Инфекционист рассказал об антибиотиках при коронавирусе, как правильно сбивать температуру и зачем помнить день первых симптомов

Антибиотики: пить или не пить? Вот в чем вопрос

Как только о COVID-19 заговорили громким голосом и большинство перестало считать эту проблему надуманной, возник вопрос: как же бороться с неизвестной доселе инфекцией? Все мы помним хайп вокруг парацетамола и иммуномодулирующих препаратов, которые буквально сметали с аптечных полок. Потом, когда стало понятно, что коронавирус вызывает пневмонию, начали налегать на антибиотики. Вроде бы все логично, но сейчас ВОЗ бьет тревогу. Специалисты говорят, что неконтролируемый прием антибиотиков может привести к новой проблеме: нам попросту будет нечем лечиться при других инфекционных заболеваниях. Почему же антимикробные препараты нельзя принимать при ­
COVID-19 и чем в таком случае лечиться? Самые актуальные вопросы мы задали практикующему врачу Дмитрию Данилову, профессору кафедры инфекционных болезней БГМУ.

— Многие давно привыкли к следующей схеме: заболел пневмонией — принимай антибиотики. В таком случае вопрос с лечением COVID-19 кажется решенным, ведь коронавирус поражает легкие и вызывает пневмонию. Что не так в моих рассуждениях?

— Давайте по порядку. Антибиотики — это класс лекарств, которые используют при бактериальных инфекциях. То есть их «точка приложения» — бактерия, например, пневмококк. Что касается COVID-19 — это вирус, при котором (как и при всех других вирусах) антибиотики не работают. Следовательно, в рутинном порядке принимать их при COVID-19 бессмысленно.

— А как врачи понимают, вирусная пневмония у пациента или бактериальная, чтобы определиться с тактикой лечения?

— Врач ставит диагноз по клиническим признакам и результатам исследований — анализу крови, рентгенологическому исследованию легких или КТ органов грудной клетки. Если мы видим наличие лейкоцитоза (увеличение количества лейкоцитов. — Прим. ред.) со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, очаговую пневмонию — это, скорее всего, бактериальная инфекция. Но можно рассмотреть и более простую ситуацию: если человек провалился под лед, замерз и у него развилось воспаление легких, то оно практически на сто процентов будет иметь бактериальный характер.

Вернемся к COVID-19: абсолютное большинство пневмоний, с которыми мы встречаемся во время пандемии, — вирусные. Антибиотики получает не более десяти процентов пациентов инфекционной больницы, где я работаю. В основном потому, что на фоне коронавируса у них обостряется хроническая бактериальная инфекция (например, хронический гайморит или инфекция мочевыводящих путей).

— Но это вы говорите о стационаре. А сложно ли терапевту в поликлинике при первом осмотре пациента точно понять, к какой этиологии принадлежит пневмония?

— Иногда пациенты жалуются, мол, врач их послушал с помощью стетофонендоскопа, но пневмонию не нашел. Со всей ответственностью заявляю: в случае с COVID-19 доктор не виноват. Специфическую картину изменений легких, которая характерна для коронавируса, чаще всего можно увидеть только на КТ грудной клетки. То есть ухом ее не услышишь. При этом для медицинских работников есть хорошее подспорье — аносмия. Хоть это и не полностью специфичный синдром, но, если пациент говорит, что потерял обоняние, вероятность бактериальной пневмонии стремится к нулю. Здесь мы, с учетом текущей эпидемиологической ситуации, скорее всего, имеем дело с коронавирусом.

— А что будет, если принимать антибиотики для профилактики?

— Это неправильно и ведет к ряду негативных моментов. Во-первых, пациент успокаивается, думая, что лечится, но на самом деле улучшений не происходит. Во-вторых, длительное применение этих препаратов может приводить к антибиотик-ассоциированной диарее. В-третьих, чем более широко мы применяем антибиотики, тем быстрее происходит выработка устойчивых штаммов микроорганизмов. И когда нам реально придется бороться с бактериальной инфекцией (в том числе бактериальной пневмонией), эти лекарства могут быть неэффективны, потому что микроорганизм к ним приобрел устойчивость. В дальнейшем мы рискуем столкнуться с большими проблемами в здравоохранении, потеряв лекарства для борьбы с бактериями.

— В стационарах пациентам с коронавирусом назначают гормоны и лекарства, контролирующие свертываемость крови. Но это при среднетяжелых и тяжелых случаях. А чем лечиться людям, которые переносят COVID-19 дома в легкой форме?

— Уточню: гормоны назначаем только при развившейся дыхательной недостаточности, но ни в коем случае не для того, чтобы снизить температуру. Насчет лекарств, влияющих на свертываемость крови, — вы абсолютно правы. Мы заметили, что коронавирус часто приводит к тромбозам, поэтому для профилактики назначаем соответствующие препараты. Что касается лечения на дому, универсальный совет без медицинского осмотра дать сложно. Не могу однозначно сказать, что антибиотики принимать категорически нельзя, ведь тогда их не будут пить даже те, у кого и правда бактериальная инфекция. Конечно, окончательное решение в компетенции лечащего врача, но, повторюсь, избыточное назначение антибиотиков приведет к негативным последствиям.

Раньше, до пандемии COVID-19, если пациент заболевал в сезон подъема ОРВИ и у него не было хронических бактериальных инфекций, доктора никогда не назначали антибиотики в первые пять дней заболевания. Сначала нужно использовать симптоматическое лечение, которое поможет справиться с болью в горле, заложенностью носа и так далее.

Не скрывайте симптомы и говорите о своем самочувствии честно, тогда врачам будет легче оказать своевременную медицинскую помощь и выбрать верную тактику лечения.

— С какого показателя можно сбивать температуру и какими препаратами это лучше делать?

— Взрослым сбивать температуру до 38 °C нежелательно, для большинства адекватная граница — 38,5 °C. Что касается детей — лекарства стоит давать, увидев на термометре 38 °C. Ограничений нет, можно использовать парацетамол и любые другие жаропонижающие, но не превышая предельные суточные дозировки.

— Мы привыкли считать, что в прон-позиции нужно лежать только тем, кто болеет тяжело и находится в стационаре. А если пациент лечится дома и не знает, есть ли у него ковидная пневмония, прон-позиция все равно нужна?

— Обязательно. Это очень важно, даже если у человека нет диагностированной пневмонии или ярко выраженной клинической картины, характерной для коронавируса. Лежать нужно на животе, подложив валики из подушек или свернутого одеяла под грудь и пах так, чтобы живот свободно провисал в образовавшейся «выемке». В таком положении уменьшается внутрибрюшное давление, во время дыхания задействуются дополнительные отделы легких, улучшается насыщение крови кислородом. Прон-позиция важна еще и для скорейшего разрешения изменений в легких. Причем лежать так рекомендуется не пару минут, а около 16 часов в сутки.

К слову, при любом течении коронавируса пациенту необходимо пить много жидкости, чтобы предотвратить сгущение крови. Много — это сколько, спросите вы. Как минимум 2—2,5 литра в сутки.

— Как человеку с коронавирусом понять, что легкая форма перетекла, скажем, в среднетяжелую, и вовремя вызвать скорую?

— Клиническая картина при COVID-19, в отличие от гриппа, имеет более длительное течение. Самый критичный период — с 8-х суток по 12-е от дня появления первых признаков заболевания. Если в этот промежуток у пациента появились признаки острой дыхательной недостаточности (одышка и ощущение нехватки воздуха), держится высокая температура, которая трудно сбивается, — это повод бить тревогу и немедленно вызывать скорую. Если есть возможность, стоит следить за сатурацией с помощью пульсоксиметра — нормой считается показатель 95 и выше. В любом случае, необходимо контролировать течение заболевания, запомнить дату начала болезни и четко сообщать доктору о симптомах. Тогда врачам будет легче оказать своевременную медицинскую помощь и выбрать верную тактику лечения.

glushko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР