Знаменосцы в небе

Майские дни победного 1945 года. Красное знамя гордо реет над куполом поверженного рейхстага!

Майские дни победного 1945 года. Красное знамя гордо реет над куполом поверженного рейхстага! Об этом мечтали, в это верили миллионы советских людей, сложивших свои головы в борьбе с фашизмом. Свершилось! Со школьной скамьи нам известно, что водрузили это алое полотнище, которому будет суждено войти в историю как Знамя Победы, пехотинцы Егоров и Кантария. Но мало кто знает, что, кроме них, победные флаги–знамена установили на рейхстаге и представители всех видов и родов Красной Армии: артиллеристы, танкисты, саперы, связисты, разведчики, медики... и даже моряки и летчики!

 


Одними из первых прорвались к зловещему зданию и подняли над ним Красное знамя артиллеристы 136–й армейской пушечной бригады 1–го Белорусского фронта. Несмотря на большие потери, достигли заветной цели и установили свой победный флаг танкисты 267–го танкового батальона 23–й Глуховско–Речицкой Краснознаменной, ордена Суворова танковой бригады. Не остались в стороне и моряки Днепровской флотилии, которые, не удивляйтесь, тоже участвовали в штурме Берлина! По–особому вознесли свои победные стяги над рейхстагом наши авиаторы.


В каждой части и в каждом даже самом малочисленном подразделении штурмовавших Берлин было свое знамя или хотя бы маленький флаг и мечта — водрузить его над рейхстагом! В авиации, как только нога советского солдата ступила на землю «непобедимого тысячелетнего рейха», инициаторами этого краснознаменного движения стали наши земляки–белорусы: командир 2–го Оршанского Краснознаменного корпуса Герой Советского Союза генерал–лейтенант Алексей Благовещенский и начальник политотдела этого соединения полковник Федор Лобан. Благовещенский, кстати, первый летчик–белорус, удостоенный Золотой Звезды еще за бои в небе Китая в 1938 году. Но лично реализовать свой замысел генералу, к сожалению, не удалось. Во время рекогносцировки на аэродроме Любен Благовещенский подорвался на мине и получил тяжелое ранение. На посту командира корпуса его сменил не менее легендарный летчик — генерал–майор Вячеслав Забалуев. Тот самый Забалуев, который, командуя авиаполком в 1939 году на Халхин–Голе, был сбит и спасен нашим знаменитым земляком Сергеем Грицевцом, сумевшим на своем истребителе вывезти его из–под самого носа у японцев. За этот подвиг Грицевец стал первым в истории СССР дважды Героем Советского Союза.


Наказ Благовещенского — вознести красный флаг на рейхстаг — был выполнен. Идею активно поддержал не только Забалуев, но и командующий 2–й воздушной армией, в состав которой входил 2–й Оршанский авиакорпус, наш выдающийся земляк генерал–полковник Степан Красовский. Почетную миссию Красовский возложил на лучшую в корпусе — 7–ю гвардейскую Ржевскую Краснознаменную орденов Суворова и Кутузова истребительную авиадивизию. Вот как об этом малоизвестном событии рассказывал в 1954 году журнал «Вестник воздушного флота»: «1 мая 1945 г., в день всенародного праздника трудящихся, когда еще в Берлине шли последние, заключительные бои, предшествовавшие полной капитуляции вражеской группировки, советские летчики произвели несколько необычайный вылет. Авиационными специалистами Н–ской гвардейской авиачасти были изготовлены два красных полотнища. В полдень 1 мая самолеты Як–3, ведомые дважды Героем Советского Союза А.Ворожейкиным, Героями Советского Союза В.Буяновым, К.Новоселовым, Н.Ткаченко и другими летчиками, появились над занятым советскими войсками рейхстагом и сбросили эти полотнища». В этом кратком повествовании, увы, очень много неточностей. В 1976 году в фундаментальном труде «Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» это событие описывается уже так: «1 мая летчики 2–й воздушной армии совершили необычайный полет над Берлином. Гвардейцы–истребители по указанию командования изготовили два красных полотнища. Днем отважные летчики гвардии капитан В.К.Новоселов и майор Н.А.Малиновский в сопровождении 16 истребителей под командованием дважды Героя Советского Союза полковника А.В.Ворожейкина в составе Героев Советского Союза В.Н.Буянова, И.П.Лавейкина, П.И.Пескова и других прославленных летчиков появились над рейхстагом и сбросили на парашютах красные полотнища». И здесь, увы, масса огорчительных ошибок... Завершу свой экскурс по страницам солидных изданий последним, выпущенным в 1988 году, еще при СССР, многостраничным научным фолиантом «Воздушная мощь Родины». Авторский коллектив начальника отдела пропаганды и агитации ВВС генерал–майора В.Макеева под редакцией начальника политуправления ВВС генерал–полковника Л.Батехина, не мудрствуя лукаво, рассказывает: «В день легендарного праздника 1 мая летчики 2–й воздушной армии В.К.Новоселов и Н.А.Малиновский в сопровождении 16 истребителей сбросили над рейхстагом на парашютах два красных полотнища...» Сорок три года прошло после окончания войны, а никто так и не удосужился уточнить, что не было в «Н–ской части» 2–й воздушной армии летчиков В.К.Новоселова и Н.А.Малиновского, а были гвардии старший лейтенант Кузьма Васильевич Новоселов и гвардии майор Иван Антонович Малиновский, причем последний флаг на рейхстаг не сбрасывал.


Мне посчастливилось общаться с двумя участниками этой исторической акции — дважды Героем Советского Союза Арсением Ворожейкиным и Героем Советского Союза Константином Трещевым. Кстати, ни один, ни другой 1 мая 1945 года не имел никакого отношения к 2–й воздушной армии, так как в ней тогда не служил. Ворожейкин имел звание майора, а не полковника и группой истребителей–знаменосцев не командовал. А было вот как.


Война близилась к концу. Летчики–инспектора Управления истребительной авиации Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации Красной Армии, находившегося в Москве, буквально рвались на фронт. Всем хотелось принять личное участие в воздушных боях в небе Берлина и, что называется, добить фашистскую гадину в ее логове. Дважды Герой Советского Союза майор Арсений Ворожейкин, Герои Советского Союза подполковник Андрей Ткаченко, майоры Павел Песков, Иван Лавейкин, Петр Полоз, капитан Константин Трещев дружно попросились во 2–й Оршанский авиакорпус. Виной этому — Петр Полоз, который поддерживал давние и очень дружеские отношения с командиром корпуса генералом Забалуевым.


30 апреля 1945 года, полевой аэродром Альтено, располагавшийся в 75 км южнее Берлина, у города Луккау. В штабе базировавшейся здесь 7–й гвардейской истребительной дивизии в составе 1–го, 115–го и 89–го гвардейских авиаполков царило радостное возбуждение. Комдив, гвардии подполковник Георгий Лобов (сменивший, кстати, на этом посту Забалуева) совместно с командованием полков и летчиками–инспекторами из Москвы активно обсуждал выпавшую на их долю историческую миссию. Но как ее лучше выполнить? Как сделать так, чтобы красное полотнище гарантированно опустилось на рейхстаг?


Кому выполнять задачу, определили без долгих дебатов — 115–му гвардейскому Оршанскому орденов Кутузова и Александра Невского истребительному авиаполку, чьи летчики лучше других проявили себя в боях в небе Берлина. Начальник политотдела 2–го Оршанского корпуса полковник Федор Лобан предложил продублировать, мало ли что, и послать второй самолет со знаменем, из старейшего в ВВС легендарного 1–го гвардейского Красногвардейского Краснознаменного орденов Ленина и Кутузова полка. Чтобы шестиметровые красные полотнища не упали на рейхстаг, как тряпки, к ним прикрепили самодельные парашютики. Самое сложное — сброс — решили сделать таким образом: первый — из Як–3 115–го полка — из–под выпущенного посадочного щитка, второй — из учебной спарки Як–7УТИ 1–го полка — вручную, прямо из кабины, вторым членом экипажа. Комдив Лобов лично назначил знаменосцев: от 115–го полка летчика–аса, человека легендарной судьбы гвардии старшего лейтенанта Кузьму Новоселова, от 1–го полка — его командира гвардии майора Ивана Малиновского. Во вторую кабину — к Малиновскому, сбрасывать знамя напросился специальный корреспондент газеты 2–й воздушной армии «Крылья Победы» капитан Анатолий Хорунжий. Отказать пользующемуся у летчиков огромным авторитетом, выполнившему два боевых вылета воздушным стрелком на штурмовике Ил–2 журналисту, да еще с фамилией Хорунжий, что в Великом княжестве Литовском означало хранитель знамени, белорус Иван Антонович Малиновский не мог. Так вышло случайно, но трое крылатых знаменосцев, представляли три великих братских народа–победителя: русский — Новоселов, украинский — Хорунжий, белорусский — Малиновский!


Парадно–боевое построение знаменосцев и их ассистентов Лобов определил из двух групп. Ведущий первой — заслуженный ветеран ВВС, участник боев на Хасане, командир 115–го гвардейского Оршанского полка гвардии подполковник Александр Косс. В составе группы — две восьмерки истребителей Як–3. Здесь со знаменем летит Новоселов. В качестве почетных ассистентов при нем — шестерка Героев Советского Союза, летчиков–инспекторов (не зря ведь прилетели из самой Москвы!). Вторую группу из пяти самолетов Як–3 поведет командир 1–й эскадрильи 1–го гвардейского полка гвардии майор Василий Ищенко. Знамя на борту Як–7УТИ пилотируемого командиром полка Малиновским. В последний момент вдруг вспомнили, что в парадном строю нет никого от управления самой 7–й гвардейской дивизии. Лобову подниматься в воздух вышестоящее командование запретило, тогда вызвался лететь начальник политотдела дивизии Герой Советского Союза гвардии подполковник Виктор Буянов. Он был настоящим воздушным бойцом, лично сбил 12 немецких самолетов! Вместе с ним в парадном стало 22 самолета.


Утро 1 мая встретило летчиков густым туманом. Чтобы точно выйти на рейхстаг, который в дыму пожарищ, среди развалин найти было очень непросто, недалеко от него, по приказу командующего 2–й воздушной армией генерал–полковника Красовского, разместили радиостанцию наведения. Начальник связи 2–го Оршанского авиакорпуса подполковник Дмитрий Компанец для надежности послал еще и свою группу офицеров–связистов. От них поступило сообщение: в центре Берлина и в районе рейхстага видимость улучшается, прямо над ними на небольшой высоте пронесся на По–2 какой–то сумасшедший, которому немцы основательно продырявили крылья. Этот сумасшедший — гвардии младший лейтенант Иван Абрамович Вештак, пилот 919–го отдельного Люблинского Краснознаменного авиаполка связи 1–го Белорусского фронта, который по личному распоряжению маршала Жукова выполнял спецзадание государственной важности: с риском для жизни обеспечивал фотосъемку поверженного рейхстага спецкором газеты «Правда» Виктором Теминым, сидевшим во второй кабине его деревянно–полотняного, изрешеченного пулями «авиакрейсера».


