День космонавтики Сергей Абламейко по праву считает и своим праздником

БеКаСС, полет нормальный

День космонавтики он по праву считает и своим праздником. И не только потому, что во времена Советского Союза дата полета первого человека в космос была событием для всех. «Когда Гагарин полетел в космос, мне было всего четыре с половиной года. Но, хорошо помню, день был солнечный и удивительный, — вспоминает ректор Белорусского государственного университета, заместитель председателя Национального совета по космосу, автор книги «Космонавтика Беларуси» Сергей Абламейко (на снимке). — Так сложилось, что моя дальнейшая судьба тоже была связана с космосом и что я внес свой вклад в процессы, которые позволяют говорить: да, в Беларуси сегодня есть космонавтика».


Разработки НИИ прикладных физических проблем БГУ работают на борту МКС.

Но так было не всегда. Сам Сергей Владимирович хорошо помнит сложные времена в развитии отечественной космонавтики. Наступили они, когда великая советская держава рухнула. «Распад Союза очень больно ударил по Беларуси. Высокотехнологичная продукция, которую она делала, была в основном ориентирована на Советский Союз. От больших ЭВМ и до полетных заданий, которые рассчитывались для военных. Представляете, и вдруг все стало сыпаться! — разводит руками собеседник. — Организации, которые работали на космос, были очень многочисленными. Чего стоил только НИИ ЭВМ, в штате которого было более трех тысяч человек, в Институте технической кибернетики, где я работал, — около тысячи и так далее. Наше финансирование процентов на 80 состояло из денег, которые шли от военных». 

Сначала людей отправили в отпуска за свой счет. Но, конечно же, это если и решало проблему, то лишь временно. Потом коллективы были сокращены практически вдвое. Нужно было перестраиваться на новые условия, на гражданские заказы, а это было непросто. «Вы же понимаете, что коллективы, которые еще вчера работали над созданием сложнейшей техники для космоса, не могут переключиться, скажем, на производство кастрюль, — шутит Сергей Владимирович. – И потому в тот момент очень важной оказалась поддержка государства, которое не поставило на космических исследованиях крест». В итоге появилась республиканская программа по космическим исследованиям. Академия наук была определена головной организацией, а родной для Сергея Абламейко Институт технической кибернетики стал координатором этого заказа.

Сергей Абламейко
Сергей Абламейко

Беларусь продолжила заниматься космическим приборо- и компьютеростроением. Но остро встал вопрос сбыта этой продукции. «Мы прекрасно понимали, что это можно продать нашему давнему партнеру — России, — погружается в воспоминания Сергей Абламейко. — К счастью, и там в какой-то момент рассудили: зачем организовывать свое производство, если белорусы рядом. В 1998-м к нам приезжала делегация из Роскосмоса, а дальше появилась возможность формировать союзный бюджет». Так была подготовлена первая программа союзного государства «КосмосБР» и восстановлено давнее сотрудничество. И это было более чем логично, ведь, если вспомнить историю, белорусский «Пеленг» в Россию поставлял свои приборы для траекторных измерений сразу после Великой Отечественной войны. А в далеком 1965 году в Институте физики был создан первый спутниковый спектрограф, который вышел на орбиту на спутнике «Зонд». 

Но вот своим спутником Беларусь обзавелась гораздо позже, вступив тем самым в элитный клуб космических держав. И все же для обывателя наша страна и космос так и остались понятиями далекими. «У обывателя космическая держава это та, которая имеет космодром, запускает ракеты, готовит космонавтов, — улыбается Сергей Владимирович. – Но ведь таких держав совсем немного. Если смотреть несколько шире и включить сюда страны, которые имеют свои спутники на орбите и проводят собственные исследования, таких государств уже 50. Кстати, наше вхождение в этот клуб не означало «космос ради космоса». Для нас запуск спутника был важен в первую очередь с точки зрения демонстрации своих технических возможностей, ведь такие вещи показывают мировому сообществу уровень развития державы. Это всегда привлекает инвесторов и заказчиков, что немаловажно. А Беларусь была страной высокотехнологичной и будет оставаться такой впредь». 

По словам собеседника, вузовские спутники для крупных университетов мира перестали быть редкостью. Только МГУ пять таких запустил. И создаются они не для забавы, а пользы ради. Ведь вуз с 2010 года готовит ребят по специальности «аэрокосмические радиоэлектронные и информационные системы и технологии». Да в общем и целом полезен он будет всем студентам, которые смогут писать для него программы, работать с его картами и снимками. Конечно, создание собственного спутника стоит денег. «По предварительным расчетам это будет не дорого. Но это по силам, — убежден ректор БГУ. — Вот запуск стоит больших денег, однако у нас есть договоренность с Роскосмосом о бесплатном или почти бесплатном запуске. Спутник передадут на МКС, а оттуда его выпустят в открытый космос».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК