Жил-был художник. Один

Почти девятнадцать своих лучших лет творил Николай Неврев в круглянской деревне Лысковщина — до самого рокового выстрела

Почти девятнадцать своих лучших лет творил Николай Неврев в круглянской деревне Лысковщина — до самого рокового выстрела


ПОЛОТНА известного русского портретиста, мастера бытовой и исторической живописи Николая НЕВРЕВА (1830—1904 гг.) украшают лучшие музеи Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Саратова и Риги. В Национальном художественном музее Беларуси хранится восемь его картин. Чтобы обзавестись собственным портретом, вельможи записывались к нему в очередь. Он мог бы стать директором Третьяковской галереи, но отказался и из шумной Москвы переехал в небольшое имение Лысковщина Круглянского района, где прожил почти девятнадцать лет. Возможно, память о художнике сохранилась бы лишь на страницах редких книг о его жизни, если бы местная ПМК № 266 не взялась за возрождение имения мастера. Сейчас в Лысковщине работает его дом-музей, где сельчане окрестных деревень и туристы заново знакомятся с таинственной судьбой культового художника.



Автопортрет художника
«ВЫСОКИЙ, худой, стройный, всегда аккуратно и чисто одетый, неизменно серьезный… Говорит он глубоким басом…» Так описывал Николая Неврева его друг, меценат и богатейший человек России Савва Мамонтов. Таким запомнили художника и лысковщане. Но как занесла судьба именитого творца в маленькую белорусскую деревушку? История здесь очень интересная. Будучи уже широко известным, Николай Васильевич однажды познакомился с известным генералом, героем сербской войны Михаилом Черняевым, у которого было поместье в деревне Тубушки Круглянского района. И в 1885 году генерал предложил художнику погостить у него. Тот не отказался и приехал к другу. Поселили Николая Васильевича в былом доме супруги помещика Владимира Лопандина, в соседней Лысковщине. Неврев так впечатлился живописной природой и доброжелательностью местного люда, что взял да и обосновался здесь.

С начальником юридического отдела Круглянской ПМК № 266 Николаем Курносовым идем по территории дома-музея. Могилу художника украшает гранитный постамент, а в тени вековых лип, которые еще помнят Николая Неврева, утопает сам дом мастера.

— После его смерти в 1919 году здесь стала работать начальная школа, которая просуществовала до конца 80-х годов, — ведет меня Николай Владимирович по лабиринтам истории. — Затем дом перешел на баланс КСУП «Некрасово-Агро». До того как мы взялись возрождать музей, сохранилась лишь вывеска-напоминание о том, что здесь жил художник, а рядом могила, которую отделяла полутораметровая ограда. Местные жители в семидесятые годы своими силами поставили бронзовый барельеф и гранитный памятник. Но со временем он треснул и требовал ремонта.

А когда в Лысковщине началось строительство экотуркомплекса «Николаевские пруды», директор ПМК № 266 Николай Патрончик задумал взять под крыло и музей.

Сначала обновили памятник, затем взялись за дом, к нему сделали небольшую пристройку, привели в порядок внутреннюю часть. Позже решили разместить в доме-музее картинную галерею.

— На сайте Третьяковской галереи выбрали картины художника, исходя из трех направлений его творчества. Портретного, бытового и исторического. Художественные произведения оцифровали и напечатали. Плоттеры — копии, нанесенные на специальную пленку, которой не нужны особые условия, поставили в той части дома, где была мастерская художника, — добавляет Николай Курносов, ведя меня уже по галерее.


Николай КУРНОСОВ показывает картины Неврева

На стенах картины 1866, 1869, 1904 годов. Но ведь он жил в Лысковщине уже с 1885-го, значит, известная картина 1904 года «Опричники», главный герой которой — Иван Грозный, создавалась именно в этом имении. Да, действительно, прежде чем ее написать, Неврев специально ездил в Москву, где изучал информацию о русском царе, перекопал много источников. Рассказывали, что писал образы царей и опричников именно с сельских жителей, за позирование они получали по 40 копеек за сеанс.

Есть тому и письменное подтверждение. В альбоме о жизни художника, который подарили дому-музею ученики Грибинской средней школы, имеется запись, датированная 1962 годом. Старожилы Лысковщины вспоминали: «Родни у него не было. Он редко куда ходил, писал свои картины в одиночестве. Но если вдруг видел человека, который ему нравился, тут же приглашал навестить его, делал с него зарисовки».

А в книге записей музея туристка из Москвы пишет: «Моя мама родом из этой деревни (ее фамилия Дембицкая). Я сама все детство проводила здесь. Мою прабабушку рисовал Неврев...»


Библиотекарь Грибинской сельской библиотеки Наталья ЕРКОВИЧ с романом о художнике

ВЕРА Гначук, уроженка Лысковщины, вспоминает:

— Мой отец в детстве постоянно рассказывал о художнике, потому что в свою очередь его отец, мой дед, жил во времена Неврева и много знал разных историй. Говорил, что в доме, где была наша школа, в прежние времена жил добрый человек, который помогал беднякам.

Подтверждает слова Веры Исаковны и запись 1962 года, которую сделала ученица Грибинской средней школы Алина Кунец со слов одного из старейших жителей Лысковщины Павла Дембицкого: «Пошли однажды ребята за ягодами. И там их поймал лесничий, записал фамилии и отдал тот список помещику. Каждому из мальчишек присудили заплатить по два рубля штрафа. Но денег у родителей, известное дело, не было. Сельчане обратились за помощью к Николаю Васильевичу. Так он не только не отказал в помощи, но и позволил ребятне бегать в лес, как и прежде. В графике художника был даже определен конкретный день, когда тот давал деньги беднякам — суббота. Обычно давал крестьянам по 26 копеек». А в архивах Третьяковской галереи хранится запись, что последние большие деньги, которые Неврев выручил за продажу картин в 1894 году, потрачены исключительно на благотворительность — 7300 рублей.

Николай Курносов добавляет, что Неврев был еще тем педантом. Когда заболела кухарка художника, обед подавала ее дочь. Вилка на тарелке лежала зубами к художнику, на что Николай Васильевич сделал замечание, мол, та его хочет заколоть. Он ел всегда в обозначенное время и простую еду. Просыпался всегда в одно и то же время. Любил, чтобы в доме всегда было тепло. В воспоминаниях сельчан читаю: «Из прислуги у Неврева были кухарка и почтальон, который привозил почту из Толочина. Себе в деревню он выписывал очень много газет, и в разговоре с сельчанами всегда говорил: «Вы не знаете, что делается в мире, то знайте». И начинал крестьян просвещать».

Сейчас в Лысковщине уже не осталось коренных жителей, которые что-то помнят о русском художнике. Место это привлекает лишь туристов и людей, которые хотят обзавестись дачей недалеко от перспективного экотуркомплекса «Николаевские пруды». А вот в соседней деревне Грибино нахожу людей, что ходили в начальную школу, которая располагалась в доме Неврева.


Евдокия ОРЛОВСКАЯ ходила в начальную школу, которая располагалась в доме Николая Неврева

Евдокия Орловская хоть и живет в Грибино, первые четыре класса училась в Лысковщине. Сельчанка вспоминает, что рядом со школой была роща: «А мы на перемене мчались туда играть. Замечали, что в центре рощицы чья-то могила, но ни ограды, ничего, просто земляная насыпь. Мы и понятия не имели, что там покоится знаменитый художник, так еще и взрослые нам говорили, что там лежит медведь, которого когда-то забили...»

А на самой окраине Грибино, в конце улицы, которой в 2008 году присвоили имя художника, живет Николай Зайцев. Сельчанин вспоминает, что, когда ходил в Лысковщину в школу в 1948—1950 годах, учителя постоянно привлекали ребят для ухода за могилой художника. Впрочем, ученики особо не интересовались, кто в ней похоронен.

Изначально похоронили художника на перекрестке дорог между деревнями Скураты и Александрово. Там поставили небольшую капличку и дубовый крест. Церковь не желала, чтобы останки художника покоились на местном кладбище. Почему? Во-первых, в своих картинах он не церемонился с образами священнослужителей, изображал их не самым благочинным образом, а во-вторых, жизнь его оборвалась не от болезни. Николай Неврев застрелился…

Николай Курносов полагает: самые невероятные легенды и слухи стали распространяться именно по той причине, что мастер не был похоронен по церковным обычаям. Крестьяне будто бы видели, как «маляр» сидел в каплице, ходил под окнами крестьян и стучал тростью в окна — мол, душа его не знала покоя. Все стали обходить это место стороной, а через шесть лет Неврева перезахоронили в парке дома, в котором он творил.


Дом-музей Николая Неврева в Лысковщине

НО ПОЧЕМУ же успешный художник свел счеты с жизнью? По версии дочери кухарки Неврева Марии Цыкуновой, помещик Владимир Лопандин, в доме которого жил мастер, уступил особняк Невреву в полное его распоряжение до самой смерти. Но в 1904 году сын помещика прислал письмо из Ярославля, в котором сообщил, что хотел бы со всей семьей переехать в деревню на дачу. С ним вместе должны были прибыть его друзья и прислуга. Лопандин решил отдать гостям на это время дом, в котором жил Неврев, а ему самому предложил перебраться в деревню Грибино, где готовили комнату. Невреву это показалось обидным. В ночь перед смертью он не ложился спать — педантично приводил в порядок свои дела, составил завещание, в котором все имущество отписал церкви.

В книге «Вяртанне iмёнаў. Нарысы пра мастакоў» Борис Крепак писал, что выстрел из охотничьего ружья прогремел на рассвете. Никто из жителей его не услышал: было очень рано, все еще спали. Однако через некоторое время соседи нашли под яблоней… тело самоубийцы и ружье, которое лежало рядом. С этим дробовиком, как все знали, он обычно ходил охотиться на медведя или кабана.

Бытует, однако, и другая версия. Картины Неврева плохо продавались, жил он в последние годы бедно. А тут еще и судебная тяжба, которую затеяли родственники Лопандина. Именно 3 мая 1904 года, в день рождения художника, к нему должны были прийти судебные приставы. Он усмотрел в этом зловещий перст судьбы…


Улица в деревне Грибино носит имя портретиста

Российская пресса поспешила сообщить, что «на почве нервного срыва» в маленькой белорусской деревеньке Лысковщина покончил жизнь самоубийством известный русский художник-подвижник, мастер жанровых и исторических полотен, талантливый портретист Николай Васильевич Неврев. В некрологах других газет московские журналисты ссылались на припадок отчаяния…

Умер Николай Неврев в одиночестве. Однако сейчас к дому-музею приезжают туристы из разных стран. Пока стоит здесь дом-музей, который украшают картины художника, о нем помнят. Если помнят, значит, ценят. Если ценят, значит, он прожил достойную жизнь.  

В документах значится, что в конце XIX века в Лысковщине было 8 дворов и 53 жителя. В 1909 году в деревне 9 дворов, в которых жили 72 человека. Населенный пункт в то время относился к Круглянской волости Могилевского повета. Позже входил в состав Толочинского, Белыничского районов. На месте дома Николая Неврева в 1919 году открылась школа, в которой в 1926-м училось около восьмидесяти ребят.

СПРАВКА «СГ»

Николай Неврев родился 3 мая 1830 года в московской купеческой семье. Поначалу зарабатывал на жизнь как канцелярист. Лишь в 21 год поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где занимался в течение пяти лет в мастерской исторического и жанрового живописца М. И. Скотти. Неожиданно покинул училище, став свободным художником. Первое время рисовал портреты. Широкая известность к художнику пришла в середине 1860-х годов, когда он пишет жанровые картины из русского быта «Протодьякон, провозглашающий многолетие на купеческих именинах», «Воспитанница» и знаменитый «Торг. Из недавнего прошлого». Эта картина получила первую премию Общества любителей художеств. Последние годы жизни провел в имении в деревне Лысковщина Круглянского района, где 3 мая 1904 года и умер.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости