Жизненный урок

Какой должна быть современная школа? Об этом велась дискуссия на совещании у Президента

Какой должна быть современная школа? Об этом велась дискуссия на совещании у Президента


Десять лет назад было принято решение перейти на 12–летнюю систему образования. Дети, которые пошли в школу в 1998–м, в июне должны получить аттестат об общем базовом образовании. А затем им предстоит закончить еще два класса, чтобы получить общее среднее. Можно сказать, нынешний год является своеобразным Рубиконом. Революционных изменений в образовательный процесс десятилетка не принесла. Принципиальная ломка прежней, советской модели по замыслу начинается с 1 сентября 2008–го. Предполагалось, что в течение двух лет школьники будут получать профильное образование...


И хотя реформа еще не прошла полный круг, у нее появилось немало критиков. Как со стороны экспертов и учителей, так и со стороны родителей. Главная цель вчерашнего совещания заключалась в том, чтобы принять окончательное, взвешенное решение. Нужна школьникам двенадцатилетка или лучше вернуться к старой системе?


Прения получились жаркими.


В защиту двенадцатилетней школы высказались министр образования Александр Радьков и ректор БГУ Василий Стражев. Они апеллировали к тому, что двенадцатилетнее школьное образование принято в большинстве государств. И призывали идти в ногу с мировым опытом. Увеличение срока обучения, по словам Василия Стражева, диктуется возросшим объемом информации, который должен усвоить нынешний ученик. «Выпускник советских лет не знал, что такое компьютер, информатика. Не было и такой серьезной подготовки по иностранным языкам, как сейчас», — привел примеры ректор БГУ.


Александр Радьков обратил внимание на то, что дополнительный год позволяет сделать школьный режим более щадящим. По словам министра, еженедельная нагрузка в базовой школе снижена на 5 часов, в средней — на 2. Кроме того, заметил министр, отказ от реформы приведет, по сути, к новой реформе. Потребуется переписывать учебники, программы и т.д.


Оппонентами двенадцатилетней системы выступили первый заместитель главы Администрации Президента Анатолий Рубинов и председатель президиума НАН Михаил Мясникович. Прозвучали следующие контраргументы. Качество образовательного процесса зависит не от количества лет, проведенных за партой, а от насыщенности уроков. Профильное образование вполне возможно заменить такой известной формой, как факультативы. Лишний год в школе ложится бременем на бюджет государства и родительский кошелек. Кроме того, стране сейчас нужны не столько обладатели дипломов о высшем образовании, сколько квалифицированные рабочие кадры: строители, слесари, токари, швеи и т.д. Нужно ли в таком случае растягивать школьное образование?


Академик Анатолий Рубинов подчеркнул и такой нюанс. Унификация школьного образования с европейской практикой имеет смысл в случае перехода на двухступенчатую систему (бакалавриат, магистратура) вузовского образования. Однако опыт восточноевропейских стран, присоединившихся к т.н. Болонскому процессу, показывает, что такой путь чреват оттоком кадров на заработки в богатые государства. Подобная «утечка» идет вразрез с интересами национальной экономики.


Критики двенадцатилетней системы привели и итоги социологических опросов родителей и педагогов. Они показывают, что большинство населения и специалистов против дополнительного года. А возврат к одиннадцатилетнему сроку не будет воспринят болезненно.


Подводя черту под дискуссией, Президент отметил, что аргументы противников двенадцатилетней школы оказались убедительнее. И хотя на вчерашнем совещании не было принято окончательного решения, Александр Лукашенко подчеркнул, что склоняется к одиннадцатилетней системе. «Но не надо думать, что речь идет о возврате в прошлое, — конкретизировал свою позицию Президент. — Напротив, мы продолжаем движение вперед с учетом «набитых шишек»... Нам необходимо опираться на собственный, а не чужой опыт».


Вердикт о том, какой все–таки должна быть школа, будет вынесен до конца мая. Президент поручил Анатолию Рубинову просчитать все последствия перехода к одиннадцатилетней системе, учесть озвученные во время совещания нюансы.


Надо сказать, во время вчерашней беседы речь шла не только о сроках обучения, но и о других волнующих школьников, родителей и учителей вопросах. Немало критики прозвучало в адрес составителей нынешних учебников. Яркий пример привел председатель Брестского облиспокома Константин Сумар: в учебнике русского языка для 6–го класса детям вместо слова «окончание» предлагается вузовский термин «морфема». Об излишне академическом, сухом языке учебных пособий говорили и присутствующие на совещании учителя.


Много вопросов и к содержанию учебных программ. Нередко занятия в последних классах школы и на первых университетских курсах дублируют друг друга. Есть ли в этом смысл?


Нарекания были высказаны и по поводу системы централизованного тестирования. Многие вполне способные ребята, пройдя сквозь сито тестов, оказываются едва ли не троечниками. В чем причина: недостаточная подготовка абитуриентов или неоправданная усложненность заданий?


В стране продолжает процветать репетиторство, которое обходится родителям весьма недешево. Неужели в школах дают недостаточно знаний для поступления? Если да, то почему так?


Словом, проблем в сфере образования немало. Предстоит их вдумчиво решать.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...