Акварельные сны наяву

Художница из Израиля привезла в подарок родному Минску свои белорусские пейзажи

Художница Любовь Минькович — уроженка Минска. Сейчас живет и работает в Израиле. Ее имя известно в разных странах, где она экспонировала свои произведения. Свой постоянный адрес ее замечательные акварели нашли в музеях и частных собраниях в США, Италии, Канаде, Польше, Эстонии, России, Германии, Литве, Австралии.

Пейзажи Беларуси кисти Любови Минькович украшают коллекции многих музеев и частных собраний в разных странах.

Сегодня в Национальном историческом музее открывается персональная выставка Любови Минькович «Сны моей родины». Накануне мы встретились с автором.

— Любовь, в Израиле вы уже больше 15 лет. Часто ли бываете в родном городе? 


— К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Была бы возможность, с радостью приезжала бы хоть каждый год. Тянет в город детства. Минские улицы мне часто снятся: то иду по Московской, где, родилась, то по Чкалова, там жила, по Маяковского или бегу по Свердлова в свою 75-ю среднюю школу с художественным уклоном, где училась… Конечно, Минск с тех пор очень изменился, стал современным городом, но все равно я узнаю все его старые улицы и улочки, площади, помню их прежние названия. 

— Где, приезжая, бываете обязательно? Есть ли любимые места?

— Самое любимое — Лошица. А еще — молодечненское направление. Мне всегда очень нравилось выбираться на этюды, рисовать с натуры. Раньше часто в сторону Бояр на пленэры отправлялась. Когда-то благодаря такой поездке появилась одна из моих любимых работ — «Лен». Сначала я увидела красочное голубое поле цветущего льна, а позже снова специально приехала туда, чтобы запечатлеть, как женщины его убирают. Даже вместе с ними дергала этот лен, в снопы вязала. Такая тяжелая работа. Сейчас уже, наверное, вручную все это не делают.

Акварели с выставки «Сны моей родины».

— Этюдник с собой взяли и в этот приезд в Минск?

— Конечно. Акварель — техника мобильная. Поэтому красочки захватила. 

— Где планируете побывать сейчас?

— Пока только в Лошицу успела заглянуть. Но пробуду здесь месяц, потом хочу съездить в Несвиж, может, по дороге и в Мир. Несвиж я рисовала раньше, но
отреставрированный замок пока не видела. Мирский замок писала, когда тот был еще в руинах. Вообще, нашу архитектуру с удовольствием рисовала — Иезуитский костел в Гродно, Каложу, церковь в Заславле, Новогрудок. Многие из таких работ я привезла на свою нынешнюю выставку.

— Расскажите о ней подробнее.

— В экспозиции 40 основных работ с изображениями разных уголков Беларуси. Это акварели периода 1970—2000-х годов. В основном пейзажи, но есть и портреты, и изображения памятников архитектуры, и наброски городских видов Минска. Например, строительство улицы Танковой, прежняя Центральная площадь, Троицкое предместье, когда там еще только хибарки и бани стояли, деревня Шепичи… В этих моих работах — история города.

— Анонсировано, что после выставки все произведения вы передаете в дар Национальному историческому музею.

— Я давно хотела привезти эти работы в Минск. Жизнь идет, хочу оставить их родине. И именно этот музей подходит как нельзя лучше. Во-первых, он тоже хранит историю, а во-вторых, здесь эти акварели увидят многие жители и гости страны. Пусть мои работы радуют людей. Зачем их у себя держать?

Акварели с выставки «Сны моей родины».

— Основная ваша тема — белорусские пейзажи. Чем привлекают они — не слишком яркие и броские? 

— Конечно, если сравнить с Израилем, то небо там ошеломляюще яркое, синее. Зато здесь, например, постоянно меняющаяся красота облаков. И какие тонкие нюансы, какое разнообразие цвета неба — от голубого до фиолетового. В отличие от Израиля здесь не два, а четыре времени года, каждое со своими природными оттенками и погодными проявлениями. Каждый день они разные, и в пейзаже ты не повторяешься. Акварель — прозрачная,
романтическая техника. Израильские пейзажи тоже прекрасны, и я их тоже пишу, но все же с трудом в них вписываюсь, только море вдохновляет. Здесь же, в Беларуси, все гораздо ближе моей душе, роднее, здесь мне работалось больше и продуктивнее.

— Ваша любовь к рисованию — откуда?

— Я не из семьи художников, не продолжатель рода живописцев. Но изобразительное искусство привлекало с детства. Еще учась в школе, во время каникул ездила в Ленинград к бабушке. А там Эрмитаж, Русский музей, шедевры мирового искусства. Все это восхищало. 

Как и многие девочки послевоенного поколения, не имея игрушек, я рисовала на бумаге кукол и одежду для них, удивляясь, как волшебным образом появлялось наяву то, о чем только что мечталось. А вот у меня продолжатели есть — дочка и внучка рисуют, особенно хорошо — внучка. Сужу объективно, я преподаю акварель. К слову, всегда с теплотой вспоминаю своих минских педагогов Сергея Петровича Каткова в студии Дворца пионеров и Леонида Александровича Дударенко в художественной школе. В институте моим учителем был Виктор Иванович Сахненко — художник оригинального творческого дарования. Позже мою любовь к акварели поддержал Виталий Константинович Цвирко, истинный виртуоз в этой технике. Считаю, он стал главным моим наставником, и многие его советы я до сей поры воплощаю в своих работах.

svirko@sb.by

Фото Алексея ВЯЗМИТИНОВА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...