Авторские права обезьян

Изумляясь «храброму безумству» блогера, подающего провокационный иск к телекомпании, и расстраиваясь от домашней ссоры известного композитора с не менее известными музыкантами, мы, оказывается, ведем себя, как дети на берегу океана авторских прав. В куличики, можно сказать, играем в интеллектуально-авторско-собственнической песочнице. А настоящие, взрослые игры – это пока не про нас. 


В американских судах не один уже год всерьез идут слушания, суть которых можно описать несколькими словами: если фотограф поставил камеру, а обезьяна нажала на кнопку, то кому принадлежат авторские права на снимок? Подождите смеяться, не все так просто. Фотограф снимок хочет продавать, а ему не хотят платить – и не платят. Три года назад бюро авторского права США постановило, что «снимок, не сделанный человеком, в принципе не является объектом авторского права» (понятно, что теперь армии адвокатов за немалые гонорары решают вопрос, что в каждом спорном случае означает словосочетание «не сделанный»). Но вот британские адвокаты – они придерживаются другого мнения: фотограф же оборудование установил, свет включил, выбрал ракурс и навел резкость – он и будет, стало быть, правообладателем всего, что сфотографировано. Интересно, а вот если оборудование ему помогал тащить и включать приятель, а еще и фотоаппарат в лизинге – тогда как будет?

У британского фотографа – британские адвокаты. А у обезьяны? За нее тоже есть, кому вступиться: организация PETA (People for the Ethical Treatment of Animals, «Люди за этичное обращение с животными») подала в суд от имени того самого павиана Наруто, который и нажал кнопку. И на фотографа, и на издательство - чтоб два раза не вставать. Позиция РЕТА такова: «Даже если павиан – не человек, это не значит, что он не может быть фотографом». 

В случае, если РЕТА выиграет суды, я, например, боюсь даже начинать думать, что это будет означать для термитов и пчел (строители и архитекторы), лошадей и кошек («не означает, что животное не может быть врачом»), чаек и голубей (соавторы современного вида монументов и других скульптурных композиций). Причем если Наруто и получит по суду права и деньги, то далеко не все:  в иске заявлено, что «все доходы от обезьяньего селфи должны перечисляться заповеднику на индонезийском острове Сулавеси». По месту, так сказать, жительства истца. Ну, а уж они там в заповеднике подальше от лишних глаз сами разберутся, что и кому причитается. 

Забавно, что зоозащитники при всей своей юридической грамотности слабо разбираются в физиогномике: британский фотограф утверждает, что на спорном снимке изображен не павиан Наруто, а совсем даже павианиха Элла. Это, безусловно, конфуз – а заодно и веская причина, почему «павиан Наруто не может подавать на британца Дэвида Слейтера в суд». Но я другого опасаюсь: а ну как возникнет «Общество защиты прав фотонов»? Ведь на основании того, что именно фотоны перенесли информацию от неопознанного пока павиана через систему линз на матрицу (или пленку) фотоаппарата, они и могут быть признаны правообладателями! В лице, естественно, новорожденного «общества» и его законных представителей. Между прочим, тот бесспорный факт, что фотоны не являются ни людьми, ни даже обезьянами, совершенно не мешает им исправно «делать» все фотографии в мире. 


Если внимательно посмотреть на мировую правоприменительную практику по интеллектуальной собственности, становится понятно, что про «авторов» - ну, тех, которые сами придумывают, пишут, сочиняют – речь уже давно, по большому счету, не идет. Разговор идет о том, кто платить «бабки» должен, а кто «бабки» будет получать. И разговор этот идет между большими и очень большими фирмами, компаниями и корпорациями, кои и являются владельцами большинства «авторских прав» в мире. 

Отсюда очень простой вывод: раз уж мы не можем подвинуть сложившуюся в мире систему «защиты интеллектуальной собственности» в сторону элементарного здравого смысла и интуитивно понятной справедливости, то авторскому праву, как уже когда-то было сказано, нужно «учиться настоящим образом». Потому что нет гарантии, что в один совершенно не прекрасный день на мировых рынках нам не скажут, что «БелАЗ» и «Милавица» на самом деле принадлежат совершенно другим людям. А какой-нибудь «Гришкин фабрикат», к примеру, вообще произведен от имени неизвестного, но уже идентифицированного и нотариально подтвержденного Grisheki, жившего когда-то на той стороне океана. Вот документы.   

mukovoz@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр, 41, Минск
Интересно, а смогут адвокаты обезьяны представить доверенность от своего клиента? На каком основании они пытаются представлять его интересы в суде?
Иван г.Кричев
Бред и только.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости