Минск
+22 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

Жил–был фотограф один...

Отзовитесь, кто помнит!
Услышав историю провинциального фотографа Владимира Полынского, я прежде всего подумал о том, как непросто жилось людям этой профессии в двадцатые — тридцатые годы. Раскрыл изданный в 1936 году в Ленинграде «Справочник по фотографии» В.А.Яштолд–Говорко и прочитал постановление СНК РСФСР 1929 г. «Право съемки», в котором четко сказано: «Надзор за производством всякого рода съемок возлагается на местные органы Наркомвнудела и ОГПУ».

В те времена любой человек с фотоаппаратом в руках вызывал интерес. «Пионерская правда» напечатала рассказец о том, как бдительные пионеры выследили в парке над рекой подозрительного гражданина, который делал вид, что снимает пейзажи, а на самом деле норовил захватить в объектив железнодорожный мост...

Именной чернильный штамп на обороте карточек «Фотолюбитель В.С.Полынский» был не тщеславной прихотью местечкового «аматара», а нормой. Фотографы и их творения подлежали учету. Читаем в постановлении Совнаркома: «Заявления с ходатайствами о выдаче разрешений на право производства съемок должны быть поданы в 2 экземплярах, оплачены гербовым сбором по 2–му разряду в размере 2 руб. и содержать в себе точные указания о цели, назначении, месте...»

Впрочем, с 1935 года Владимир Степанович официально считался не любителем, а профессионалом. В его сохранившейся трудовой книжке есть запись, которую районный отдел народного образования в городе Дрисса (нынешний Верхнедвинск) сделал 5 ноября: «Принят на должность инструктора по фото».

Было ему в ту пору 19 лет, родился и жил неподалеку в старинном местечке Волынцы, поначалу преподавал в средней школе столярное дело. И дружил с местной девушкой Валентиной, которая затем стала его женой. Чувства свои Владимир выражал в том, что портрет любимой, а также свой оформил в контурах–рамках, стилизованных под березовые листья: «На память Валечке от Володи». Такое вот мило–сентиментальное творчество провинциального фотографа.

И оказался пророческим этот образ листочков березы. Один из них сорвался с ветки и улетел безвозвратно...

В июле 1940 года Владимир Полынский, 1916 г.р., был призван в Красную Армию. Начинал службу в Березе–Картузской в Западной Белоруссии. С лета 1941 года его родные, жившие под оккупацией, не получали никаких известий, и только после войны пришла казенная бумага: сержант Полынский В.С. пропал без вести в 1944 году. Также ничего не известно о его брате Викторе — сгинул, по слухам, в немецком плену.

Рассказала нам эту историю Эмма Владимировна Рыбакова (Полынская) — дочь Владимира Степановича. Ей 68 лет, живет в Волынцах Верхнедвинского района. На родине нашего героя кое–что сохранилось из его фотоизобразительного наследия: снимки костела в Волынцах 1935 года, жанровые сценки с друзьями юности, групповой снимок школьного выпуска... Конечно, многое сгинуло в годы оккупации. И тем не менее свойством фотографий людей является то, что они дарятся друзьям и знакомым, разлетаются по свету в почтовых конвертах, оседают в семейных архивах.

Может быть, как раз благодаря именному штампу «Фотолюбитель В.С.Полынский», который вы здесь видите, работы Владимира Степановича обнаружатся где–либо еще? Просим отозваться.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи