3. Генеральный секретарь «Зари»

За смелые эксперименты в барановичском колхозе «Заря» Леонид Ковалев получал нагоняи от начальства. Сегодня мы говорим: побольше бы таких предприимчивых руководителей на селе...

(Окончание. Начало в номерах за 9, 12 октября.)

Но, помимо горячей увлеченности, Леониду Федоновичу в высшей мере присуща еще и убежденность. Если он начинал новое, то был уверен: это именно то, что сейчас нужно хозяйству. Легко сказать — был уверен. А сколько бессонных ночей, размышлений, анализа. Ведь в конечном итоге он лично отвечал за то, что делал в «Заре». Перед людьми, перед своей совестью. Без прямоты и честности перед самим собой — какая может быть искренняя убежденность?.. Счастье Леонида Федоновича, конечно, еще и в том, что он необычайно целеустремленный.

— Тогда обо мне шли разговоры по району, что, дескать, Ковалев очередной эксперимент затеял, и, наверное, сам не представляет, что получится, — размышляет он. — Так говорили те, кто меня не знал. Разве мог себе позволить менять в корне нечто давно прижившееся в деревне, заранее тщательно не взвесив все «за» и «против»? Ставя перед собой конкретную цель, я не выступал в роли себялюбца, борони Бог. И глупое упрямство не по мне, никогда не настаивал на своем, если видел, что не прав. Бывало, мотаюсь целый день, устаю до чертиков, заявляюсь домой — и тут же валюсь на кровать, так хочется отдохнуть. А ночью проснусь — и опять думы, и опять. Какой уж тут сон.

Забирайте  «коников» себе

Однажды даже те, кто хорошо знал Леонида Федоновича, ахнули: «Ковалев раздал сельчанам колхозных лошадей, да еще и корма в придачу». Узнав об этом, я сразу же позвонил ему и поинтересовался, правда ли это.

— Да, такое решение приняло правление колхоза. Собственно, что мы говорим по телефону, приезжайте посмотрите, как живется нашим коникам в новых условиях.

Он и лошадей называл ласково — «коники». История с ними  необычная, как и сам очередной эксперимент «в духе Ковалева» — неожиданный, смелый и, я бы сказал, по-своему дерзкий. И неудивительно, что за ним следили не только в Барановичском районе, но и в области. Руководители хозяйств с нетерпением ожидали, чем кончится новая затея «неугомонного Ковалева».

Вспомним, как у нас поступали с крестьянскими лошадями при организации колхозов. Их сельчане в основном принудительно сводили на колхозный двор, под общую крышу. То была настоящая трагедия: сельчанин без коня — какой с него хозяин на земле. Ну а тогдашние колхозы, разумеется, также не могли жить без тягловой силы.

А в «Заре» получилось наоборот — раздали сельчанам лошадей бесплатно. Причем эти действия узаконили решением правления колхоза. Как же Ковалев отважился на такое? Неужто колхозу лошади были вовсе не нужны? Или, может, кормить их нечем...

Короче, вопросов по коникам к Леониду Федоновичу у меня было много. Он слушал меня, многозначительно улыбался.

— Колхозу сегодня лошади практически не нужны, — анализировал сложившуюся ситуацию. — У нас везде техника, в животноводстве механизация. Так зачем их держать? Избавиться бы от них, как когда-то сделало большинство хозяйств в Беларуси, — и гора с плеч, считают многие руководители. Увы, такое непозволительно. Это не по-хозяйски и не по-селянски.

— Здесь, — продолжал Ковалев, — хочу привести такой пример. Раньше у нас было так. Когда хороший тракторист уходил на пенсию, как благодарность мы ему отдавали в пользование старый трактор. И знаете, как хорошо и долго такие «старички» служили еще, когда были в заботливых руках. Более 30 тракторов так раздали людям, и ничего, не обеднел колхоз... И хотя кое-кто из начальства меня упрекал, но, считаю, поступил правильно. Тракторы ведь все равно сдали бы на металлолом.

Теперь пенсионеры от тракторов отказываются. Оно и понятно: запчасти дорогие, топливо — тоже, да его и не всегда достанешь, словом, одни убытки от «подаренной» техники на подворье. Хотя какая-то тяга очень нужна. Пусть будут коники.

В «Заре» тогда насчитывалось 215 лошадей, довольно большой табун для небольшого колхоза. Ковалев и сказал своим сельчанам: «Берите, людцы, кто хочет и кто не ленив, колхозных коников. Вместе с повозками, со сбруей. Даем и корма бесплатно. Xотите — летом выделим делянки, сами накосите сена. Xотите — осенью доставим вам во двор прессованные тюки, корма».

Но лошадей из колхозной фермы в личные хозяйства сельчан передавали при строгом соблюдении выработанных условий. Во-первых, их взяли желающие. Во-вторых, взяли именно те хозяева, у кого есть силы и возможности хорошо досмотреть животное, чтобы его, как это раньше случалось, весной не поднимать на веревках. В-третьих — за каждой лошадью было закреплено несколько подворий, где она должна была пахать огороды, возить дрова, корма. И самое главное, что потребовал от мужчин Ковалев: «Не обижать одиноких и пенсионеров». Получилось просто здорово: колхоз передал сельчанам лошадей в личное пользование и в то же время сохранил их у себя.

Ковалев строго контролировал, как все исполняется. Конечно, ходить по подворьям и проверять было неудобно, сельчан можно обидеть. И тогда решением правления колхоза объявили конкурс на лучшего коня и на лучшую упряжку. Назначили премии победителям, определили, как будут организованы лошадиные «смотрины».

В этой ситуации Ковалеву, слава богу, не пришлось доказывать свою правоту, она была очевидной. Свое «добро» необычному эксперименту с лошадьми дали районные власти. Соответствующее решение принял Брестский облисполком: передача коллективной собственности (лошадей с инвентарем) была узаконена официально.

Начальник управления по племенному делу Минсельхозпрода республики Евгений Раковец так оценил тогда действия Ковалева: «С колхозными лошадьми он распорядился мудро, в интересах и хозяйств, и сельчан. Оставил их у себя, а не сдал на мясокомбинат, хотя мог бы получить большие деньги. Мы всячески поощряем желание сельчан заиметь свою лошадку. Поэтому своеобразный опыт Ковалева весьма ценен».

Неприятностей больше, чем благодарностей

Я рассказал лишь о некоторых эпизодах председательской жизни Леонида Ковалева. И на должности руководителя колхоза, и затем, когда это хозяйство в результате реорганизации стало называться довольно солидно — «Колхоз-агрофирма «Заря», он не уставал творить и бороться за главное, что необходимо деревне. И чего она так ждала. На земле должен быть настоящий хозяин, думающий, творческий, если надо — смелый в своих экспериментах и поисках. Чтобы он, если ему доверили пост руководителя-агрария, умел и мог четко и безошибочно определять и реализовать на практике тактику и стратегию развития своего хозяйства. И чтобы любой эксперимент, любое реформирование преследовало одну и ту же цель — что от этого получат сельчане, улучшится ли их жизнь, станут ли богаче и они, и хозяйство. Леонид Ковалев делал это превосходно, шел к цели настойчиво, хотя имел больше неприятностей, чем благодарностей.

Но он прекрасно понимал, что если не будет инициативен, предприимчив, рынок быстро загонит его в угол. Поэтому во многом надеялся на собственный опыт и силы, твердо верил в своих трудолюбивых, преданных земле сельчан. У Ковалева всегда хватало ума и мудрости хорошенько разобраться во всем, что приходило в деревню в трудные 90-е годы. Потому и доярки на фермах работали так, как велела им крестьянская совесть. И наперекор всем злым ураганам и беспощадным ливням в 1998 году, к примеру, в «Заре» получили с гектара зерновых 24,5 центнера, картофеля — свыше 167, корнеплодов — 640 центнеров. Чтобы иметь такие урожаи на здешних песках, надо было совершить просто невозможное. И оно было в четкой организации труда, в материальной заинтересованности сельчан. «Я не «аукаю», как некоторые председатели колхозов, доярок по деревне, — говорил Ковалев. — У меня нет никакой задержки с выплатой зарплаты, а это самый весомый аргумент».

Такому роду  нет переводу

Недавно встретился с ним, побеседовали, вспомнили непростые 90-е годы. Думаю, несправедливо, что ценный опыт этого талантливого руководителя не обобщен, не стал достоянием его коллег. Ведь принципы работы Ковалева заслуживают того, чтобы о них было написано.

А какой замечательный род Ковалевых! Старший сын Леонид Леонидович (сегодня заместитель председателя Витебского облисполкома) начинал в барановичском колхозе имени Кирова, где в свое время был бригадиром его отец. Когда Леонид пошел на повышение, его в хозяйстве сменила сестра Елена. Теперь она — заместитель директора местного СПК «Крошин». Семейная династия земледельцев Ковалевых крепка, хотя представители этого рода нынче трудятся и в других сферах. Старшая дочь Ирина — директор территориального центра социального обслуживания населения Барановичского района. Младшая Марина — медик. Общий трудовой стаж семьи Ковалевых составляет свыше 110 лет.

Просматриваю многочисленные записи в моих журналистских блокнотах, прослушиваю диктофонные кассеты. Бог ты мой, до чего же интересная, насыщенная жизнь Леонида Федоновича, сколько в ней всякого: и хорошего, и тяжелого, и драматичного, и совершенно невероятного. Было, что грозил Ковалеву суд. За то, что во время печально известной противоалкогольной кампании не допустил потери большого количества винограда, поступившего в Барановичи. Взял и пустил его в дело на своем колхозном заводе. Поступил по-хозяйски, а имел большие неприятности. А вот за девять фирменных магазинов, открытых на территории «Зари», его всегда хвалили и ставили в пример. Еще о Леониде Федоновиче минский композитор создал песню на стихи, опубликованные в республиканской газете. И как он здорово играет на гармони, а его милая, любимая Екатерина Иосифовна помогает мужу веселой песней. Вот вам и семейный музыкальный дуэт Ковалевых.

И напоследок — еще один уникальный случай в его жизни. Однажды, по заданию ЦК КПСС, приехала в Беларусь очень солидная комиссия из Москвы, чтобы проверить, как в наших колхозах идет горбачевская перестройка. Побывали они и в «Заре», были в восторге от увиденного. Ковалев той перестройки не понимал, не воспринимал и не хотел ее, о чем прямо и сказал москвичам. И когда мы возвращались в Минск, проверяющие, люди очень разумные, говорили о Ковалеве: «Хозяин! И правду режет в глаза, и Москва ему не указ, он сам в своем колхозе генеральный секретарь ЦК. Зачем же ему перестройка?» Обращаясь к автору этих строк, москвичи сказали прямо: «Берегите своих Ковалевых, они очень нужны всегда».

Такой практический урок дал тогда москвичам, да и всем нам, неугомонный председатель колхоза из белорусской провинции. И он, наш простой земледелец, как всегда был прав...

Михаил ШИМАНСКИЙ

НА СНИМКАХ: Леонид Федонович Ковалев; в кругу семьи.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?