раз произносишь на разные лады родное слово — «Минск»… И тебя начинают понимать — смеются в ответ, могут похлопать по плечу и повторить, как будто оно волшебное — имя твоего города.
Всегда есть что-то, что держит тебя на родине.
Есть у меня друг. Он много где был, замечательно просто рассказывает о всяких экзотических и не очень странах, о людях, там живущих, и приключениях, с ним случавшихся. Рассказывает настолько хорошо и смачно, что слушать не надоедает. Как-то спросил у него: а почему он, зная языки, имея хорошую и востребованную профессию, не остался в одной из тех замечательных стран? 

Он словно ожидал этот вопрос — позвал меня во двор своего небольшого дома. Посмотрел на большое старое дерево. Такое большое, что тень его закрывала больше половины двора. 

— Дерево?!

— Да… Мне почти семьдесят, а ему еще больше… Знаешь, что сделает тот, кто здесь поселится, не догадываешься? Он первым делом спилит это старое дерево. А как обрадуются мои соседи, все они неплохие люди, но дерево дает тень на их грядки, клумбы, огородики. Листья с него падают к ним на участки, а их надо убирать. Я знаю его, как себя, всех птиц, живущих и свистящих на его ветках… Кстати, дятел давно не прилетал, не лечил мое дерево... Даже окна не закрываю, чтобы слышать, как оно шумит, как скрипит… Разве можно его оставить… Мне много где предлагали остаться, перспективы рисовали распрекрасные, а я, дурень, о нем думал. Знаю, что мы нужны друг другу, что пропадем порознь. Ответил я на твой вопрос?

— Да… А кто посадил это дерево?

— Не знаю…

ladzimir@tut.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.7
Загрузка...