По столь торжественному случаю на полевом аэродроме Альтено близ города Луккау построили личный состав всех трех гвардейских полков 7–й гвардейской авиадивизии. После короткого митинга алые полотнища были торжественно вручены Кузьме Новоселову и Ивану Малиновскому с Анатолием Хорунжим. В 12 часов на взлет пошла группа гвардии подполковника Косса. Ведомым у него — штурман полка, ветеран части гвардии майор Степан Тихонов. Именно его твердой рукой и каллиграфическим почерком на флагах, которые предстоит опустить на рейхстаг, были сделаны все надписи. Следом взлетает и четко держит равнение пара истребителей нашего земляка — белоруса, уроженца деревни Радутичи Осиповичского района, заместителя командира 115–го полка по политчасти гвардии майора Кузьмы Ерко. Рядом с ним летит его тезка — Кузьма Новоселов. Не отстает от них один из лучших асов — командир 1–й эскадрильи гвардии старший лейтенант Евгений Мосин. Замыкает строй летчиков 115–го полка Герой Советского Союза гвардии подполковник Виктор Буянов. Словно связанная невидимой нитью идет по небу в парадном строю шестерка Як–3 Героев Советского Союза летчиков–инспекторов, готовых в любой момент отразить атаку немецких истребителей, еще мечущихся в дымном берлинском небе. На небольшом интервале следом за ними — группа 1–го гвардейского полка. Ее ведущий — гвардии майор Ищенко в качестве ассистентов к знамени, которое находилось в самолете командира полка, назначил самых лучших летчиков своей 1–й эскадрильи: гвардии старших лейтенантов Ивана Свиридова и Алексея Фролова и гвардии младшего лейтенанта Евгения Антонова.


До столицы третьего рейха долетели быстро. Что для скоростных Яков каких–то 75 километров? Как рассказывал мне в 2007 году Герой Советского Союза Константин Трещев, к центру Берлина они вышли на определенной командованием высоте — 800 метров. Видимость была не ахти — дым, пыль, копоть, поэтому решили, несмотря на опасность обстрела с земли, снизиться и, чтобы уж попасть наверняка, опустить знамена на рейхстаг метров с трехсот.


В развороте первым на цель вышел Кузьма Новоселов. Выпустил посадочные щитки: из–под левого крыла выскользнуло и поплыло по небу красное полотнище. Летчики из почетного эскорта стали в вираж и сделали несколько кругов над рейхстагом. Следом подошел Як–7УТИ Ивана Малиновского. Открылась вторая кабина, в ней привстал капитан Хорунжий... и через мгновение шестиметровый красный флаг, удачно миновав хвостовое оперение самолета, начал свой торжественный спуск на рейхстаг. Вот как об этом рассказал сам Анатолий Хорунжий: «Группа делает разворот. Ко мне оборачивается майор Малиновский, слышу в наушниках его приказ: «Сбросить знамя!» Открываю «шторку» кабины. Воздух с силой врывается в нее. Выставляю руку. Там, за бортом самолета, ветер просто вырывает из пальцев красное полотнище... Самолет делает разворот. Стало видно: знамя, расправляясь, медленно опускается. Затем на какое–то время скрылось в дыму и снова, уже ниже, вспыхнуло красным пламенем. Малиновский оглядывается, весело улыбается, показывая на знамя. Позже, уже на земле, он рассказывал, что в те минуты слышал радостное сообщение от наших наземных радиостанций: «Видим! Видим знамя!»


Выполнив историческую миссию, еще в воздухе получив благодарность от генерал–полковника Красовского, летчики четким парадным строем, крылом к крылу, прошли над Берлином и без потерь вернулись на свой аэродром.


Спустя месяц командующий 2–й воздушной армией генерал Красовский и командир 2–го Оршанского истребительного корпуса генерал Забалуев были удостоены звания Героя Советского Союза. Получили Золотые Звезды крылатый знаменосец Кузьма Новоселов и ведущий группы от 1–го гвардейского полка Василий Ищенко. Засияли награды и на груди дублеров Новоселова. У Ивана Малиновского — орден Кутузова III степени, Анатолия Хорунжего — Отечественной войны II степени. Ведущий всей знаменной авиагруппы командир 115–го гвардейского Оршанского полка гвардии подполковник Александр Косс стал кавалером ордена Суворова III степени.


Не один год собирал подробности об участниках краснознаменного налета наших летчиков на рейхстаг. При этом не переставал удивляться тому, что если бы кто–то специально отбирал бы их от всех ВВС Красной Армии, то у него вряд ли получилась бы такая исторически обоснованная компания. По биографиям пилотов можно изучать всю боевую историю ВВС Красной Армии. Среди них — участники воздушных боев в Испании, Китае, на Хасане, Халхин–Голе, в Финляндии, всех основных сражений Великой Отечественной войны. Согласитесь, разве могли предположить немецкие асы, громившие в июне 1941 года в Белоруссии полки ВВС Западного особого округа, что летчики именно этих частей принесут на своих крыльях Красное Знамя Победы к рейхстагу? Это сделали воспитанники Героя Советского Союза генерала Копеца — Иван Лавейкин, Павел Песков и Константин Трещев. Они представили собой все три смешанные авиадивизии округа, погибшие на западной границе в первые дни войны. Иван Лавейкин — из базировавшегося в Пружанах 33–го полка 10–й Кобринской сад, Василий Песков встретил войну в 129–м полку 9–й Белостокской сад, Константин Трещев — в 127–м полку 11–й Лидской сад. Костя Трещев начал воевать не только самым молодым — в 19 лет, для него и война началась раньше всех. В 3 часа 45 минут из дежурного звена с аэродрома Лесище, недалеко от города Щучина, младший лейтенант Трещев поднял в небо свой И–153 и уже в 4 часа утра вступил в бой с фашистами над Гродно. К концу войны он совершит 565 боевых вылетов и собьет 28 самолетов! Не менее славный путь прошел Иван Лавейкин, ставший прототипом легендарного «маэстро» Титаренко в лучшем советском фильме о летчиках–истребителях «В бой идут одни «старики». На его счету — 31 сбитый! Павел Песков воевал в «уничтоженном» 22 июня 1941 года на аэродроме Тарново, западнее Белостока, 129–м полку 9–й сад, ставшим к концу войны самым результативным в советских ВВС. На боевом счету полка 657 (!) сбитых немецких самолетов плюс еще 82 уничтоженных на земле. В той же 9–й сад, что и Песков, но в 124–м полку у Высоке–Мазовецка, 22 июня 1941 года начал свой боевой путь и командир 7–й гвардейской авиадивизии гвардии подполковник Георгий Лобов. На его счету 24 лично сбитых самолета и еще 8 — в группе. Четыре из них — в небе Кореи! Золотую Звезду Героя он получил в 1951 году. Все четверо летчиков–«белорусов» — Песков, Лавейкин, Трещев, Лобов — стали генералами. Получил генеральское звание и уникальный воздушный боец дважды Герой Советского Союза Арсений Ворожейкин. Даже Покрышкин и Кожедуб не могут похвастаться такими результатами: дважды только за один летный день он сбивал по четыре (!) немецких самолета, четырежды (!) — по три и еще дважды — по два. А всего на его счету 51 лично сбитый самолет врага, еще 14 — Ворожейкин уничтожил в групповых боях. Шесть из них — японские, сраженные на Халхин–Голе!


Из всех шести летчиков–инспекторов, участников исторического полета 1 мая 1945 года, не повезло только Петру Полозу. В июле 1962–го года у себя дома этот человек с безупречной репутацией по неизвестным причинам застрелил начальника личной охраны Хрущева генерала Фомичева и его жену. Полоз был лишен звания Героя Советского Союза и расстрелян в мае 1963 года...


Настоящим человеком–легендой был главный знаменосец — Кузьма Новоселов. Воспитанник Уржумского детского дома, круглый сирота, он начал войну рядовым 227–го конвойного полка 13–й стрелковой дивизии конвойных войск НКВД. Начал лихо — на Черниговском шоссе захватил немецкий штабной автомобиль со знаменем! Под Киевом был ранен, вместе с госпиталем попал в концлагерь в Броварах. Бежал, был пойман. По железной дороге отправлен в Германию и снова бежал. Перешел линию фронта и вернулся к своим только 7 ноября 1941 года. После лечения попросился в авиацию. Учитывая то, что Новоселов учился в Казанском аэроклубе (в одной группе с легендарным Героем Советского Союза Михаилом Девятаевым, который, будучи в плену, угнал у немцев бомбардировщик Хе–111), ему пошли навстречу и отправили в Иркутскую авиашколу — учиться на авиамеханика.


