«Ахтунг, ахтунг, в небе Покрышкин!»

НА ПРОШЛОЙ неделе исполнилось сто лет со дня рождения легендарного летчика-аса Александра ПОКРЫШКИНА. Истребительная дивизия под командованием Покрышкина в годы Великой Отечественной войны сбила почти тысячу сто пятьдесят самолетов противника.

«Подвиг требует мысли, мастерства и риска», – говорил трижды Герой Советского Союза

НА ПРОШЛОЙ неделе исполнилось сто лет со дня рождения легендарного летчика-аса Александра ПОКРЫШКИНА. Истребительная дивизия под командованием Покрышкина в годы Великой Отечественной войны сбила почти тысячу сто пятьдесят самолетов противника.

ГОВОРЯТ: подвиг — это следствие чьего-то разгильдяйства.

Не всегда.

Подвиг может быть производным от расчетливой мысли.

Один человек доказывал это на протяжении четырех лет войны. Той самой, Великой Отечественной, ставшей символом массового героизма.

Героизма, нередко, к сожалению, действительно бывшего следствием чьего-то разгильдяйства. Подчас — и преступления. Но был человек (и не один!), который свои подвиги планировал. Три звезды Героя на его груди — свидетельство, что такое планирование весьма эффективно.

Звали его Александр Покрышкин.

«Подвиг требует мысли, мастерства и риска» — это его слова. Слова летчика, который в небе войны добился 59 личных побед, в первый свой бой вступив в первый же ее день, а боевой счет открыв на второй.

Все признают: он был летчик милостью Божией. Но это не совсем так. Эту милость он постоянно пополнял, улучшал, «домилостивливал», так сказать, сам. Подмастеривал божий дар собственным расчетом. Уже 3 июля 1941-го, оказавшись в санчасти с первым ранением, Покрышкин начинает записывать свои мысли о правильном ведении воздушных боев в тетради с характерным названием «Тактика истребителей в бою». Описания, соображения, схемы, расчеты.

Это — десятый день войны. Советская авиация горит на земле и в воздухе. Она — будем говорить правду — не была готова к современной войне. Ни технически, ни тактически, ни организационно.

В достатке было только героизма. С избытком даже.

А ПРОСТОЙ комэск думает о том, как вести войну по-новому. По сути разрабатывал новый Боевой устав авиации. Самостоятельно. Но не для себя. Как он сам писал, новые тактические приемы «пригодятся моим друзьям, летчикам эскадрильи и полка».

Пересмотра уставов не любит ни одна армия. Тем более армия, оказавшаяся в таком отчаянном состоянии, как Красная в 1941-м и 1942 годах. Поэтому закономерно, что Покрышкин нередко получает свою долю неприятностей. Однажды дошло даже до исключения из партии и вывода из штатного состава полка. По тем временам это означало столь много, что последовавший отзыв представления к званию Героя Советского Союза можно было рассматривать как награду.

Тем не менее Покрышкин от своего не отступает. Тем более что результат налицо.

Вынырнуть в ходе разведки из облачности на высоте 30 метров от земли и заметить сосредоточение вражеской танковой группы из 200 машин — это и сегодня подвиг. Или подобраться к чужому самолету, который крадется под кромкой облаков на высоте 70 метров — подобраться снизу! — и сбить его. И еще жаловаться потом на «скверное настроение»: «чуть не столкнулся»!

Или ввосьмером пойти на восемь десятков бомбардировщиков противника, прикрываемых 10 истребителями. И развалить их строй, ссадив попутно с неба 13 машин врага. Или вчетвером устремиться против 50. Или в одиночку против восьми.

И ни одного поражения!

ЭТО стало расхожим местом в воспоминаниях о войне, но было на самом деле: немцы отзывали с неба свои самолеты, если наблюдатели докладывали, что против них вылетел Покрышкин… Еще бы — когда при его появлении разваливались целые эшелоны вражеских налетчиков!

Но повторю главное: это не результат одного лишь личного мастерства летчика. Свою «кубанскую этажерку», «маятник», «соколиный удар» и другие тактические приемы он рассчитывает и изобретает для всех. И то, что стрелять во врага надо с ближайшего расстояния, когда «видишь заклепки», — тоже. И главную формулу: «Высота — скорость — маневр — огонь!» Родилась целая система подготовки асов, которая уже не зависела от той самой «милости Божией», а была порождением покрышкинской максимы: «Подвиг требует мысли, мастерства и риска». И не случайно другой трижды Герой Советского Союза признавал, что научился подвигу от Покрышкина.

Такая заблаговременная «подготовка подвига» эффективно действовала и позже, когда Александр Покрышкин был назначен командиром дивизии. Только теперь о нем вспоминают как об искуснейшем организаторе наземного хозяйства авиачастей, мастере быстро и точно перебазировать сложное авиационное хозяйство, умелом руководителе боями масс самолетов. По сути — тот же подвиг, особенно если вспомнить, как много машин потеряли советские ВВС на земле в начале войны…

ЭТО и есть планирование подвига. Каждый день. Каждый вылет.

В этом — главный урок, оставленный нам Покрышкиным.

Хотя и 59 сбитых врагов — тоже хороший пример…

Александр ЦЫГАНОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?