Журналистов кормили командировки и… ноги

Ветеран белорусской журналистики Олег Фомченко рассказал о редакционных буднях "Колхозной правды"

ПЕРВАЯ запись в трудовой книжке ветерана белорусской журналистики, писателя и публициста Олега ФОМЧЕНКО сделана в сентябре 1957 года, то есть почти шесть десятилетий назад: «Принят на должность литературного сотрудника редакции газеты «Колхозная правда». Так в то время называлась наша газета. Говорит, никаких особых испытаний или студенческой практики в газете у него не было — взяли сразу. Тогда немало места на полосах отводили даже корреспонденциям внештатных авторов. Ну а собственных асов учили «в полевых условиях». О деталях редакционных будней тех лет мы попросили вспомнить уважаемого ветерана.



Разъездной корреспондент

Десять лет молодой журналист оттачивал мастерство на службе родной редакции. Аналогия с военной стезей рождается неспроста, когда узнаешь о деталях задач разъездного корреспондента — через несколько лет работы Олега перевели именно на эту должность. К слову, сейчас таких специалистов в штатном расписании нашего издания вы не найдете — их заменили корреспонденты и обозреватели. 

Темы молодые журналисты «Колхозной правды» в конце 50-х, искали, понятно, на селе. В разгар полевых работ или уборки устраивали «выездные редакции» — по 3-4 репортера вместе добывали материал в одном районе. Разумеется, интернета с его неиссякаемыми источниками информации в их распоряжении не было, зато прямо в редакции — собственная библиотека. Нередко командировка длилась целую неделю, многие старались побывать в нескольких районах и проработать сразу несколько тем, чтобы не растрачивать почем зря редакционные деньги. Экономия! Как вспоминает ветеран, переживший и ужасы войны и полуголодное детство, его коллеги в то время были не избалованы и готовы к любым условиям. В основном в журналистику шли мужчины. Приезжая в район, они, конечно, могли попросить помочь с транспортом и местное начальство. Газета была уважаемой, ее хорошо знали в регионах и не отказывали, впрочем, как и сейчас. 

Однако если корреспонденты собирались писать критическую статью, то принципиально обходились своими силами. Скажем, в редакцию пришло письмо от обиженных несправедливой оплатой работников колхоза — неправильно подсчитаны трудодни. Местное руководство не горит желанием давать ход неприглядным фактам, а потому журналиста республиканской газеты привечает и зовет за накрытый стол. В таких случаях начинающий очеркист от угощения отказывался, говорит, лучше перекусить нехитрым бутербродом из сала с хлебом, чем унижаться. Кстати, сам он родом из деревни, отец Олега всю жизнь проработал в сельском хозяйстве, так что никаких изысков и деликатесов на столе не было. И в быту «перья» «Колхозной правды» не отличались привередливостью.

— Добирались до деревень и пешком, и на подводах, а то и верхом, подложив вместо седла ватник, — вспоминает Олег Семенович. — Пять—десять километров пройти — не проблема. Популярной темой было осушение болот, поэтому часто приходилось путешествовать по Полесью, переплывать Припять на пароме.

Олег ФОМЧЕНКО берет интервью у работника  колхоза «Советская Белоруссия»
в Высоковском (ныне Каменецком) районе

 Если информация срочная, могли сразу позвонить в редакцию и продиктовать заметку. К примеру, о том, что в одном из колхозов закупили новую технику. В газете того времени такая информация могла ограничиваться пятью-шестью предложениями.

Однако и более глубокие и объемные жанры были в чести. Особенно нравилось Олегу Семеновичу рисовать своих героев в очерках, описывая не только человека, но и природу. Собирая информацию, журналист не просто брал коротенькое интервью у героя прямо в поле, а старался обойти чуть ли не всю деревню, поговорить с родными и близкими заинтересовавшего его сельчанина. Однажды с молодой девчонкой-трактористкой на Могилевщине полдня провел в кабине за работой. 

— Я всегда уважал и уважаю сельских людей — настоящих тружеников, честных, порядочных, — делится эмоциями Олег Семенович. — Многие семьи жили тогда очень бедно, но все равно были патриотами и не ныли. У той же юной трактористки была цель — добиваться всего своими руками, своим трудом и приносить пользу обществу.

Робинзон в погоне за снимком

Впрочем, и журналисты того времени руководствовались теми же принципами. Запомнилась ветерану еще одна командировка, во время которой журналистское рвение и юношеская бесшабашность едва не закончились плачевно для его коллеги. Однако тогда никто и не подумал делать из случившегося трагедию. Но к делу. Приехав в Мядельский район, разъездной корреспондент случайно столкнулся с коллегой — фотокором Алексеем Лукашовым. Фотокорреспонденты в то время выезжали на задания и самостоятельно, причем каждая поездка «загружалась» максимально — парочкой снимков не отделаешься. И вот Алексей услышал, что сено косят не только на лугах, но и на островах посреди озера. Конечно, не устоял перед соблазном сделать живописные кадры — бывший фронтовик особенно любил мирные виды природы. Местный рыбак с готовностью «подбросил» фотографа на лодке на один из кусочков суши посреди воды. Однако косьбой там и не пахло. Зато сгустились тучи и началась гроза. Около суток пришлось Алексею куковать на злосчастном острове в одиночестве, пока его наконец не выручили из беды. 

Командировка — это только полдела, основной творческий процесс происходил уже в стенах редакции. Журналисты не спешили к клавиатуре и компьютеру, как нынче, могли и неделю обдумывать замысел, «диктовать» текст про себя. А потом записывать ручкой на бумаге. Рукописные тексты тогда набирали в специальном машинописном бюро. 

— Корреспонденты дежурили по газете, по очереди выступая в роли «свежего глаза» — вычитывали ее от корки до корки после корректоров и редакторов, чтобы случайно не вышла ошибка, — посвящает в нюансы газетного дела Олег Семенович. — Сдача номера могла затягиваться до часа-двух ночи, особенно если шел серьезный материал и гранки возили в ЦК. Мы в таких случаях могли прикорнуть на небольших диванчиках, которые стояли прямо в кабинетах. До сих пор вспоминаю, как возвращались домой по ночному Минску под утро, чтобы через несколько часов встать и снова на работу. Мне особенно хорошо писалось примерно с пяти утра... 

Олег Семенович поработал во многих редакциях, но признается в искренней любви именно к «Сельской газете», ведь она своя, родная. 

— Настоящий журналист прежде всего думает о деле, а не о карьере или гонораре, — подводит черту мастер.

Постараемся в будущем и мы не изменять такому девизу.

yasko@sb.by

Фото Павла ЧУЙКО и из архива Олега ФОМЧЕНКО
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?