...Невель — Городок — Витебск — Орша — Минск — Вильнюс — Каунас — Сандомир — Берлин — Прага. Таков фронтовой маршрут заместителя командира 1–й эскадрильи 115–го гвардейского Оршанского полка гвардии старшего лейтенанта Новоселова. Шестнадцать лично сбитых немецких самолетов (последние два — 8 мая 1945 года в небе Чехословакии) и еще пять — в групповых боях. Золотая Звезда Героя Советского Союза, орден Ленина, два ордена Красного Знамени, Отечественной войны I степени, 15 благодарностей от Верховного главнокомандующего — Сталина и гордая запись в личном деле: «В исторических боях по овладению Берлином произвел 13 успешных боевых вылетов, ему как отличному летчику–Герою была предоставлена честь — сбросить флаг Победы над Берлином в день 1 мая».


Свой последний боевой вылет легендарный летчик совершит в Северной Корее. 11 октября 1952 года заместитель командира 24–го истребительного полка гвардии майор Новоселов на МиГ–15бис поднимется в небо с китайского аэродрома Мукден и собьет в районе Аньдуня американский Ф–86Е «Сейбр», но и сам попадет под губительный огонь противника. При катапультировании получит тяжелейшую травму правой руки. После продолжительного, но, увы, безуспешного лечения — руку парализовало — подполковник Кузьма Васильевич Новоселов 7 июля 1953 года по инвалидности был уволен с военной службы. Умер в марте 1985 года в Ворошиловграде. И кто сегодня помнит о нем?


Не такая богатая боевая биография у двух других крылатых знаменосцев — гвардии майора Ивана Малиновского и капитана Анатолия Хорунжего. Белорус Иван Антонович Малиновский начал воевать в марте 1944 года летчиком–инспектором. За бои на Карельском перешейке удостоен ордена Отечественной войны I степени. Возглавил 196–й истребительный полк 324–й дивизии на Мурманском направлении. Во время боевого вылета в район осиного гнезда гитлеровских ВВС — аэродрома Луостари — был подбит, но дотянул до своих, произвел успешную посадку и спас самолет. 21 октября 1944 года в районе озера Куйво–Ярви сбил истребитель Ме–109. За умелое командование полком, личное мастерство и мужество награжден орденом Красного Знамени. Командиром 1–го гвардейского истребительного авиаполка стал 3 февраля 1945 года. И уже 9 февраля сбил ФВ–190. В апреле в районе Берлина сбил еще два ФВ–190. Еще один «фоккер» нарвался на его меткий огонь 7 мая 1945 года — в небе Чехословакии. Последняя фронтовая награда — орден Кутузова III степени. Как сложилась его судьба после войны, мне установить не удалось.


Уроженец Днепропетровщины Анатолий Мефодьевич Хорунжий — профессиональный журналист, еще до войны окончил Харьковский институт журналистики. На фронте с августа 1942 года — старший литсотрудник газеты «За честь Родины». В сентябре 1943 года продолжил службу спецкором редакции газеты 2–й воздушной армии «Крылья Победы». Совершил два боевых вылета в качестве воздушного стрелка на штурмовике Ил–2. За высокий профессионализм, мужество и отвагу награжден двумя орденами Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени. После войны занимался активной журналистской и литературной деятельностью. Написал несколько книг.


Думаю, весьма символично и исторически справедливо, что выполнить почетную миссию и стать крылатыми знаменосцами Победы довелось летчикам именно 2–го Оршанского Краснознаменного ордена Суворова истребительного авиакорпуса, прославившегося при освобождении многострадальной Белоруссии. За годы войны летчики авиакорпуса совершили 47.460 боевых вылетов (в берлинской авиации — 3.691), провели 1.036 воздушных боев, сбили 1.213 самолетов (в небе Берлина — 110), взяли в плен 12 немецких пилотов! Заплатив за это ценой жизни 216 своих товарищей и 395 утраченными самолетами.


Советская Белоруссия №111 (24494). Суббота, 14 июня 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...