Желтый песок на Бронной Горе

ОТЧИЙ ДОМ… Самой нежной музыкой звучат для каждого из нас эти слова. В них светлые воспоминания детства, тепло родительской любви.

Сегодня не найдешь на карте Березовского района крохотной деревеньки Деды, а ведь там жили самые счастливые на земле люди...

ОТЧИЙ ДОМ… Самой нежной музыкой звучат для каждого из нас эти слова. В них светлые воспоминания детства, тепло родительской любви.

...Комок в горле не дает ей говорить, слезы катятся из глаз. Ее отчий дом исчез с лица земли в самом начале войны, когда ей было всего лишь пять лет. Сегодня не найдешь на карте Березовского района крохотной деревеньки с названием Деды. Когда-то в ней было всего семь хат, спрятанных под высокими деревьями, в которых жили самые красивые, самые сильные и счастливые люди на земле. Так Валя считала тогда, так она считает и сегодня.

Улица детства — дом Ковалевичей, Даниловых, Михалковых, костел… Дядя Коля, тетя Надя, Таня, Глеб… Войну Валентина Антоновна Голотина запомнила с первого дня. Был он очень теплый и солнечный. И вдруг — гул! Низко летели немецкие самолеты, вызывая недоумение и ужас у людей: что это? Вскоре через деревеньку стали идти люди — кто с оружием, кто без, в солдатской одежде и в гражданской. Усталые. Изможденные. Жители приняли решение готовить еду в больших чугунах и выставлять на дорогу — солдатам некогда было заходить в дома, ели на ходу… Как-то осенью 1941 года Валин папа нашел в капустных грядках обессилевшего голодного солдата и притянул его в дом. Мама перевязала раны, накормила. Его приютили в доме, хотя все знали, чем это грозит. Но отец велел отвечать любому, кто спросит: брат. Так в семье появился сибиряк Анатолий Шилин. Он был ранен и попал к немцам в плен. Вместе с другими красноармейцами его везли в концлагерь, но по пути Анатолию удалось спрыгнуть с поезда и убежать.

В семье Ковалевичей он помогал по хозяйству, а ложась спать, под подушку клал ботинки. Как-то мама не выдержала и спросила у Толи, зачем он это делает. Оказалось, у него под стелькой был спрятан комсомольский билет.

Как только появилась возможность, сводный брат Володя, который по заданию партизанского отряда имени Димитрова служил переводчиком у немцев, переправил Толю к лесным мстителям. Через некоторое время тот попал на фронт. Однажды пришло от него из госпиталя письмо, в котором он немного рассказывал о себе. В Брестском госпитале Шилин и скончался от ран. Его могилу родной брат Валентины Голотиной Евгений вместе с сыном нашли на Брестском гарнизонном кладбище.

Валентина Антоновна хорошо помнит те дни, когда расстреливали на Бронной Горе людей. Звуки автоматных очередей разносились по всей округе. Фашисты превратили эту деревеньку в фабрику смерти. Привозили в основном женщин и детей. Еще долго после того, как закончилась война, Валентина Антоновна видела желтый песок вперемешку с человеческими костями на окраине Бронной Горы — так фашисты заметали за собой следы, разровняв то место, куда сбрасывали кости.

...Мы с Валентиной Голотиной медленно идем по деревенской улице. «Вон там — расстреливали… А там — содержали военнопленных», — показывает мне Валентина Антоновна. И снова, чувствую, у нее комок подкатывает к горлу, она видит землю, политую кровью, слышит крики и стоны...

Ирина МИНЕЕВА

Березовский район

НА СНИМКЕ: Валентина ГОЛОТИНА в молодости.

Фото из архиваВалентины ГОЛОТИНОЙ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости