Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Ненависть к своему отражению в зеркале — опасный симптом

Болезнь инстаграм

Многие из нас бывают недовольными своей внешностью. Кто-то мечтает «подправить» лицо, кто-то сетует на несовершенную фигуру. Хорошо, когда самокритика способствует грамотной работе над своими недостатками. Но что делать, если отражение в зеркале вызывает открытую неприязнь и смыслом жизни становится «передел собственности», включающий в себя пластическую хирургию, изнурительные тренировки и обязательную обработку снимков в соцсетях?

goodfon.ru

Из ста снимков удаляла девяносто девять

Сегодня 22-летняя Катя вспоминает события недавнего прошлого с улыбкой: в ее случае все закончилось хеппи-эндом, хотя пришлось пережить последствия неудачной пластической операции и почти год заниматься по индивидуальной программе с психотерапевтом.

— В 9-м классе я вдруг сильно озаботилась своей внешностью. На фоне фотографий моих ровесниц в инстаграм казалась себе удручающе некрасивой, — рассказывает Екатерина. — Все девчонки кругом обрабатывали снимки — уменьшали талию, бедра, «накачивали» грудь, очерчивали скулы, увеличивали губы. Старались соответствовать принятым в виртуальном мире канонам красоты. Я тоже начала активно делать селфи, чтобы потом «тюнинговать» лицо и тело в кадре. Из 100 снимков удаляла 99, все не нравилось. Изучала в интернете специальные тренинги — какую выбирать позу при фотографировании, как поворачивать голову, надувать губки… Помню, познакомилась в соцсетях с парнем, который «запал» на мое обработанное фото. Когда пришла на свидание — он меня не узнал! В тот вечер ничего не сказал, мы прогулялись по центру города, посидели в кафе и расстались. А наутро он выложил у себя на страничке пост, весь пропитанный ядом: мол, о чем думают малолетние дуры, когда торгуют в сети улучшенной версией себя, а потом предлагают «наслаждаться» страшным оригиналом. Наверное, это стало для меня поворотной точкой. Я и так терпеть не могла смотреть на себя в зеркало, все выискивала недостатки во внешности. А после того случая в буквальном смысле слова заболела мечтой перекроить лицо и сделать липосакцию — откачать жирок с бедер и живота. Родители отговаривали, но делали это очень своеобразно. Отец, например, мог ударить кулаком по столу и крикнуть: «Меньше жрать надо, тогда никакие операции не понадобятся!» А мама сочувствующе рассказывала мне про то, что не в красоте женское счастье. Ну, конечно. Как будто я не в этом мире жила и не видела, чего добиваются женщины с яркой внешностью. Дошло до того, что я прогуливала школу, потому что мне было неуютно в моем теле появляться на людях. Я не верила, что могу быть кому-то интересна, что в меня можно влюбиться. И постоянно сидела в интернете, истязая себя просмотром тысяч снимков идеальных женщин и мужчин.

Первую пластику я сделала в 19 лет — подправила нос. Потом уменьшила уши, удалила комки Биша (жировые скопления на щеках), увеличила грудь. И все равно не получала удовольствия от созерцания себя в зеркале. Когда призналась сестре, что хочу изменить разрез глаз и удалить пару ребер, чтобы обозначить талию, она поняла, что дело плохо. Призвала на помощь родню, меня буквально силой отвели к врачу-психотерапевту. К тому времени у меня уже начались проблемы со здоровьем: в организме не прижились импланты, а после ринопластики было трудно дышать в лежачем положении, сон превратился в пытку. Меня спасали сразу и от физических, и от психологических недугов. К счастью, спасли. Теперь я спокойно отношусь к собственной внешности, принимаю себя со всеми своими недостатками и даже знаю, как обратить их в достоинства. Что любопытно — психотерапевту пришлось проводить ликбез и для моих родителей. Оказывается, часто именно самые близкие и родные люди формируют у детей и подростков комплекс неполноценности.

На групповых занятиях с психотерапевтом я насмотрелась на таких же, как я, страдалиц. Были там и женщины за 25, родившие ребенка и едва не сошедшие с ума от внезапного осознания непривлекательности своего тела. Был один совсем молодой парень, ему, наверное, еще 20 лет не было: отец постоянно критиковал его за тщедушность, ставил в пример «качков» из спортзала. В итоге этот мальчик уже в 14 лет стал употреблять протеиновые коктейли, нарастил мышечную массу, но все равно не смог полюбить себя. Он «совершенствовал» свое тело как одержимый и однажды просто сорвался: родители нашли его в ванной, наглотавшегося таблеток и перерезавшего себе вены. Чтобы уж наверняка. Он потом рассказывал: когда врачи скорой привели его в чувство, первая мысль была: «Зачем? Снова на тренировку?!»

rambler.ru

Пластика подсознания

Дисморфофобия — это психологическое расстройство, которое предполагает навязчивую озабоченность теми частями своего тела, которые человек считает несовершенными. Мозг внезапно обнаруживает, что эти части тела больше, чем они есть на самом деле, — и происходит искажение взгляда, которое может доходить до крайностей. Возникают самоуничижение, разрушительное социальное поведение. Подобное расстройство вызывает множество последствий — как физических, так и психических.

С появлением социальных сетей дисморфофобия получила новый толчок к развитию и даже новое определение: «болезнь инстаграм». Пропаганда культа красоты, культа совершенного тела — все это может далеко не в лучшую сторону повлиять на неокрепшую подростковую психику. Люди создают онлайн-профили, пытаясь «продать» себя, а инфлюенсеры (блогеры, способные влиять на мнение и поведение целевой аудитории) подпитывают идею о нереальных очертаниях фигуры. Доктор психологии и доцент Северо-восточного университета Бостона Рэйчел Роджерс, специализирующаяся на проблеме дисморфофобии, считает, что снимки в инстаграм распространяют недостижимый телесный идеал. Такие клише побуждают молодых девушек стремиться приблизиться к иллюзорной модели, изменяя свои фотографии.
ОТЛОЖЕННЫЙ ДЕФЕКТ

Дисморфофобия проявляется в подростковом возрасте, когда человек начинает беспокоиться о своей внешности. Но иногда болезнь может проявиться позже, под влиянием пускового механизма (того же инстаграм, провоцирующего осознание «дефективности» своего тела или лица). Распространенность дисморфофобии, исходя из обращений к психотерапевтам, составляет всего 1%. Но исследования, которые проводились в Германии, показали, что количество невыявленных случаев в 10 раз больше. Обычно страдающие от дисморфофобии не осознают того, что их состояние связано именно с психикой, и считают, что проблема дефекта внешности — ключевая. Именно поэтому они чаще обращаются к косметологу, а не к психологу или к психотерапевту.
— Дисморфофобия является серьезным расстройством в связи с высоким риском самоубийств, — говорит врач-психотерапевт, психолог, генеральный директор консалтинговой компании «Коучинг-центр» Михаил Дернаковский. — Суицидальные попытки у таких людей встречаются в 45 раз чаще, чем в общей популяции. Именно с дисморфофобией связана частая обращаемость к пластическим хирургам и большое количество суицидов и суицидальных попыток у людей, перенесших пластическую операцию. Дело в том, что пластика устраняет какой-то дефект, но дисморфофоб быстро находит новый, и это вызывает у него острое отчаяние. Кроме того, такие люди почти всегда испытывают еще и скоптофобию — боязнь быть высмеянными из-за своего мнимого физического недостатка. Поэтому или избегают публичных мест (социофобия), или скрывают значимый по их мнению недостаток шляпами, макияжем, особой одеждой.

Высмеивание в детстве за какие-либо внешние недостатки переживало большинство людей, страдающих дисморфофобией. Также у многих из них была сформирована установка от родителей на необходимость эстетически правильного внешнего вида. Но поскольку в современном мире благодаря социальным сетям критерии идеальной внешности резко повышаются, то и дисморфофобии актуализируются намного чаще.

dnepr.info
Можно ли вылечить дисморфофобию? И нужно ли запрещать людям, озабоченным мнимыми недостатками своей внешности, посещать пластического хирурга? Михаил Дернаковский уверен: пластическая хирургия в этом случае бессильна, поскольку страдающий дисморфофобией в любом случае найдет в себе какие-либо дефекты. Важно понимать: если эту болезнь не лечить, то она сама не проходит. Наоборот, потом человек начинает стесняться ходить на работу или даже выходить на улицу.

Психоанализ или гештальттерапия при таком недуге не очень эффективны. В то же время когнитивно-поведенческие подходы психотерапии, направленные на критическое восприятие значимости внешности, на принятие себя, а также специальные тренинги по повышению самооценки позволяют более чем в 70% случаев достичь значимого психотерапевтического эффекта. Кроме того, часто врач прописывает пациенту антидепрессанты.

Важнейшее значение имеют поддержка окружения, культ принятия своего тела и выработка самооценки и самоуважения, которые зависят не от внешности, а, например, от морально-этических качеств человека и традиционных ценностей.

УЛУЧШЕНИЕ — ВРАГ ХОРОШЕГО

В легкой форме дисморфофобия часто незаметна для окружающих. При прогрессирующем заболевании наблюдаются навязчивые и бредовые состояния. Больному кажется, что над ним смеются, его обсуждают. Это становится причиной страхов и комплексов. Зацикленность на мнимых недостатках усиливается.

Синдром дисморфофобии имеет следующие стадии развития:

• формирование мысли о собственном несовершенстве — проблемой может стать не только лицо и фигура, но даже кажущийся неприятный запах от тела, неправильный рост или цвет кожи;

• презрительное отношение к мнимому несовершенству — человек не воспринимает индивидуальные черты как достоинство и относится к ним резко негативно;

• депрессивное состояние — попытки улучшить себя не дают ожидаемого результата, что приводит человека в отчаяние.

Больной постоянно ищет свое отражение в зеркале, в витринах магазинов, в тонированных стеклах проезжающих машин. Ему нужно убедиться в том, что его недостатки максимально скрыты. Обычно лица с дисморфофобией подбирают свой гардероб так, чтобы спрятать лицо и тело. Такие люди избегают видео- и фотосъемок, стараются отворачивать лицо при разговоре и не располагают к общению.

ДОЛЬЧЕ ВИДНО

Дисморфофобия — большая проблема нашего времени, пишет cosmopolitan.ru. Все потому, что социальные сети играют неоправданно большую роль в жизни молодежи. Многие девушки уже на автомате сравнивают себя с моделями, не задумываясь, что часто видят лишь мнимый успех. Возможно, за кадром действительно та самая роскошная жизнь, возможно, весь антураж — лишь иллюзия, но так или иначе у женщин формируется ощущение, что вся дольче вита (какой они себе ее представляют опять-таки во многом благодаря соцсетям) возникает благодаря идеальной внешности. Многие не проводят этой связи и усиленно начинают улучшать себя, попутно сравнивая с другими конкурентками.
konopelko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.2
Загрузка...