17 часов пути в бессмертие

В КОНЦЕ июня 1944 года советские войска вплотную подошли к Борисову. Здесь немецкой артиллерии удалось на время приостановить стремительное наступление гвардейской танковой армии под командованием Героя Советского Союза маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова. Одной из ее бригад была поставлена задача сломить сопротивление противника, прорваться в город, захватить и удерживать до подхода основных сил Красной Армии мосты через реки Сха и Березина.

Ворвавшийся в Борисов в ночь с 29 на 30 июня 1944 года экипаж танка Т-34 под командованием гвардии лейтенанта Павла Рака почти сутки сеял панику и наводил неописуемый ужас на гитлеровцев.

В КОНЦЕ июня 1944 года советские войска вплотную подошли к Борисову. Здесь немецкой артиллерии удалось на время приостановить стремительное наступление гвардейской танковой армии под командованием Героя Советского Союза маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова. Одной из ее бригад была поставлена задача сломить сопротивление противника, прорваться в город, захватить и удерживать до подхода основных сил Красной Армии мосты через реки Сха и Березина.

Их осталось только трое…

Решением командира танковой бригады полковника Константина Гриценко выполнить боевую задачу предстояло батальону под командованием капитана Селина (сведения об имени, отчестве командира батальона отсутствуют. — Прим. «БН») Комбат сам возглавил походную заставу из четырех танков и группы мотоциклистов. Боевая машина гвардии лейтенанта Павла Рака замыкала группу.

Танкисты решили сделать ставку на неожиданность. И это им удалось. В вечерних сумерках немцы не сразу заметили подходящие к мосту через реку Сха четыре советских танка и не успели подорвать переправу. Первая часть боевой задачи была выполнена успешно и без потерь.

Однако звуки развернувшегося у Схи боя насторожили гитлеровцев. И когда советская бронетехника подошла к мосту через Березину, к этому они уже были готовы.

Прорываться в город пришлось сквозь шквалистый огонь немецкой артиллерии. Вот остановилась, охваченная пламенем, одна тридцатьчетверка, за ней — вторая. Боевой машине командира батальона удалось проскочить мост. Однако и она была подбита «тигром», обнаружить который не сразу удалось. И только последнему танковому экипажу под командованием парторга роты гвардии лейтенанта Павла Рака посчастливилось вырваться из огненной мясорубки целым и невредимым. Но немцы все же успели подорвать несколько пролетов моста.

 Советская тридцатьчетверка оказалась один на один с превосходящими силами противника.

Отступать было некуда. Смяв гусеницами несколько орудий зенитной батареи, танкисты устремились в город. Огнем орудия и пулемета на одной из улиц они уничтожили немецкую автоколонну. Следующей целью стали комендатура и штаб гарнизона.

Гитлеровцы никак не ожидали увидеть у себя под боком тридцатьчетверку. От прямого попадания и разрыва танкового снаряда здание комендатуры и штаба гарнизона мгновенно охватили языки пламени. Спасаясь от огня, немецкие офицеры выпрыгивали из окон. И здесь их встречали меткие пулеметные очереди механика-водителя гвардии старшего сержанта Александра Петряева. Живыми удалось уйти единицам.

В течение следующего часа советскими танкистами были уничтожены склады с боеприпасами, хранилище горюче-смазочных материалов. В городе воцарились настоящий хаос и паника. На борьбу с советским танком гитлеровцы вынуждены были бросить десятки единиц бронетехники. Но обнаружить «блуждающий» советский танк оказалось не так просто. Словно призрак, он появляется то в одном, то в другом месте.

Ориентироваться в городе танкистам помогали местные жители. Они же подсказали, что гитлеровцы собираются заживо сжечь в военно-полевом госпитале находившихся там раненых красноармейцев. В самый последний момент экипажу танка гвардии лейтенанта Павла Рака удалось спасти от мученической смерти около двухсот советских военнопленных, среди которых оказалось и 6 военнослужащих 3-й гвардейской танковой бригады.

А вот спасти узников концлагеря, располагавшегося на окраине Борисова, экипажу не удалось. Немцы успели всех их расстрелять до подхода советского танка.

Смерть наших людей с новой силой всколыхнула в танкистах ненависть к оккупантам. Они снова бросились в бой. На железнодорожной станции уничтожили два эшелона с заводским оборудованием, которые гитлеровцы спешили вывезти в Германию.

Около семнадцати часов продолжалась неравная схватка советских танкистов с врагом. Заканчивался боекомплект, и командир танка гвардии лейтенант Павел Рак принял решение идти к Березине, рассчитывая присоединиться здесь к прорывающимся в город частям Красной Армии. Однако немцам удалось выследить тридцатьчетверку. Но прежде чем они ее подбили, отважные танкисты уничтожили еще две бронемашины врага.

Командир танка гвардии лейтенант Павел Рак, башенный стрелок гвардии сержант Алексей Данилов и механик-водитель гвардии старший сержант Александр Петряев не покинули горящую машину…

1 июля, после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, обгоревшие тела мужественных танкистов извлекли из танка их боевые товарищи. Командира героического экипажа гвардии лейтенанта Павла Рака удалось опознать только по браслету от часов.

«Что произошло с танком Павла Рака, никто не знал, — писал впоследствии в своих воспоминаниях о бое под Борисовом в ночь с 29 на 30 июня 1944 года его однополчанин Михаил Кузнецов. — Всю ночь из разных мест Борисова доносились орудийные выстрелы, пулеметные очереди. Мы допускали всякое: в город прорвались наши подразделения, действуют партизаны. Но никто даже предположить не мог, что поединок с целым вражеским гарнизоном ведет один-единственный танк. Он должен был быть уничтоженным сразу.

Когда мы попали в Борисов, я видел место последнего боя однополчан. И танк с башней, развороченной прямым попаданием крупнокалиберного снаряда, выпущенного, очевидно, с близкого расстояния…»

Сын отомстил за отца

Тела танкистов предали земле недалеко от места их гибели. А после окончания войны перезахоронили на городском кладбище по улице 8 Марта. Братская могила героев постоянно в живых цветах.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм гвардии лейтенанту Павлу Николаевичу Раку, гвардии сержанту Алексею Ильичу Данилову и гвардии старшему сержанту Александру Акимовичу Петряеву посмертно присвоены звания Героев Советского Союза. Это единственный случай в военной истории Беларуси, когда за совершенный в годы Великой Отечественной войны подвиг высшей почести удостоен сразу весь танковый экипаж.

Именами героев названы улицы орденоносного города. А на берегу Березины, у автомагистрали Брест—Москва, недалеко от места гибели мужественных танкистов, установлен танк ИС-2, прошедший от Сталинграда до Берлина и получивший несколько пробоин, о чем свидетельствуют заплатки на его броне.

Согласно приказу министра обороны Республики Беларусь №360 от 5 мая 2007 года, с целью сохранения и приумножения боевых традиций старших поколений защитников Отечества, воспитания личного состава на героическом прошлом экипаж танка Павла Рака навечно зачислен в списки личного состава 1-й учебной танковой роты 3-й гвардейской школы подготовки специалистов танковых и артиллерийских подразделений 72-го гвардейского объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. В расположении роты рядом с бюстами героев стоят заправленные кровати. И каждый день на вечерней поверке их фамилии зачитываются первыми. Лучшие военнослужащие роты отвечают: «Герой Советского Союза Павел Николаевич Рак пал смертью храбрых в боях за свободу и независимость нашей Родины». Эти слова произносятся, когда звучат и фамилии Алексея Ильича Данилова и Александра Акимовича Петряева.

Воинское подразделение, могилу отца и его боевых товарищей посещали дочь Павла Рака, Любовь Павловна, его мама, Миланья Лукьяновна. Она передала в местный краеведческий музей одно из последних писем сына, написанное 7 ноября 1943 года из госпиталя, где он находился на лечении после ранения.

«Я очень рад, что получил от вас долгожданную весточку, — писал Павел матери. — И вместе с тем опечален известием о том, что немецкие изверги издевались над моим отцом и убили его своими грязными руками. Прочитав ваше письмо, сердце мое разболелось от ненависти к немецким зверям, хочется топтать их, уничтожать и мстить за отца. И я заверяю вас, мама, что они дорого заплатят за смерть моего отца. Я чувствую себя неплохо, есть только одно желание — побыстрее попасть на фронт, чтобы отомстить за отца. Вам известно, что сейчас я в тылу, но думаю, что скоро отправлюсь на защиту Родины…»

Сын сдержал данное матери слово. Он сполна отомстил за смерть отца и тысяч невинно загубленных фашистскими извергами советских людей. Павел Рак отдал за это самое дорогое, что есть у человека, — жизнь. И шагнул в бессмертие. Вместе со своими боевыми товарищами: гвардии сержантом Алексеем Даниловым и гвардии старшим сержантом Александром Петряевым.

Николай ЧАЛЕЙ, «БН»

Фото автора

P.S. Автор выражает благодарность сотрудникам Борисовского объединенного музея, а также отделения идеологической работы 72 ОУЦ за помощь и содействие в подготовке материала.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?